Лавандовый день «Дня»

История взаимоотношений с этим цветком очень особая для Украины, а сейчас пришло время для нового ее «дыхание»

В Древнем Риме лаванду могли себе позволить только состоятельные граждане — небольшое количество цветочков стоило как месячная зарплата работника фермы! В Средневековье ее часто выращивали в княжеских имениях и садах при монастырях, в частности и из-за лекарственных свойствх. А уже с XVII века во Франции лаванду начали промышленно выращивать для создания духов. Да и сейчас считается, например, особым французским шиком добавить несколько цветочков лаванды в бокал шампанского.

На украинских полях лаванда — тоже своя гостья. В Крыму даже есть поселок с одноименным названием. Хотя туристическая локация расположена в совершенно другом уголке полуострова — в селе Тургеневка Бахчисарайского района. Это самые лавандовые поля в Европе! Здесь даже проводят фестиваль «Горная лаванда».

Не одно десятилетие свои лавандовые плантации имеет Херсонщина. Сейчас местные ученые экспериментируют и пробуют выращивать новый сорт этого цветка — лавандин. В Институте садоводства НАН Украины объясняют, что из-за изменения климата в настоящее время, кроме Крыма и юга, все больше регионов становятся благоприятными для выращивания лаванды в промышленном масштабе. Сейчас этот цветок оберегают в Закарпатье, Черкасской, Житомирской и Киевской. Итак, лавандовая история не чужой для Украины, а сейчас пришло время ее переосмысления и нового дыхания. «День» посетил одну из лавандовых локаций, что под Киевом, и расспросил об истории появления «лавандовой рощи» ее владелицу — Юлию Блях.

«ЛАВАНДА В ЛЕСОСТЕПИ — ИЗ ОБЛАСТИ ФАНТАСТИКИ»

— Юлия, как вы связали свою деятельность с лавандой?

— Нет одного ответа, почему я выбрала лаванду. Во многом — это приобретенный опыт, мечты. У меня есть начальное художественное образование. По роду своей профессиональной деятельности я бывший программист, затем диверсифицировалась в систему управления качеством, впоследствии, после рождения детей, я поняла, что не хочу выходить на работу и работать time-table. Пыталась организовать один бизнес, второй, а это моя третья попытка. За ней стоит длинный период изучения этого дела, и этот процесс не прекращается до сих пор.

Когда я начинала, о лаванде никто не слышал. Начала по крупицам собирать информацию, ходить по кабинетам, задавать вопросы. Понемногу это все собиралось и приобрело определенную форму. Во многом то, что вы видите, — это агротехнический эксперимент. Потому что во всех классических источниках на тот момент было написано, что лаванда в лесостепи — это сфера фантастики.

— Учитывали ли  вы пример зарубежных стран?

— Нет. До того времени я ни разу не была на поле в Провансе. То, что вы видите в «лавандовой роще», это мое мировосприятие, мой вкус. Количество сервиса, который я предлагаю своим гостям, — это мой измерение сервиса, моя планка. Хотелось бы еще больше, впрочем, для этого нужны большие финансовые возможности.

— Какими были этапы реализации вашего замысла? С какими вызовами столкнулись?

— Например, возникли проблемы с посадочным материалом. Когда начинали это все планировать в 2014 году, вообще никто не мог предоставить посадочный материал в том объеме, который был нужен. О поставках из-за рубежа на тот момент по какой-то причине не задумывалась. Высадив, в следующем году выяснилось, что выпала одна пятая посадки. На тот момент я не понимала причину. Думала, морозы, вымокло или еще что. Такой была первая попытка. Не было у меня практического опыта. Это сейчас я четко знаю, что произошло на тот момент и чего не нужно делать. К примеру, чтобы долго и продуктивно работать в будущем, нужно планировать стратегическое развитие ландшафта и нагрузки на него. Сейчас нагрузка не соответствует возможностям этого ландшафта. Однако уже сделаны определенные шаги, чтобы его разгрузить и распределить целевую аудиторию на части.

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ РАСТЕНИЯ — В ДУХАХ И КУЛИНАРИИ

— Сразу возникла идея сделать туристическую составляющую важным элементом деятельности?

— Это решение лежит на поверхности. Цвет, которым цветет лаванда, для украинского региона лесостепи необычный. Вы же обращали внимание, что когда вы едете по этой местности, то видите в основном градацию желтых, зеленых, коричневых, оранжевых цветов, а такое плотное сиреневое цветение — это преимущественно Юг Украины, когда цветут разные виды шалфея. Возможно, благодаря этому она и вызывает такой яркий интерес. Надеюсь, что тенденция останется, и мы будем и в дальнейшем в Украине развивать парковую культуру, культуру отдыха.

Многие сейчас говорят, что карантин увеличит внутренний туризм. А как это проявилось в вашем случае? Больше ли людей записано в этом году на посещение «Лавандовой рощи», скорее ли произошло бронирование?

— Нагрузка в этом году, как и в прошлом, — одинаковая, стопроцентная. Но если говорить о скорости бронирования, то да, в этом году это было что-то невероятное — 120 секунд.

И в зависимости от того, когда забронировал, «Лавандовая роща» будет разной...

— Конечно, представьте себе, как формируется бутон розы. Зеленые лепестки постепенно размыкаются, и мы видим истинный цвет цветка, который появится. Этот бутон растет, увеличивается в размере: раскрылись первые лепестки этой розы, в какой-то день мы приходим — она пышно цветет. А дальше начинается этап деградации. То же самое можно и о лаванде сказать. Сейчас у нее наиболее яркое и насыщенное цветение, но будем откровенны — многие лепестки уже открылись и даже увяли. Однако это не мешает «Лавандовой роще» и дальше иметь свой насыщенный вид.

Что происходит с лавандой дальше?

 — Когда заканчивается сезон туризма, мы вместе с рабочими (также присоединяются те, кому это интересно делать) серпами ее собираем. Часть закладываем на сушку — на саше (ароматическая подушечка. — Ред.) И на кулинарную лаванду. А остальное перерабатываем на дистилляторе. И это касается не только лаванды узколистой, а также на дистилляторе перерабатываются другие растения, которые выращиваются у нас, например, шалфей, мята перечная и другие. Это все является ингредиентной базой для нашей косметики. Жирные масла, конечно, мы докупаем. В частности, с участка, который очень обильно цветет, собирается около 500 кг лаванды. Однако в целом получается очень мало эфирного масла. Соответственно, и выпущенных продуктов небольшое количество. Это не массовое производство.

ЕДИНЕНИЕ С АРОМАТОМ, ТИШИНОЙ И ЛАНДШАФТАМИ

— Какие есть планы?

— Дальше будем работать над ландшафтом: ряды будут иметь длину 75 метров (так будет красивый рельеф), а локация на 40 сотках немного переделается. На втором участке, который охватывает 2,5 гектара (на одном гектаре уже растет лаванда), следующие года три будет формирование парка. Засаженный гектар уже растет третий сезон. В следующем году откроем этот участок для посещения по билетам, то есть это будет лавандовый парк для тихого отдыха. Я очень не люблю суету, поэтому всегда хочу показать людям, что можно соединиться с ароматами, с тишиной и ландшафтом. И быть спокойным, уравновешенным. Это все о лаванде и его действии. Создав парк, таким образом, наверное, снимем нагрузку с меньшей локации, где много сервисов, комфорта, и удовлетворим спрос людей, которые не хотят или не могут планировать заранее свое посещение, то есть это ситуационное «хочу — поехал».

— Вы видите Украину «лавандовой»?

— По производству — нет. Мы не сможем догнать ни Молдову, ни Болгарию, ни Францию. Потому что производство нужно строить под покупателя. И чтобы вложить 5 млн евро, надо очень хорошо понимать, кто у тебя будет что-то покупать, какие объемы ты будешь перерабатывать, действительно ли у тебя есть этот покупатель.

— А какой ваш любимый этап работы с лавандой?

— Когда на локациях остается кто-то из сотрудников, я еду на поле и просто режу букеты. Желательно никого не видеть — только я, серп и куст лаванды. Также мне очень нравится сажать лаванду, потому что тогда, мне кажется, что ты даешь новую жизнь. А вообще лучше не бегать по этим участками, а просто сесть и помедитировать. Когда вы посидите, послушаете гул пчел, потом такое впечатление, что, будучи на траве, вы были словно под куполом.

Лавандовый день «Дня»

Лавандовый день «Дня»

История взаимоотношений с этим цветком очень особая для Украины, а сейчас пришло время для нового ее «дыхание»

В Древнем Риме лаванду могли себе позволить только состоятельные граждане — небольшое количество цветочков стоило как месячная зарплата работника фермы! В Средневековье ее часто выращивали в княжеских имениях и садах при монастырях, в частности и из-за лекарственных свойствх. А уже с XVII века во Франции лаванду начали промышленно выращивать для создания духов. Да и сейчас считается, например, особым французским шиком добавить несколько цветочков лаванды в бокал шампанского.

На украинских полях лаванда — тоже своя гостья. В Крыму даже есть поселок с одноименным названием. Хотя туристическая локация расположена в совершенно другом уголке полуострова — в селе Тургеневка Бахчисарайского района. Это самые лавандовые поля в Европе! Здесь даже проводят фестиваль «Горная лаванда».

Не одно десятилетие свои лавандовые плантации имеет Херсонщина. Сейчас местные ученые экспериментируют и пробуют выращивать новый сорт этого цветка — лавандин. В Институте садоводства НАН Украины объясняют, что из-за изменения климата в настоящее время, кроме Крыма и юга, все больше регионов становятся благоприятными для выращивания лаванды в промышленном масштабе. Сейчас этот цветок оберегают в Закарпатье, Черкасской, Житомирской и Киевской. Итак, лавандовая история не чужой для Украины, а сейчас пришло время ее переосмысления и нового дыхания. «День» посетил одну из лавандовых локаций, что под Киевом, и расспросил об истории появления «лавандовой рощи» ее владелицу — Юлию Блях.

«ЛАВАНДА В ЛЕСОСТЕПИ — ИЗ ОБЛАСТИ ФАНТАСТИКИ»

— Юлия, как вы связали свою деятельность с лавандой?

— Нет одного ответа, почему я выбрала лаванду. Во многом — это приобретенный опыт, мечты. У меня есть начальное художественное образование. По роду своей профессиональной деятельности я бывший программист, затем диверсифицировалась в систему управления качеством, впоследствии, после рождения детей, я поняла, что не хочу выходить на работу и работать time-table. Пыталась организовать один бизнес, второй, а это моя третья попытка. За ней стоит длинный период изучения этого дела, и этот процесс не прекращается до сих пор.

Когда я начинала, о лаванде никто не слышал. Начала по крупицам собирать информацию, ходить по кабинетам, задавать вопросы. Понемногу это все собиралось и приобрело определенную форму. Во многом то, что вы видите, — это агротехнический эксперимент. Потому что во всех классических источниках на тот момент было написано, что лаванда в лесостепи — это сфера фантастики.

— Учитывали ли  вы пример зарубежных стран?

— Нет. До того времени я ни разу не была на поле в Провансе. То, что вы видите в «лавандовой роще», это мое мировосприятие, мой вкус. Количество сервиса, который я предлагаю своим гостям, — это мой измерение сервиса, моя планка. Хотелось бы еще больше, впрочем, для этого нужны большие финансовые возможности.

— Какими были этапы реализации вашего замысла? С какими вызовами столкнулись?

— Например, возникли проблемы с посадочным материалом. Когда начинали это все планировать в 2014 году, вообще никто не мог предоставить посадочный материал в том объеме, который был нужен. О поставках из-за рубежа на тот момент по какой-то причине не задумывалась. Высадив, в следующем году выяснилось, что выпала одна пятая посадки. На тот момент я не понимала причину. Думала, морозы, вымокло или еще что. Такой была первая попытка. Не было у меня практического опыта. Это сейчас я четко знаю, что произошло на тот момент и чего не нужно делать. К примеру, чтобы долго и продуктивно работать в будущем, нужно планировать стратегическое развитие ландшафта и нагрузки на него. Сейчас нагрузка не соответствует возможностям этого ландшафта. Однако уже сделаны определенные шаги, чтобы его разгрузить и распределить целевую аудиторию на части.

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ РАСТЕНИЯ — В ДУХАХ И КУЛИНАРИИ

— Сразу возникла идея сделать туристическую составляющую важным элементом деятельности?

— Это решение лежит на поверхности. Цвет, которым цветет лаванда, для украинского региона лесостепи необычный. Вы же обращали внимание, что когда вы едете по этой местности, то видите в основном градацию желтых, зеленых, коричневых, оранжевых цветов, а такое плотное сиреневое цветение — это преимущественно Юг Украины, когда цветут разные виды шалфея. Возможно, благодаря этому она и вызывает такой яркий интерес. Надеюсь, что тенденция останется, и мы будем и в дальнейшем в Украине развивать парковую культуру, культуру отдыха.

Многие сейчас говорят, что карантин увеличит внутренний туризм. А как это проявилось в вашем случае? Больше ли людей записано в этом году на посещение «Лавандовой рощи», скорее ли произошло бронирование?

— Нагрузка в этом году, как и в прошлом, — одинаковая, стопроцентная. Но если говорить о скорости бронирования, то да, в этом году это было что-то невероятное — 120 секунд.

И в зависимости от того, когда забронировал, «Лавандовая роща» будет разной...

— Конечно, представьте себе, как формируется бутон розы. Зеленые лепестки постепенно размыкаются, и мы видим истинный цвет цветка, который появится. Этот бутон растет, увеличивается в размере: раскрылись первые лепестки этой розы, в какой-то день мы приходим — она пышно цветет. А дальше начинается этап деградации. То же самое можно и о лаванде сказать. Сейчас у нее наиболее яркое и насыщенное цветение, но будем откровенны — многие лепестки уже открылись и даже увяли. Однако это не мешает «Лавандовой роще» и дальше иметь свой насыщенный вид.

Что происходит с лавандой дальше?

 — Когда заканчивается сезон туризма, мы вместе с рабочими (также присоединяются те, кому это интересно делать) серпами ее собираем. Часть закладываем на сушку — на саше (ароматическая подушечка. — Ред.) И на кулинарную лаванду. А остальное перерабатываем на дистилляторе. И это касается не только лаванды узколистой, а также на дистилляторе перерабатываются другие растения, которые выращиваются у нас, например, шалфей, мята перечная и другие. Это все является ингредиентной базой для нашей косметики. Жирные масла, конечно, мы докупаем. В частности, с участка, который очень обильно цветет, собирается около 500 кг лаванды. Однако в целом получается очень мало эфирного масла. Соответственно, и выпущенных продуктов небольшое количество. Это не массовое производство.

ЕДИНЕНИЕ С АРОМАТОМ, ТИШИНОЙ И ЛАНДШАФТАМИ

— Какие есть планы?

— Дальше будем работать над ландшафтом: ряды будут иметь длину 75 метров (так будет красивый рельеф), а локация на 40 сотках немного переделается. На втором участке, который охватывает 2,5 гектара (на одном гектаре уже растет лаванда), следующие года три будет формирование парка. Засаженный гектар уже растет третий сезон. В следующем году откроем этот участок для посещения по билетам, то есть это будет лавандовый парк для тихого отдыха. Я очень не люблю суету, поэтому всегда хочу показать людям, что можно соединиться с ароматами, с тишиной и ландшафтом. И быть спокойным, уравновешенным. Это все о лаванде и его действии. Создав парк, таким образом, наверное, снимем нагрузку с меньшей локации, где много сервисов, комфорта, и удовлетворим спрос людей, которые не хотят или не могут планировать заранее свое посещение, то есть это ситуационное «хочу — поехал».

— Вы видите Украину «лавандовой»?

— По производству — нет. Мы не сможем догнать ни Молдову, ни Болгарию, ни Францию. Потому что производство нужно строить под покупателя. И чтобы вложить 5 млн евро, надо очень хорошо понимать, кто у тебя будет что-то покупать, какие объемы ты будешь перерабатывать, действительно ли у тебя есть этот покупатель.

— А какой ваш любимый этап работы с лавандой?

— Когда на локациях остается кто-то из сотрудников, я еду на поле и просто режу букеты. Желательно никого не видеть — только я, серп и куст лаванды. Также мне очень нравится сажать лаванду, потому что тогда, мне кажется, что ты даешь новую жизнь. А вообще лучше не бегать по этим участками, а просто сесть и помедитировать. Когда вы посидите, послушаете гул пчел, потом такое впечатление, что, будучи на траве, вы были словно под куполом.