Экономика Хеопса

Наверное, практически все слышали о пирамиде Хеопса. Получивший распространение в последние десятилетия сетевой маркетинг также использует свойство пирамиды. Существует и такое явление, как финансовая пирамида, действие которой многие граждане нашей страны испытали на себе.

Свойства пирамид чрезвычайно обширны и широко используются, что подтверждается множеством патентов. Эти свойства могут быть как весьма полезными, так и чрезвычайно разрушительными. Наша страна также решила не отставать в изучении обширных свойств пирамид и начала строить долговую пирамиду. В действительности пирамида в стране строится гораздо масштабнее, так сказать, с привлечением всевозможных ресурсов и по многим направлениям.

Трудно сказать, куда уходит ее начало, но особенно активное развитие она получила с 1996 года, чему в немалой степени способствовала денежная реформа и активное проведение так называемой монетарной политики.

Для того, чтобы глубже разобраться в этом чрезвычайно важном для страны вопросе, постараюсь выделить составляющие этой пирамиды и показать динамику их изменения.

ШИРОТА РАЗМАХА

Первая и главная составляющая этой пирамиды — внешний долг. На конец 1995 г. он составлял $8220 млн. В конце 1996 г. — $8840 млн., после чего начал активно расти и достиг к концу 1999 г. $12061 млн. Однако рост внешнего долга, на первый взгляд не такой уж и значительный, сопровождался значительным обесцениванием национальной валюты — гривни, в результате чего он с 12 млрд. грн. на конец 1995 г. вырос почти до 63 млрд. грн., что свидетельствует о несомненно впечатляющих темпах роста.

Нельзя не отметить, что проблеме роста госдолга уделяется повышенное внимание, и по состоянию на 16 мая 2000 г. он был снижен до $10 949 млн., но в пересчете на гривни это снижение было не таким существенным — госдолг снизился примерно до 60 млрд. грн.

Наряду с внешним государственным долгом мы не можем обойти вниманием и госдолг внутренний. К сожалению, ни один человек в Украине не знает его точных размеров, и связано это со многими причинами, на чем мы не будем особо останавливаться, а используем для анализа не менее интересный показатель — кредиты НБУ правительству. В конце 1995 г. они составляли 4295 млн. грн., в конце 1996 г. — 5995 млн. грн., в конце 1997 г. — 7096 млн. грн., в конце 1998 г. — 14620 млн. грн. (рост в 2 раза!), за 1999 г. — возросли до 19121 млн. грн., а за I кв. 2000 г. подросли до 19601 млн. грн.

Как мы видим, этот рост не такой впечатляющий, как у внешнего долга, но все равно солидно. Как говорится, капелька к капельке…

При анализе госдолга следует не забывать о валютных резервах Нацбанка. К концу 1995 г. они составляли $1051 млн., к концу 1996 г. — $1960 млн., а на 21 июня 2000 г. ликвидные резервы Нацбанка, рассчитанные по методологии МВФ, снизились до $926 млн. То есть рост госдолга не сопровождался ростом валютных резервов Нацбанка, а напротив, после незначительного роста в 1997 г. даже наблюдается их снижение, причем с 1998 г. — ускоренное.

Однако, если проанализировать, за счет чего происходило незначительное снижение внешнего госдолга в 2000 г., то станет ясно, что оно сопровождалось ускоренным ростом других составляющих долговой пирамиды, и прежде всего, ростом задолженности за энергоресурсы. Так долги за газ выросли за I квартал 2000 г. на 2,5 млрд. грн. и составили на 01.04.2000 г. 7,9 млрд. грн., долги за электроэнергию выросли на 1,5 млрд. грн. и на 01.04.2000 г. превысили 8 млрд. грн. Выросла и задолженность за российский газ, и пока она не учитывается в госдолге. То есть для «поддержания» роста долговой пирамиды начали использоваться другие источники кредитования, в частности — несанкционированный отбор газа и других энергоносителей. А ведь еще есть атомная энергетика, уголь и другие энергосоставляющие, долги, которые также имеют тенденцию роста. Читатели, по-видимому, уже догадались, что долговая пирамида имеет много граней, и для ее «развития» используется множество различных факторов, среди которых важнейший — дебиторско-кредиторская задолженность. По состоянию на конец 1995 г. просроченная дебиторская задолженность составляла 22, 25 млрд. грн., а на конец 1996 г. — уже 48,018 млрд. грн., после чего, ничем не сдерживаемая, она достигла к концу I квартала 2000 г. 185 млрд. грн., и рост только за I квартал 2000 г. составил 8,6%, к концу апреля она чуть-чуть не достигла рубежа в 190 млрд. грн.

Но ее затмила просроченная кредиторская задолженность, которая на конец 1995 г. составляла 30,543 млрд. грн., к концу 1996 г. скачкообразно выросла до 73,168 млрд. грн., а на 1.04.2000 г. достигла 255,4 млрд. грн., установив рекорд роста в I квартале 2000 г., который составил 11,4 %. Но и в апреле ее рост не остановился, превысив уровень 263,4 млрд. грн. Особенно впечатляюще смотрятся эти цифры в сравнении с ВВП на 2000 г., составляющим около 150 млрд. грн.

На этом фоне совсем скромными выглядят рост задолженности по зарплатам — 6,5 млрд. грн. и по пенсиям — более 1,3 млрд. грн. с тенденцией роста в I квартале 2000 г.

МЕТАСТАЗЫ БЮДЖЕТА

Однако рост задолженностей предприятий и организаций перед бюджетом производит большее впечатление — 14 млрд. грн., причем недоимка только за первый квартал 2000 г. года выросла на 1,5 млрд. грн. (тогда как за весь 1999 г. — на 2 млрд. грн.).

Следует отметить и рост невозврата налогоплательщикам НДС со стороны бюджета, составивший за пять месяцев 2000 г. 700 млн. грн. (рост на 22,7% по отношению к началу 2000 г.), что, кроме помощи в деле строительства пирамиды, благодаря вымыванию оборотных средств предприятий, также вносит свою лепту в видимость благополучия официальных показателей роста ВВП в стране.

Важные составляющие долговой пирамиды — бартер и взаимозачеты. Уровень бартеризации в Украине действительно снизился до 19% в январе—марте 2000 г., поскольку в 1999 г. была проведена активная кампания — «все на борьбу с бартером». Но даже из приведенных выше показателей видно, что долговая пирамида многолика и сокращение одной грани вызывает активный рост многих других.

Это же касается и активной борьбы со взаимозачетами. Это настолько героическая борьба, что по напряженности ведения боевых действий может поспорить со знаменитыми историческими войнами.

В 1995 г., по оценке, объем взаимозачетов составлял 0,87 млрд. грн. В 1996 г. — уже 6,1 млрд. грн. После достижения в 1997 г. впечатляющей цифры в 8,7 млрд. грн. он стал сокращаться, но в 1999 г. опять подрос и составил около 8,5 млрд. грн.

Борьба с взаимозачетами привела к сокращению их удельного веса в госбюджете до 10%, в местных бюджетах — до 23% (по состоянию на 1999 г.), но на фоне остальных показателей долговой пирамиды очевидно, что это явление временное, что и заставляет правительство после периодически проводимых кампаний запрета взаимозачетов в очередной и последний раз разрешать их проведение, о чем свидетельствуют многочисленные постановления Верховной Рады в 2000 г. А зачем же тогда их все время запрещать и разрешать, спросит читатель? А как же тогда правительство будет показывать бурную деятельность?

Завуалированную форму взаимозачетов составляют и казначейские векселя. Я не буду останавливаться на этом бесконечном процессе, укажу лишь на то, что после так называемой «успешной» борьбы команды реформаторов за денежные расчеты на энергорынке все облэнерго оплатили в I кв. 2000 г. энергорынку 50,5% полученной электроэнергии, но из них деньгами — лишь 18,8%.

Поскольку западные кредиторы почувствовали неладное и перестали кредитовать нашу долговую пирамиду, родное государство начало привлекать для ее поддержания и развития новые источники, в частности, запасы топлива на электростанциях. Они за последние годы стали резко сокращаться и достигли критических отметок, так что электростанции пришлось перевести или на внеплановые ремонты, или они работают, так сказать, с колес.

Если сделать срез количества запасов угля на складах электростанций по состоянию на 1 июня по годам, то получим любопытную картину: 1997 г. — 3243 тыс. тонн, 1998 г. — 2612 тыс. т., 1999 г. — 2354,4 тыс. т., 2000 г. — 716 тыс. т. Здесь особенно ярко отражаются несомненные успехи монетарной политики и особенно правительства «реформаторов» после того, как они получили в руки не только контроль над кредитно-денежной политикой, но и над бюджетом. Это же касается и запасов мазута, сокращение которого по состоянию на 1 июня 2000 г. по сравнению с 1 июня 1999 г. составило 121 тыс. т.

Незначительные локальные успехи в борьбе с многогранной долговой пирамидой совсем не свидетельствуют об уменьшении ее аппетитов, скорее наоборот. Она начала захватывать новые плацдармы и проявлять себя в других сегментах экономики. Причем она настолько многолика, что даже трудно заранее предвидеть те сферы, где она собирается развиваться.

Стоит сказать и о снижении финансирования здравоохранения, культуры и науки, и о снижении зарплаты в долларовом эквиваленте, и сверхплановом росте инфляции, и динамике изменения госрезервов. Падение с 1996 г. доходности банковской системы — тоже ее рук дело. И критический уровень износа основных фондов, откуда она оттягивает ресурсы. Следует также учитывать рост динамики распродажи собственности страны, т.е. неэффективная экономическая политика, способствующая росту пирамиды, маскируется денежными поступлениями от распродажи тех материальных ценностей, которые достались нам в наследство. Так за I полугодие 2000 г. поступления от распродажи собственности страны составили 1 млрд. грн., что уже больше, чем за весь 1999 г. И темпы распродажи набирают силу, не изменяя радикально ситуации в экономике.

О развитии пирамиды говорит и рост процента товарных выплат в структуре зарплат (в 1996 г. — 4,7 %, в 1999 г. — 12,3%).

Впечатляет и рост числа участников долговой пирамиды, как отметил в своем исследовании И. Жиляев. Так, по его данным, количество случаев невыплат зарплат по банковским документам на июль 1996 г. составляло немногим более 100 000, а в настоящее время — 280 000.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ...

А в чем же причина этой долговой пирамиды? Причина ее очевидна — это совершенно безграмотная (т.е. не подходящая для нашей структуры экономики) кредитно-денежная «монетарная» политика, а начало ее лежит в безграмотной денежной реформе 1996 года. Что же получилось?

С одной стороны, в стране существовал рынок товаров и услуг, а также потенциальный рынок реальной собственности, ранее принадлежавшей государству, которая потенциально могла иметь денежный эквивалент, но так его и не получила. А с другой стороны — существовала ограниченная по объемам денежная масса, которая при сложившемся уровне цен просто технически не могла обслуживать всю товарную массу страны и, тем более, с каждым годом все большее количество вовлекаемой в обращение частной собственности, которая раньше была государственной, т.е., по сути, ничьей. И поэтому ошибочно мнение, что для приобретения собственности деньги надо было «заработать». Это положение может относиться только ко вновь создаваемой собственности, но не к уже существующей, однако в силу исторических причин, в отличие от западных стран, выведенной из сферы денежного обращения, что в свое время сопровождалось обвальным обесцениванием денег (вспомните керенки!). А ведь деньги должны выполнять еще и функцию накопления, о чем в отношении гривни даже неприлично говорить.

Поэтому экономика приспособилась к заменителям национальной валюты. В первую очередь об Украине позаботились США, эмитируя для нашей экономики бумажные доллары и получая за них товары и услуги. Если учесть, что на печатание доллара затрачивается 4 цента, то очевидно, что на каждом долларе американцы «заработали» 96 центов, и, кроме прочего, побеспокоились о функционировании нашей экономики. Это главная статья экспорта США, т.к. примерно 2/3 из 450 млрд. американских долларов обращается вне пределов США. Вспомните бусинки и стекляшки, за которые колонизаторы выменивали у туземцев нужные для себя товары!

Но так как доллары не давались просто так, а их нужно было еще заработать, чем и занималась более эффективная «серая» экономика, то они не могли полностью обеспечить потребности страны. Поэтому и начали расти объемы бартера и взаимозачетов, а затем, после борьбы с ними, различные денежные суррогаты: банковские и казначейские векселя, корпоративные и региональные векселя и чеки, получили распространение договора о переуступке долга и т.д. и т.п., что в очередной раз доказало — изобретательность наших граждан не знает границ. Впечатляющее развитие получила кредиторско-дебиторская задолженность и различные формы товарных кредитов, вплоть до несанкционированных заборов газа.

Госбюджет, базируясь на ограниченной денежной базе, оказался в патовой ситуации, в результате чего, в пересчете на доллары США, он стал сжиматься как шагреневая кожа. Для его увеличения были использованы последние резервы — в бюджет в 2000 г. были введены фонд соцстраха, инновационный фонд и другие фонды, ускорилась распродажа госимущества, поступления от которой тоже стали учитываться в бюджете, создавая иллюзию роста. Но это лишь затормозило его сокращение, кратковременно улучшив форму и не меняя сути процессов.

Для наглядности предлагаю вспомнить игру в монополию, где участникам в начале игры раздавались условные деньги, которые потом перераспределялись. Нам же в результате акционирования предложили вариант «монополии» без денег. Ведь акционирование и раздача собственности проводилась за сертификаты, которые потом погашались, вместо того, чтобы вместе с собственностью раздать и условные денежные единицы и для них в безналичной сфере организовать параллельный кругооборот. Тогда более привлекательные предприятия получили бы на свой счет больше денег, менее привлекательные остались бы без них, эти деньги могли бы организовать внутренний рынок и через соотношение с деньгами, эмитируемыми Нацбанком, можно было бы установить их реальную стоимость, а затем и погасить их, заменив полноценной денежной единицей. В варианте же раздачи собственности без денег, способных ее обслуживать, она оказалась крайне дешевой и приобреталась буквально за копейки, что в настоящее время подтверждается и в отношении стоимости земли.

...И ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Теперь обратимся к нашему агрегату М1, который составлял в апреле 2000 г. 15635 млн. грн. Он состоит из наличных денег, а также из денег на расчетных и текущих счетах в национальной валюте. То есть в гривне.

Много это или мало? Мы можем сравнить с одной отраслью экономики страны: топливно-энергетической. По данным Минтопэнерго, на 1 июня долги облэнерго перед энергорынком составляли 9 442 млн. грн., долги генерирующих компаний за поставленное топливо и оборудование — 16 932 млн. грн. Кроме того, энергобаланс на 2000 г. составляет 13,3 млрд. грн. Если использовать нормальную скорость обращения денег, равную 2, то для обслуживания этого сегмента экономики Украины и рассасывания долгов в нормальных условиях потребуется 19 млрд. грн. Кроме того, существуют еще и неучтенные здесь факторы.

А во всей экономике Украины — 15 635 млн. грн. Из них 10 370 млн. грн. — агрегат МО — находятся вне банков и в определенной мере помогают долларам обслуживать «серую» экономику. Получается, что у нас правительство с Нацбанком изобрели особенные деньги, скорость обращения которых в безналичных расчетах должна составлять двукратные величины. Отсюда совершенно ясно, что эти деньги не предназначены для накопления! При их то скорости обращения им просто некогда храниться. Получил — пощупал — и быстро отдай другому. Даже задуматься некогда.

Если же пересчитать деньги в национальной валюте на счетах, т.е. разницу М1 — М0 = 5004 млн. грн. , в доллары (курс 5,43) то получим удивительно маленькую цифру для 50-милллионной страны — $921 млн., в то время как долги только за газ за 2000 год набежали на сумму около $700 млн.

Следует обратить внимание и на ускоренный рост инфляции — 18,7% на 1 июля 2000 г. при запланированной на год в 15,9%. Этот фактор отражает косвенное действие долговой пирамиды, поскольку рост цен требует привлечения дополнительной массы денег для обслуживания экономики, а так как рост предложения денег отстает даже от этого показателя, то возникают и будут возникать новые тромбы в экономике из-за инерционности этих процессов.

Отсюда легко объясняется и так называемый рост производства за 5 месяцев 2000 г. на 10,8% по отношению к соответствующему периоду 1999 г. Но ведь продукция промышленности определяется в действующих на соответствующий период ценах. Вот и сравните рост индекса инфляции (18,7%) и рост производства (10,8%). А если пересчитать эту продукцию в долларовый эквивалент, то мы получим ощутимое падение из-за роста курса доллара за год на 50%. Надо быть очень бдительными с нашей долговой пирамидой. Поэтому при помесячном сравнении в 2000 г. мы наблюдаем падение промышленного производства в апреле по отношению к марту — 95,5%, а в мае к апрелю — едва заметный рост — 100,7%. И это без учета инфляции в апреле (1,7%) и мае (2,1%)!

Для меня остается полной загадкой, как правительство сможет развязать кризис неплатежей, запретить взаимозачеты и т.д. при таких-то значениях денежных агрегатов. Тут и магия не поможет. Разве что паблик рилейшнз. Я бы склонен был считать, что это покров богини Майи застлал глаза идеологам так называемой монетарной политики, если бы не странная цепочка фактов.

Это и отключение Крыму электроэнергии в разгар летнего сезона (какая акция может быть эффективнее для дискредитации Крыма как курорта?). Это и очередная попытка введения кассовых аппаратов на рынках (в условиях, когда гривня не способна обслуживать даже базовые отрасли, а стоимость кассовых аппаратов просто неподъемна для мелкого предпринимателя).

Это и введение НДС на путевки перед сезоном отпусков. Отдыхайте, милые граждане, восстанавливайте здоровье, мы о вас позаботились.

Одним словом, «реформы заради добробуту». Ведь граждане должны понимать, что правительству так не хватает средств для поддержания долговой пирамиды.

PR ХУЖЕ ЭМИССИИ

А может, это звенья той цепи, которую описал Оруэлл? Если хочешь войны — говори о мире, если хочешь разрушить государство — говори о любви к нему. Причем всюду, всегда и очень убедительно. Это помогает усыпить бдительность. Ох уж этот Оруэлл! Может быть, он не прав? Может быть Нацбанк вместе с Минфином действительно заботились о проведении эффективной денежной политики, для чего и ввели гривню? А с 2000 года их усилия, получив контроль над бюджетом, стал поддерживать и премьер-министр?

Читаем статью 2 Закона Украины «О реструктуризации долговых обязательств Кабмина Украины перед Нацбанком Украины» от 20.04.2000 г. «Разрешить Нацбанку Украины начисленные и невыплаченные проценты по кредитам, предоставленным Минфину Украины в национальной валюте, которые по состоянию на 01.01.1999 г. составили 6 300 181 986 гривен и учитываются вне баланса, списать с внебалансового счета Нацбанка Украины».

Вот такие методы борьбы с нашей долговой пирамидой. Нацбанк дает Минфину кредиты или выкупает ОВГЗ, или делается еще какая-либо акция подобного рода. Мало того, что кредитные ресурсы идут мимо реальной экономики, но и заложенные проценты в эти операции поднимают в ней уровень кредитной ставки и снижают ее конкурентоспособность. Затем эти проценты списываются, ОВГЗ реструктуризируются (желательно на длительный срок, лет этак на 30), все по закону, эмиссией это не назовешь. Но это хуже эмиссии. Поскольку при эмиссии высокие ставки вызваны нерациональным вливанием денег в экономику, а здесь и высокие ставки есть, и денег нет. Вот парадокс.

А как же внешние кредиты? Ведь действительно, в 2000 году были реструктуризованы долговые обязательства, приходящиеся на 2000—2001 годы на сумму около $2,7 млрд., что, правда обошлось в энную сумму, о которой можно только догадываться. Казалось бы, хорошо. Но потом следует реанимация ОВГЗ. Премьер-министр В. Ющенко подчеркнул, что выпуск облигаций внутреннего и внешнего госзайма 2000 года «не приводит к новым долгам», а просто «раскладывает эти обязательства по новым полочкам». Предположительно, до 14 апреля 2000 г. Минфин через Нацбанк разместил на рынке ОВГЗ на сумму свыше 1 млрд. грн., что дополнительно отвлекло денежные средства с ограниченного ресурсами рынка, повысило внутренний долг и неминуемо приведет к повышению кредитной ставки.

Как тут понять фразу В. Ющенко «не приводит к новым долгам»? И, главное, эта операция не нарушает отечественного законодательства? Тут все так запутано, и такой покров тайны, что только можно мечтать о быстрейшем наступлении декларируемой прозрачности деятельности правительства и работы Нацбанка. Одно только ясно, внешняя задолженность ведь никуда не делась, ее только растянули с 2000 г. на период до 2007 года, т.е. на те годы, которые не охватываются бюджетом 2000 года. Ну и что? А то, что детей Украины, родившихся, например в 2006 году, ждет сюрприз — долговые обязательства да еще и проценты по ним. Куда там Оруэллу.

За вышесказанным чувствуется особый стиль деятельности. Этот стиль деятельности в нашей стране известен давно и имеет название — «потемкинские деревни». Эта достаточно укоренившаяся матрица поведения проявляется во многих формах, потому западным специалистам, воспитанным на других принципах, так тяжело разобраться в этих хитросплетениях. Но ведь государство не построишь из «потемкинских деревень». Да и паблик рилейшнз — плод ХХ века — не всесильна, с ее помощью не накормишь голодного и не обуешь босого.

Вот примерно так развивалась долговая пирамида благодаря усилиям Нацбанка, Минфина, а с 2000 года — и премьер-министра. Трудно назвать сферы, куда она пустила миазмы. Даже к снижению численности населения и росту эмиграции она имеет непосредственное отношение. Она уже в несколько раз превышает легальную экономику и в любой момент может похоронить не только Кабмин, Верховную Раду и институт президенства, но и всю страну. И только слабенькую гривню в объеме около $4,5 млрд. (агрегат М2) заставляют противостоять такому Монстру.

С ГОЛОВЫ НА НОГИ

Казалось бы, мрачная картина нарисована. Но у каждой медали есть две стороны. И, как ни странно, в этой пирамиде заложены огромные резервы роста. Если ее перевернуть, то ВВП может вырасти в несколько раз. А что для этого надо сделать?

Первое. — Осветить эти процессы. Ведь чем ближе к свету, тем тень меньше. Тем отчетливее видны детали, цвета и решения проблем. Тем меньше пространства для различного рода грабителей. Когда снимали черно-белое кино, вполне подходили рисованные пейзажи. Когда появилось цветное кино, эти рисованные пейзажи стали шокировать зрителей. Так и у нас. Прозрачность может осветить «потемкинские деревни» и шокировать людей. Но без шока не перевернешь пирамиду, и без прозрачности не избавиться от них.

Второе. Надо вводить мультивалютную систему денежного обращения с одной основной валютой и рядом функционально ограниченных — энергетическую гривню, инвестиционную гривню, земельную гривню. Только таким способом в кратчайшие сроки и наименее болезненно можно разрушить пирамиду.

В противном случае, предлагаемые стандартные методы, наработанные западной экономикой, будут в течение столетия выводить Украину на среднеевропейский уровень, и то только в том случае, если все будет у нас делаться безукоризненно, а в западных экономиках периодически будут происходить кризисы. Поскольку, чтобы не отставать, в частности, от Польши, как я уже писал, нам надо 27% роста ВВП в год. А Польша ой как далека еще от среднеевропейского уровня.

Третье. Стратегия реформ в сфере кредитно-денежного обращения, налогообложения, оплаты труда, институциональной, административной и др. должна быть комплексно увязанной и синхронизированной во времени, а не напоминать даже успешные кавалерийские атаки на отдельные сегменты экономики, что со временем только ухудшает ее состояние.

Четвертое, и самое важное, но чему уделяется крайне слабое внимание. Надо изменить менталитет людей и внимательнее подходить к кадровым вопросам. Это особая проблема, неразрывно связанная и с экономикой, и с задачами государственного строительства. Только в этом случае можно искоренить желание строить «потемкинские деревни», которые, невзирая на все старания, будут возвращать страну в прошлое и приведут к потере государственности.

Экономика Хеопса

Экономика Хеопса

Наверное, практически все слышали о пирамиде Хеопса. Получивший распространение в последние десятилетия сетевой маркетинг также использует свойство пирамиды. Существует и такое явление, как финансовая пирамида, действие которой многие граждане нашей страны испытали на себе.

Свойства пирамид чрезвычайно обширны и широко используются, что подтверждается множеством патентов. Эти свойства могут быть как весьма полезными, так и чрезвычайно разрушительными. Наша страна также решила не отставать в изучении обширных свойств пирамид и начала строить долговую пирамиду. В действительности пирамида в стране строится гораздо масштабнее, так сказать, с привлечением всевозможных ресурсов и по многим направлениям.

Трудно сказать, куда уходит ее начало, но особенно активное развитие она получила с 1996 года, чему в немалой степени способствовала денежная реформа и активное проведение так называемой монетарной политики.

Для того, чтобы глубже разобраться в этом чрезвычайно важном для страны вопросе, постараюсь выделить составляющие этой пирамиды и показать динамику их изменения.

ШИРОТА РАЗМАХА

Первая и главная составляющая этой пирамиды — внешний долг. На конец 1995 г. он составлял $8220 млн. В конце 1996 г. — $8840 млн., после чего начал активно расти и достиг к концу 1999 г. $12061 млн. Однако рост внешнего долга, на первый взгляд не такой уж и значительный, сопровождался значительным обесцениванием национальной валюты — гривни, в результате чего он с 12 млрд. грн. на конец 1995 г. вырос почти до 63 млрд. грн., что свидетельствует о несомненно впечатляющих темпах роста.

Нельзя не отметить, что проблеме роста госдолга уделяется повышенное внимание, и по состоянию на 16 мая 2000 г. он был снижен до $10 949 млн., но в пересчете на гривни это снижение было не таким существенным — госдолг снизился примерно до 60 млрд. грн.

Наряду с внешним государственным долгом мы не можем обойти вниманием и госдолг внутренний. К сожалению, ни один человек в Украине не знает его точных размеров, и связано это со многими причинами, на чем мы не будем особо останавливаться, а используем для анализа не менее интересный показатель — кредиты НБУ правительству. В конце 1995 г. они составляли 4295 млн. грн., в конце 1996 г. — 5995 млн. грн., в конце 1997 г. — 7096 млн. грн., в конце 1998 г. — 14620 млн. грн. (рост в 2 раза!), за 1999 г. — возросли до 19121 млн. грн., а за I кв. 2000 г. подросли до 19601 млн. грн.

Как мы видим, этот рост не такой впечатляющий, как у внешнего долга, но все равно солидно. Как говорится, капелька к капельке…

При анализе госдолга следует не забывать о валютных резервах Нацбанка. К концу 1995 г. они составляли $1051 млн., к концу 1996 г. — $1960 млн., а на 21 июня 2000 г. ликвидные резервы Нацбанка, рассчитанные по методологии МВФ, снизились до $926 млн. То есть рост госдолга не сопровождался ростом валютных резервов Нацбанка, а напротив, после незначительного роста в 1997 г. даже наблюдается их снижение, причем с 1998 г. — ускоренное.

Однако, если проанализировать, за счет чего происходило незначительное снижение внешнего госдолга в 2000 г., то станет ясно, что оно сопровождалось ускоренным ростом других составляющих долговой пирамиды, и прежде всего, ростом задолженности за энергоресурсы. Так долги за газ выросли за I квартал 2000 г. на 2,5 млрд. грн. и составили на 01.04.2000 г. 7,9 млрд. грн., долги за электроэнергию выросли на 1,5 млрд. грн. и на 01.04.2000 г. превысили 8 млрд. грн. Выросла и задолженность за российский газ, и пока она не учитывается в госдолге. То есть для «поддержания» роста долговой пирамиды начали использоваться другие источники кредитования, в частности — несанкционированный отбор газа и других энергоносителей. А ведь еще есть атомная энергетика, уголь и другие энергосоставляющие, долги, которые также имеют тенденцию роста. Читатели, по-видимому, уже догадались, что долговая пирамида имеет много граней, и для ее «развития» используется множество различных факторов, среди которых важнейший — дебиторско-кредиторская задолженность. По состоянию на конец 1995 г. просроченная дебиторская задолженность составляла 22, 25 млрд. грн., а на конец 1996 г. — уже 48,018 млрд. грн., после чего, ничем не сдерживаемая, она достигла к концу I квартала 2000 г. 185 млрд. грн., и рост только за I квартал 2000 г. составил 8,6%, к концу апреля она чуть-чуть не достигла рубежа в 190 млрд. грн.

Но ее затмила просроченная кредиторская задолженность, которая на конец 1995 г. составляла 30,543 млрд. грн., к концу 1996 г. скачкообразно выросла до 73,168 млрд. грн., а на 1.04.2000 г. достигла 255,4 млрд. грн., установив рекорд роста в I квартале 2000 г., который составил 11,4 %. Но и в апреле ее рост не остановился, превысив уровень 263,4 млрд. грн. Особенно впечатляюще смотрятся эти цифры в сравнении с ВВП на 2000 г., составляющим около 150 млрд. грн.

На этом фоне совсем скромными выглядят рост задолженности по зарплатам — 6,5 млрд. грн. и по пенсиям — более 1,3 млрд. грн. с тенденцией роста в I квартале 2000 г.

МЕТАСТАЗЫ БЮДЖЕТА

Однако рост задолженностей предприятий и организаций перед бюджетом производит большее впечатление — 14 млрд. грн., причем недоимка только за первый квартал 2000 г. года выросла на 1,5 млрд. грн. (тогда как за весь 1999 г. — на 2 млрд. грн.).

Следует отметить и рост невозврата налогоплательщикам НДС со стороны бюджета, составивший за пять месяцев 2000 г. 700 млн. грн. (рост на 22,7% по отношению к началу 2000 г.), что, кроме помощи в деле строительства пирамиды, благодаря вымыванию оборотных средств предприятий, также вносит свою лепту в видимость благополучия официальных показателей роста ВВП в стране.

Важные составляющие долговой пирамиды — бартер и взаимозачеты. Уровень бартеризации в Украине действительно снизился до 19% в январе—марте 2000 г., поскольку в 1999 г. была проведена активная кампания — «все на борьбу с бартером». Но даже из приведенных выше показателей видно, что долговая пирамида многолика и сокращение одной грани вызывает активный рост многих других.

Это же касается и активной борьбы со взаимозачетами. Это настолько героическая борьба, что по напряженности ведения боевых действий может поспорить со знаменитыми историческими войнами.

В 1995 г., по оценке, объем взаимозачетов составлял 0,87 млрд. грн. В 1996 г. — уже 6,1 млрд. грн. После достижения в 1997 г. впечатляющей цифры в 8,7 млрд. грн. он стал сокращаться, но в 1999 г. опять подрос и составил около 8,5 млрд. грн.

Борьба с взаимозачетами привела к сокращению их удельного веса в госбюджете до 10%, в местных бюджетах — до 23% (по состоянию на 1999 г.), но на фоне остальных показателей долговой пирамиды очевидно, что это явление временное, что и заставляет правительство после периодически проводимых кампаний запрета взаимозачетов в очередной и последний раз разрешать их проведение, о чем свидетельствуют многочисленные постановления Верховной Рады в 2000 г. А зачем же тогда их все время запрещать и разрешать, спросит читатель? А как же тогда правительство будет показывать бурную деятельность?

Завуалированную форму взаимозачетов составляют и казначейские векселя. Я не буду останавливаться на этом бесконечном процессе, укажу лишь на то, что после так называемой «успешной» борьбы команды реформаторов за денежные расчеты на энергорынке все облэнерго оплатили в I кв. 2000 г. энергорынку 50,5% полученной электроэнергии, но из них деньгами — лишь 18,8%.

Поскольку западные кредиторы почувствовали неладное и перестали кредитовать нашу долговую пирамиду, родное государство начало привлекать для ее поддержания и развития новые источники, в частности, запасы топлива на электростанциях. Они за последние годы стали резко сокращаться и достигли критических отметок, так что электростанции пришлось перевести или на внеплановые ремонты, или они работают, так сказать, с колес.

Если сделать срез количества запасов угля на складах электростанций по состоянию на 1 июня по годам, то получим любопытную картину: 1997 г. — 3243 тыс. тонн, 1998 г. — 2612 тыс. т., 1999 г. — 2354,4 тыс. т., 2000 г. — 716 тыс. т. Здесь особенно ярко отражаются несомненные успехи монетарной политики и особенно правительства «реформаторов» после того, как они получили в руки не только контроль над кредитно-денежной политикой, но и над бюджетом. Это же касается и запасов мазута, сокращение которого по состоянию на 1 июня 2000 г. по сравнению с 1 июня 1999 г. составило 121 тыс. т.

Незначительные локальные успехи в борьбе с многогранной долговой пирамидой совсем не свидетельствуют об уменьшении ее аппетитов, скорее наоборот. Она начала захватывать новые плацдармы и проявлять себя в других сегментах экономики. Причем она настолько многолика, что даже трудно заранее предвидеть те сферы, где она собирается развиваться.

Стоит сказать и о снижении финансирования здравоохранения, культуры и науки, и о снижении зарплаты в долларовом эквиваленте, и сверхплановом росте инфляции, и динамике изменения госрезервов. Падение с 1996 г. доходности банковской системы — тоже ее рук дело. И критический уровень износа основных фондов, откуда она оттягивает ресурсы. Следует также учитывать рост динамики распродажи собственности страны, т.е. неэффективная экономическая политика, способствующая росту пирамиды, маскируется денежными поступлениями от распродажи тех материальных ценностей, которые достались нам в наследство. Так за I полугодие 2000 г. поступления от распродажи собственности страны составили 1 млрд. грн., что уже больше, чем за весь 1999 г. И темпы распродажи набирают силу, не изменяя радикально ситуации в экономике.

О развитии пирамиды говорит и рост процента товарных выплат в структуре зарплат (в 1996 г. — 4,7 %, в 1999 г. — 12,3%).

Впечатляет и рост числа участников долговой пирамиды, как отметил в своем исследовании И. Жиляев. Так, по его данным, количество случаев невыплат зарплат по банковским документам на июль 1996 г. составляло немногим более 100 000, а в настоящее время — 280 000.

КАК ВСЕ НАЧИНАЛОСЬ...

А в чем же причина этой долговой пирамиды? Причина ее очевидна — это совершенно безграмотная (т.е. не подходящая для нашей структуры экономики) кредитно-денежная «монетарная» политика, а начало ее лежит в безграмотной денежной реформе 1996 года. Что же получилось?

С одной стороны, в стране существовал рынок товаров и услуг, а также потенциальный рынок реальной собственности, ранее принадлежавшей государству, которая потенциально могла иметь денежный эквивалент, но так его и не получила. А с другой стороны — существовала ограниченная по объемам денежная масса, которая при сложившемся уровне цен просто технически не могла обслуживать всю товарную массу страны и, тем более, с каждым годом все большее количество вовлекаемой в обращение частной собственности, которая раньше была государственной, т.е., по сути, ничьей. И поэтому ошибочно мнение, что для приобретения собственности деньги надо было «заработать». Это положение может относиться только ко вновь создаваемой собственности, но не к уже существующей, однако в силу исторических причин, в отличие от западных стран, выведенной из сферы денежного обращения, что в свое время сопровождалось обвальным обесцениванием денег (вспомните керенки!). А ведь деньги должны выполнять еще и функцию накопления, о чем в отношении гривни даже неприлично говорить.

Поэтому экономика приспособилась к заменителям национальной валюты. В первую очередь об Украине позаботились США, эмитируя для нашей экономики бумажные доллары и получая за них товары и услуги. Если учесть, что на печатание доллара затрачивается 4 цента, то очевидно, что на каждом долларе американцы «заработали» 96 центов, и, кроме прочего, побеспокоились о функционировании нашей экономики. Это главная статья экспорта США, т.к. примерно 2/3 из 450 млрд. американских долларов обращается вне пределов США. Вспомните бусинки и стекляшки, за которые колонизаторы выменивали у туземцев нужные для себя товары!

Но так как доллары не давались просто так, а их нужно было еще заработать, чем и занималась более эффективная «серая» экономика, то они не могли полностью обеспечить потребности страны. Поэтому и начали расти объемы бартера и взаимозачетов, а затем, после борьбы с ними, различные денежные суррогаты: банковские и казначейские векселя, корпоративные и региональные векселя и чеки, получили распространение договора о переуступке долга и т.д. и т.п., что в очередной раз доказало — изобретательность наших граждан не знает границ. Впечатляющее развитие получила кредиторско-дебиторская задолженность и различные формы товарных кредитов, вплоть до несанкционированных заборов газа.

Госбюджет, базируясь на ограниченной денежной базе, оказался в патовой ситуации, в результате чего, в пересчете на доллары США, он стал сжиматься как шагреневая кожа. Для его увеличения были использованы последние резервы — в бюджет в 2000 г. были введены фонд соцстраха, инновационный фонд и другие фонды, ускорилась распродажа госимущества, поступления от которой тоже стали учитываться в бюджете, создавая иллюзию роста. Но это лишь затормозило его сокращение, кратковременно улучшив форму и не меняя сути процессов.

Для наглядности предлагаю вспомнить игру в монополию, где участникам в начале игры раздавались условные деньги, которые потом перераспределялись. Нам же в результате акционирования предложили вариант «монополии» без денег. Ведь акционирование и раздача собственности проводилась за сертификаты, которые потом погашались, вместо того, чтобы вместе с собственностью раздать и условные денежные единицы и для них в безналичной сфере организовать параллельный кругооборот. Тогда более привлекательные предприятия получили бы на свой счет больше денег, менее привлекательные остались бы без них, эти деньги могли бы организовать внутренний рынок и через соотношение с деньгами, эмитируемыми Нацбанком, можно было бы установить их реальную стоимость, а затем и погасить их, заменив полноценной денежной единицей. В варианте же раздачи собственности без денег, способных ее обслуживать, она оказалась крайне дешевой и приобреталась буквально за копейки, что в настоящее время подтверждается и в отношении стоимости земли.

...И ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Теперь обратимся к нашему агрегату М1, который составлял в апреле 2000 г. 15635 млн. грн. Он состоит из наличных денег, а также из денег на расчетных и текущих счетах в национальной валюте. То есть в гривне.

Много это или мало? Мы можем сравнить с одной отраслью экономики страны: топливно-энергетической. По данным Минтопэнерго, на 1 июня долги облэнерго перед энергорынком составляли 9 442 млн. грн., долги генерирующих компаний за поставленное топливо и оборудование — 16 932 млн. грн. Кроме того, энергобаланс на 2000 г. составляет 13,3 млрд. грн. Если использовать нормальную скорость обращения денег, равную 2, то для обслуживания этого сегмента экономики Украины и рассасывания долгов в нормальных условиях потребуется 19 млрд. грн. Кроме того, существуют еще и неучтенные здесь факторы.

А во всей экономике Украины — 15 635 млн. грн. Из них 10 370 млн. грн. — агрегат МО — находятся вне банков и в определенной мере помогают долларам обслуживать «серую» экономику. Получается, что у нас правительство с Нацбанком изобрели особенные деньги, скорость обращения которых в безналичных расчетах должна составлять двукратные величины. Отсюда совершенно ясно, что эти деньги не предназначены для накопления! При их то скорости обращения им просто некогда храниться. Получил — пощупал — и быстро отдай другому. Даже задуматься некогда.

Если же пересчитать деньги в национальной валюте на счетах, т.е. разницу М1 — М0 = 5004 млн. грн. , в доллары (курс 5,43) то получим удивительно маленькую цифру для 50-милллионной страны — $921 млн., в то время как долги только за газ за 2000 год набежали на сумму около $700 млн.

Следует обратить внимание и на ускоренный рост инфляции — 18,7% на 1 июля 2000 г. при запланированной на год в 15,9%. Этот фактор отражает косвенное действие долговой пирамиды, поскольку рост цен требует привлечения дополнительной массы денег для обслуживания экономики, а так как рост предложения денег отстает даже от этого показателя, то возникают и будут возникать новые тромбы в экономике из-за инерционности этих процессов.

Отсюда легко объясняется и так называемый рост производства за 5 месяцев 2000 г. на 10,8% по отношению к соответствующему периоду 1999 г. Но ведь продукция промышленности определяется в действующих на соответствующий период ценах. Вот и сравните рост индекса инфляции (18,7%) и рост производства (10,8%). А если пересчитать эту продукцию в долларовый эквивалент, то мы получим ощутимое падение из-за роста курса доллара за год на 50%. Надо быть очень бдительными с нашей долговой пирамидой. Поэтому при помесячном сравнении в 2000 г. мы наблюдаем падение промышленного производства в апреле по отношению к марту — 95,5%, а в мае к апрелю — едва заметный рост — 100,7%. И это без учета инфляции в апреле (1,7%) и мае (2,1%)!

Для меня остается полной загадкой, как правительство сможет развязать кризис неплатежей, запретить взаимозачеты и т.д. при таких-то значениях денежных агрегатов. Тут и магия не поможет. Разве что паблик рилейшнз. Я бы склонен был считать, что это покров богини Майи застлал глаза идеологам так называемой монетарной политики, если бы не странная цепочка фактов.

Это и отключение Крыму электроэнергии в разгар летнего сезона (какая акция может быть эффективнее для дискредитации Крыма как курорта?). Это и очередная попытка введения кассовых аппаратов на рынках (в условиях, когда гривня не способна обслуживать даже базовые отрасли, а стоимость кассовых аппаратов просто неподъемна для мелкого предпринимателя).

Это и введение НДС на путевки перед сезоном отпусков. Отдыхайте, милые граждане, восстанавливайте здоровье, мы о вас позаботились.

Одним словом, «реформы заради добробуту». Ведь граждане должны понимать, что правительству так не хватает средств для поддержания долговой пирамиды.

PR ХУЖЕ ЭМИССИИ

А может, это звенья той цепи, которую описал Оруэлл? Если хочешь войны — говори о мире, если хочешь разрушить государство — говори о любви к нему. Причем всюду, всегда и очень убедительно. Это помогает усыпить бдительность. Ох уж этот Оруэлл! Может быть, он не прав? Может быть Нацбанк вместе с Минфином действительно заботились о проведении эффективной денежной политики, для чего и ввели гривню? А с 2000 года их усилия, получив контроль над бюджетом, стал поддерживать и премьер-министр?

Читаем статью 2 Закона Украины «О реструктуризации долговых обязательств Кабмина Украины перед Нацбанком Украины» от 20.04.2000 г. «Разрешить Нацбанку Украины начисленные и невыплаченные проценты по кредитам, предоставленным Минфину Украины в национальной валюте, которые по состоянию на 01.01.1999 г. составили 6 300 181 986 гривен и учитываются вне баланса, списать с внебалансового счета Нацбанка Украины».

Вот такие методы борьбы с нашей долговой пирамидой. Нацбанк дает Минфину кредиты или выкупает ОВГЗ, или делается еще какая-либо акция подобного рода. Мало того, что кредитные ресурсы идут мимо реальной экономики, но и заложенные проценты в эти операции поднимают в ней уровень кредитной ставки и снижают ее конкурентоспособность. Затем эти проценты списываются, ОВГЗ реструктуризируются (желательно на длительный срок, лет этак на 30), все по закону, эмиссией это не назовешь. Но это хуже эмиссии. Поскольку при эмиссии высокие ставки вызваны нерациональным вливанием денег в экономику, а здесь и высокие ставки есть, и денег нет. Вот парадокс.

А как же внешние кредиты? Ведь действительно, в 2000 году были реструктуризованы долговые обязательства, приходящиеся на 2000—2001 годы на сумму около $2,7 млрд., что, правда обошлось в энную сумму, о которой можно только догадываться. Казалось бы, хорошо. Но потом следует реанимация ОВГЗ. Премьер-министр В. Ющенко подчеркнул, что выпуск облигаций внутреннего и внешнего госзайма 2000 года «не приводит к новым долгам», а просто «раскладывает эти обязательства по новым полочкам». Предположительно, до 14 апреля 2000 г. Минфин через Нацбанк разместил на рынке ОВГЗ на сумму свыше 1 млрд. грн., что дополнительно отвлекло денежные средства с ограниченного ресурсами рынка, повысило внутренний долг и неминуемо приведет к повышению кредитной ставки.

Как тут понять фразу В. Ющенко «не приводит к новым долгам»? И, главное, эта операция не нарушает отечественного законодательства? Тут все так запутано, и такой покров тайны, что только можно мечтать о быстрейшем наступлении декларируемой прозрачности деятельности правительства и работы Нацбанка. Одно только ясно, внешняя задолженность ведь никуда не делась, ее только растянули с 2000 г. на период до 2007 года, т.е. на те годы, которые не охватываются бюджетом 2000 года. Ну и что? А то, что детей Украины, родившихся, например в 2006 году, ждет сюрприз — долговые обязательства да еще и проценты по ним. Куда там Оруэллу.

За вышесказанным чувствуется особый стиль деятельности. Этот стиль деятельности в нашей стране известен давно и имеет название — «потемкинские деревни». Эта достаточно укоренившаяся матрица поведения проявляется во многих формах, потому западным специалистам, воспитанным на других принципах, так тяжело разобраться в этих хитросплетениях. Но ведь государство не построишь из «потемкинских деревень». Да и паблик рилейшнз — плод ХХ века — не всесильна, с ее помощью не накормишь голодного и не обуешь босого.

Вот примерно так развивалась долговая пирамида благодаря усилиям Нацбанка, Минфина, а с 2000 года — и премьер-министра. Трудно назвать сферы, куда она пустила миазмы. Даже к снижению численности населения и росту эмиграции она имеет непосредственное отношение. Она уже в несколько раз превышает легальную экономику и в любой момент может похоронить не только Кабмин, Верховную Раду и институт президенства, но и всю страну. И только слабенькую гривню в объеме около $4,5 млрд. (агрегат М2) заставляют противостоять такому Монстру.

С ГОЛОВЫ НА НОГИ

Казалось бы, мрачная картина нарисована. Но у каждой медали есть две стороны. И, как ни странно, в этой пирамиде заложены огромные резервы роста. Если ее перевернуть, то ВВП может вырасти в несколько раз. А что для этого надо сделать?

Первое. — Осветить эти процессы. Ведь чем ближе к свету, тем тень меньше. Тем отчетливее видны детали, цвета и решения проблем. Тем меньше пространства для различного рода грабителей. Когда снимали черно-белое кино, вполне подходили рисованные пейзажи. Когда появилось цветное кино, эти рисованные пейзажи стали шокировать зрителей. Так и у нас. Прозрачность может осветить «потемкинские деревни» и шокировать людей. Но без шока не перевернешь пирамиду, и без прозрачности не избавиться от них.

Второе. Надо вводить мультивалютную систему денежного обращения с одной основной валютой и рядом функционально ограниченных — энергетическую гривню, инвестиционную гривню, земельную гривню. Только таким способом в кратчайшие сроки и наименее болезненно можно разрушить пирамиду.

В противном случае, предлагаемые стандартные методы, наработанные западной экономикой, будут в течение столетия выводить Украину на среднеевропейский уровень, и то только в том случае, если все будет у нас делаться безукоризненно, а в западных экономиках периодически будут происходить кризисы. Поскольку, чтобы не отставать, в частности, от Польши, как я уже писал, нам надо 27% роста ВВП в год. А Польша ой как далека еще от среднеевропейского уровня.

Третье. Стратегия реформ в сфере кредитно-денежного обращения, налогообложения, оплаты труда, институциональной, административной и др. должна быть комплексно увязанной и синхронизированной во времени, а не напоминать даже успешные кавалерийские атаки на отдельные сегменты экономики, что со временем только ухудшает ее состояние.

Четвертое, и самое важное, но чему уделяется крайне слабое внимание. Надо изменить менталитет людей и внимательнее подходить к кадровым вопросам. Это особая проблема, неразрывно связанная и с экономикой, и с задачами государственного строительства. Только в этом случае можно искоренить желание строить «потемкинские деревни», которые, невзирая на все старания, будут возвращать страну в прошлое и приведут к потере государственности.