Американо-японский безопасностный альянс: на что стоит обратить внимание в Украине

Несмотря на то, что Япония обладает определенным уровнем экономической, технологической и военной мощи, она не входит в ряды великих держав. В международной ситуации, которая обычно определяется взаимодействием именно таких актеров, сотрудничество с другими странами является чрезвычайно важным для безопасности Японии, поддержки региональной стабильности и защиты международного порядка, основанного на правилах.  Одной из основ японской дипломатии и безопасности является ее альянс с Соединенными Штатами.

«ЯПОНИЯ ОСОЗНАЕТ, ЧТО СРЕДА БЕЗОПАСНОСТИ СТРЕМИТЕЛЬНО МЕНЯЕТСЯ»

При этом национальные интересы Японии и США не тождественны.  Более того, между этими двумя государствами существуют определенные пробелы или разногласия в восприятии ситуа-ции, процессе принятия решений и управлении вооруженными силами, которые Япония всегда пытается заполнить. По моему мнению, с подобной ситуацией в большей или меньшей степени сталкиваются многие европейские страны.

Основой для принятия решений служит оценка ситуации. Япония осознает, что среда безопасно-сти стремительно меняется.  Государства вокруг нее обладают мощными и хорошо оснащенными вооруженными силами, а в самом регионе наблюдаются такие тенденции, как продолжение военного строительства и интенсификация военной деятельности.

Япония и США стремятся достичь общего восприятия среды безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе.  В 2016 году сейчас уже бывший премьер-министр Синдзо Абэ ввел концепцию «Свободного и Открытого Индо-Тихоокеанского региона» (англ. FOIP) и сумел донести ее важность администрации тогдашнего президента США Дональда Трампа.

В «Белой книге обороны Японии» 2020 года сказано, что среда безопасности вокруг государства в Индо-Тихоокеанском регионе и в нем самом характеризуется политическим, экономическим, этническим и религиозным многообразием.  Кроме того, каждая страна этого пространства имеет разные взгляды на безопасность и восприятие угроз. В результате рамки регионального сотрудничества в сфере безопасности недостаточно институционализированы, а давние вопросы территориальных прав и восстановления целостности государств региона продолжают оставаться актуальными.

За последние годы наблюдается тенденция к длительному существованию т. н. серых зон, без-опасностные  условия в которых не являются ни мирными, ни чрезвычайными и связаны с вопро-сами территорий, суверенитета и экономических интересов.  В будущем такие зоны могут расшириться, что таит в себе риск быстрого перерастания в более опасные и непредсказуемые ситуации.

Казалось, что администрация Трампа пыталась навести порядок в новом витке «холодной войны» между США и Китаем.  Из безопасностных соображений Соединенные Штаты закрыли для крупных китайских информационно-телекоммуникационных компаний (таких, как Huawei) доступ к своему рынку и начали вместе с КНР гонку за первенство в военном присутствии в Южно-Китайском море и водах вокруг Тайваня. Госсекретарь Майк Помпео и другие высокопоставленные лица четко заявили, что США и Китай являются идеологическими противниками.

В ответ на позицию США Китай выступил против концепции FOIP, предложенной Японией и одобренной США;  цель концепции заключается в сдерживании Китая и намерении избежать новой холодной войны между США и Китаем. Такая формулировка объясняется тем, что полномасштабное противостояние между США и Китаем помешало бы развитию последнего, а это основополагающее условие сохранения авторитета КПК (Коммунистической партии Китая).

«ПРИЧИНОЙ БЕСПОКОЙСТВА ЯПОНИИ ЯВЛЯЕТСЯ ПОПЫТКА КИТАЯ ИЗМЕНИТЬ СТАТУС-КВО СИЛОЙ ИЛИ ПРИНУЖДЕНИЕМ

Неизменная цель КНР — это продолжение устойчивого правления КПК. Соответственно, Коммунистическая партия должна сохранить и повысить свой авторитет и заручиться народной поддержкой. Она должна наглядно показать людям, что Китай достиг высокого уровня развития, могущества и «великого возрождения китайской нации». Достижению этой цели подчинена вся стратегия Китая; она заполняет разрыв между целью и текущей ситуацией, накладывает на государство определенные ограничения. Однако даже если цель остается неизменной, стратегия может меняться в зависимости от ситуации.

Причиной беспокойства Японии является попытка Китая изменить статус-кво силой или принуж-дением.  Китай выдвигает территориальные претензии на острова Сенкаку, которые являются японской территорией, и продолжает оказывать давление, посылая патрульные судна береговой охраны в воды вокруг островов для преследования японских рыболовных суден. Таким образом Китай пытается изменить статус-кво, лишив Японию эффективного контроля над островами Сенкаку и создав ситуацию, когда они будут находиться под юрисдикцией КНР.

Китай также настойчиво пытается изменить нынешнюю расстановку сил в Южно-Китайском море.  Он прибегает к военной силе для захвата рифов и скал на Парасельских острова и островах Спратли, на которые претендуют государства Юго-Восточной Азии.  Там КНР планирует создать искусственные острова и такие объекты, как взлетно-посадочные полосы, радиолокационные станции, противовоздушные ракетные системы и склады боеприпасов, превратив все Южнокитайское море в китайскую военную базу.

В этом контексте одной из точек соприкосновения интересов США и КНР стал Тайвань.  Вопрос воссоединения материкового Китая и Тайваня затрагивает легитимность власти КПК, а потому КНР последовательно настаивает на том, что он является частью Китая.  Официальный Пекин также не исключает силового сценария присоединения Тайваня.  Если это планируется осуществить в виде десантной операции, придется прибегнуть к морской блокаде острова.  В таком случае территория Японии окажется под ударом.

Фактически Китай захватил рифы и скалы в Южно-Китайском море, считая, что это может пода-вить сопротивление другой страны в территориальном споре и что США не будут вмешиваться. Например, военная мощь Филиппин не большая, а потому существенное сопротивление маловероятно. Кроме того, электросеть страны контролируется Китаем, что дает ему возможность угрожать прекращением электроснабжения, если официальная Манила будет принимать решения вразрез позиции КНР. Кроме того, 28 февраля 2021 Китай военными самолетами доставил на Филиппины 600000 доз вакцины против COVID-19.  В условиях, когда другие развивающиеся страны пытаются обеспечить собственные потребности в вакцине, КНР — единственная страна-поставщик, на которую официальная Манила может рассчитывать.  Учитывая такой характер отношений между государствами, Филиппинам было бы трудно занять решительную позицию против Китая, даже если бы последний использовал военную силу для захвата их территории.

С другой стороны, КНР не может легко захватить острова Сенкаку или Тайвань, поскольку Япония и Тайвань имеют экономику, которая не подчинена китайской, и обладают определенной воен-ной мощью;  кроме того, существует опасение, что США вмешаются, если Китай пойдет на сило-вые меры.  Сценарий захвата Китаем островов Сенкаку построен на ситуации, при которой вмешательство США не происходит.  Следовательно, ответ на вопрос, будет ли применять Китай силу на островах Сенкаку или против Тайваня, зависит от реакции США.

«ЯПОНИИ НЕОБХОДИМО УБЕДИТЬ США СОХРАНИТЬ ИХ ПРИСУТСТВИЕ В ВОСТОЧНО— И ЮЖНО-КИТАЙСКОМ МОРЯХ»

Китай создаст ситуацию, при которой острова Сенкоку окажутся под его контролем, а затем будет пытаться заставить США признать, что действия береговой охраны КНР на островах не являются вооруженным нападением на Японию. Если Китаю это удастся, официальный Вашингтон не будет вмешиваться в военные действия на основе статьи 5 Договора о безопасности между Японией и США. Это значит, что при таких условиях КНР может легко захватить острова Сенкоку. К тому же, Китай будет использовать операции влияния, такие как манипулирование общественным мнением в американском обществе, чтобы убедить граждан США в невыгодности вмешательства в вопрос островов Сенкоку и склонить их к протесту против участия страны в обороне островов.

Японии необходимо убедить США сохранить их присутствие в Восточно— и Южно-Китайском морях и, в более широком понимании, в Индо-Тихоокеанском регионе. Однако сам факт такой просьбы со стороны официального Токио не значит, что США приобщатся к обороне Японии. США также нуждаются в преимуществах от сохранения японско-американского альянса.

Конечно, американские военные базы в Японии чрезвычайно важны с географической точки зре-ния для вооруженных сил США, которые размещены на территории от Азии до Ближнего Востока. Япония является стабильной в политическом плане, может поставлять высококачественное топливо, пресную воду и продукты питания американским ВМС и ВВС, а также владеет технологией выполнения сложных ремонтов судов и самолетов. Япония предоставляет благоприятные условия для размещения американских войск.

Однако этого недостаточно. Со стороны США постоянно слышатся упреки в адрес Японии по поводу того, что последняя бесплатно пользуется усилиями Белого дома относительно защиты мира и безопасности в Японии и регионе Восточной Азии.

Однако и сама Япония также не будет полагаться исключительно на США в вопросах обороны и поддержки FOIP. Хотя официальный Токио имеет ограниченные возможности проводить военные операции в мирное время и в пределах серой зоны, а Силам самообороны Японии запрещено использовать военные возможности для нападения на другие страны, в случае чрезвычайной ситуации они могут выступить как военная сила. Проблема заключается лишь в том, что идет речь о действиях в мирное время и в условиях серой зоны. Перечень операций, в которых официальный Токио может сотрудничать с американскими военными, ограничен, поскольку Японии запрещено проводить военные операции в мирное время или в серой зоне. Даже в военное время вертикали военного управления Японии и США не синхронизированы. Например, индо-тихоокеанское командование Вооруженных сил США не имеет аналога в Силах самообороны Японии, а начальник их Объединенного штаба является не командующим, а начальником штаба при министре обороны.

Однако учитывая современные гибридные условия ведения войны с кибератаками, дезинформационными кампаниями и операциями влияния, которые делают невозможным определение точки отсчета состояния войны, Япония начала прилагать усилия для преодоления вызовов, которые стоят перед ней.

«ЯПОНИЯ И ЕВРОПЕЙСКИЕ СТРАНЫ ДОЛЖНЫ СТРЕМИТЬСЯ К ПОСТРОЕНИЮ ГЛОБАЛЬНОЙ СЕТИ БЕЗОПАСНОСТИ»

Приход к власти в США администрации Джо Байдена также внес свои коррективы. От команды нового президента ожидают акцента на альянсах. Впрочем, перспективы политики Белого дома относительно Китая и участия в процессах Индо-Тихоокеанского региона до сих пор не понятны. Руководство КНР ожидает, что администрации Байдена понадобится около года, чтобы принять решение относительно своей политики на китайском направлении, и считает, что активные дей-ствия в этот период дадут Китаю преимущество, пока США будут пытаться противодействовать КНР. В Министерстве обороны США была создана «Рабочая группа по вопросам Китая», но для получения результатов ее работы понадобится четыре месяца. Между тем среда безопасности в Индо-Тихоокеанском регионе продолжает изменяться. Япония прилагает усилия для формирования общего из США восприятия ситуации безопасности, однако влияния самой лишь Японии недостаточно. Это побуждает ее усилить сотрудничество с другими союзниками США в Индо-Тихоокеанском регионе и превратить отношения между официальным Вашингтоном и его союзниками, которые в прошлом метафорически описывали как веер с центром и лучами, в сеть безопасности.

Кроме того, следует учесть текущие проблемы,  выходящие за рамки регионального контекста. Например, Китай пытается внедрить собственные стандарты, нормы и правила в международные системы и механизмы и закрепить свое господствующее экономическое и военное положение в международном содружестве. Сегодня перед нами стоит вопрос о том, как защитить международный порядок, который ценит свободу, права человека, демократию и верховенство права. Это значит, что сетей безопасности недостаточно лишь в пределах определенного региона. Потому Япония и европейские страны должны стремиться к построению глобальной сети безопасности.


ГОЛОС ІЗ «ФЕЙСБУКУ»