Революция «нехта»

Telegram стал «главным коммуникатором страны» во время протестов в Беларуси

О выборах президента Беларуси-2020 обязательно напишут в учебниках для коммуникационщиков и включат в курсы политологии. Возможно, белорусские события когда-то даже назовут «первой Telegram-революцией».

Сейчас ситуация в соседнем государстве продолжает развиваться, политические итоги подводить еще рано, но проанализировать информационную составляющую белорусского протестного движения уже можно, и даже нужно.

«ТУНИЛИКС»

Широко известно, что социальные сети сыграли значительную роль во время событий «арабской весны» в начале 2010-х. Не все протесты привели тогда к свержению власти, хотя политические последствия были везде. Но в Тунисе и Египте действительно произошла смена правящих режимов.

Вот как, опираясь на данные из разных источников, можно описать влияние новых медиа на разворачивание тунисских и египетских протестов.

В Тунисе «катализатором» выступлений против действующей власти стал сайт «Наваат» (в переводе с арабского означает «Ядро»). Интернет-издание в конце 2010 года приступило к реализации проекта «Туниликс» — обнародование документов WikiLeaks, касающихся злоупотреблений тунисской власти. Материалы обрели большую популярность благодаря распространению в социальных сетях.

«Туниликс» лишь опубликовал эти депеши, вложил их в контекст, а уже другие — наши блогеры, активисты — начали переводить их и распространять в Facebook. И дальше все эти распространения, ссылки становились источником информации для различных СМИ», — рассказал потом Сами Бен Гарбия — тунисский правозащитник и соучредитель сайта «Наваат».

Когда антиправительственные протесты уже начались, возникла другая проблема — оказалось, что иностранные СМИ не имеют доступа к правдивой информации о том, что происходит в Тунисе, и мир не знает, что происходит в стране. Тогда, как вспоминал Бен Гарбия, «Наваат» начал собирал в соцсетях интересные сообщения и видео активистов «тунисской весны», переводил их на английский и публиковал на сайте. Так новости из Туниса понемногу начали распространяться на Запад — информационная блокада была разрушена.

Волна протестов привела к отставке президента Туниса бен Али в январе 2011 года.

«МЫ ВСЕ ХАЛЕД САИД»

События в Египте берут свое начало с грубого убийства полицейскими 28-летнего египетского бизнесмена Халеда Саида в июне 2010 года.

Случайно Саид получил запись того, как коррумпированные полицейские делят между собой захваченные наркотики и наличные. Считают, что запись попала к нему случайно, через Bluetooth, когда он сидел в александрийском интернет-кафе. После чего Саид разместил компрометирующее видео в интернете.

Несколькими неделями позже двое полицейских увидели, как Халед Саид выходил из интернет-кафе. Они затолкали его внутрь и начали избивать. Свидетели рассказывали, что они неоднократно били мужчину головой об стол, после чего его вытащили на улицу и забили ногами до смерти.

В полицейском отчете было указано, что Саид умер после того, как проглотил пакетик марихуаны. Однако семья получила фотографии его изуродованного тела от сотрудника морга. Эти снимки были опубликованы в интернете братьями Саида.

Руководитель маркетинга компании Google на Ближнем Востоке и Северной Африке, египтянин, который жил тогда в Дубае под псевдонимом «Ельшахид» (мученик), открыл в «Фейсбуке» группу «Мы все Халед Саид», на которой разместил шокирующие фото. На конец января 2011 г. страница имела более 350 тыс. подписчиков. Именно тогда организатор страницы призвал своих последователей выступить 25 января с протестами против египетского режима.

Считается, что именно группа в «Фейсбуке» стала толчком для создания общественного движения и вдохновила десятки тысяч демонстрантов выйти на улицы, что в конце концов привело к падению режима Мубарака.

Исследователи провели масштабный опрос египетской молодежи с целью изучении факторов, которые повлияли на их решение принять участие в  протестах 2011 года и перейти от роли наблюдателя к роли участника. Результаты, которые были обнародованы в марте 2012 года в Journal of Communication, показали, что большинство протестующих, вышедших на улицы в первый день протестов, сделали это из-за поста в социальных сетях.

НЕСВОБОДА МЕДИА И СВОБОДНЫЙ TELEGRAM

Но возвращаемся к событиям в Беларуси.

Ситуация со свободой СМИ в соседней стране годами оставалась стабильно плохой. Телевидение, которое есть в кабельных сетях и которое смотрит абсолютное большинство белорусов, является безальтернативно провластным. Все девять бесплатных цифровых телеканалов находятся под контролем государства. Фактически единственным независимым от белорусских властей является Белсат TV, которое формально входит в структуру Польского общественного телевидения (Telewizja Polska, TVP) как TV Bialorus и работает при финансовой поддержке правительства Польши и грантодателей. В кабельных сетях канала нет. Белсат TV в Беларуси можно смотреть в интернете, а также через спутник, что может себе позволить до четверти населения.

Единственной плюралистической платформой в Беларуси являются новые онлайн-медиа.

В первую очередь речь идет о Telegram. Этот мессенджер, который и до того был популярным среди белорусов, оказался наиболее устойчивым к сбоям с доступом к интернет-ресурсам, которые начались в первые минуты после начала голосования на выборах 9 августа. Большинство информационных сайтов начали работать с перебоями или вообще не открывались, о попытках блокирования сообщал Twitter, нельзя было подключиться к «Фейсбуку».

В работе Telegram тоже наблюдаются проблемы, но мессенджер работал более-менее стабильно благодаря встроенному механизму обхода блокировок и дополнительным прокси-серверам, подключенным специально для Беларуси. «Мы включили наши инструменты антицензуры в Беларуси, чтобы Telegram оставался доступным для большинства пользователей», — пояснил основатель Павел Дуров.

Мессенджер вошел в список самых популярных Android-приложений среди пользователей из Беларуси наряду с сервисами для обхода блокировки. Без преувеличения Telegram стал «главным коммуникатором страны» на момент начала протестов. Когда в Беларуси «пропал» интернет, остался работать только Telegram, он собрал вокруг себя всех белорусов, которые следили за политикой.

«НЕХТА»

Каналом №1 стал канал NEXTA (1,7 млн подписчиков на утро 13 августа).

NEXTA произносится как «нехта» — по-белорусски это «некто». Канал был основан на YouTube пять лет назад 17-летним школьником, и был сначала музыкальным проектом Степана Путило, известного сейчас под именем Степан Светлов.

Впоследствии NEXTA приобрел признаки оппозиционного медиа — кроме музыки начали появляться расследования о злоупотреблениях власти, критические материалы о белорусских реалиях...

В 2018 году появился Telegram NEXTA Live, а в 2019 году NEXTA опубликовал документальный фильм «Лукашенко. Уголовные материалы», который вошел в тренды белорусского YouTube, получив почти 3 млн просмотров. «В фильме подробно рассказывается о том, как Лукашенко украл у нас страну, мечты, свободу, будущее и 25 лет жизни», — рассказывал тогда Степан Путило.

С началом нынешних протестов в Беларуси канал начал публиковать фото и видеосообщения пользователей со всей страны и распространять новости СМИ, сайты которых могли быть заблокированы. «Telegram — это анонимная площадка, это безопасная передача информации и NEXTA — это тысячи белорусов, которые делятся какой-то информацией, которые присылают ее нам и, таким образом, рассказывают ее на всю страну. Они рассказывают те истории, которые должны быть услышаны, которые никогда не прозвучат на белорусском телевидении или в официальных белорусских СМИ», — рассказывал главный редактор проекта, 25-летний Роман Протасевич в интервью Euronews.

СПЕЦОПЕРАЦИЯ ИЛИ «ЧЕРНЫЙ ЛЕБЕДЬ»?

NEXTA уже назвали «децентрализованным медиа XXI века». Но во время протестов канал вышел за рамки работы СМИ, став, с одной стороны, рупором оппозиции, а с другой — фактическим координатором акций протеста.

На канале стали появляться призывы о помощи, карты размещения милиции, контакты адвокатов и правозащитников, политические обращения и инструкции для протестующих...

ВВС запросило у Протасевича, кем себя больше воспринимает команда NEXTA — СМИ или координаторами протеста? Главред проекта ответил так: «До начала всей этой ситуации с голосованием и протестами мы работали как медиа, причем как медиа достаточно успешное», но сейчас, по его словам, уже «трудно сказать, кем мы являемся». «Наверное, прежде всего белорусами, которые хотят вернуться домой и жить в свободной стране без диктатуры», — отметил Протасевич.

Кто стоит за проектом NEXTA? Действительно ли два парня 20+ являются фактическими координаторами оппозиционного движения против Лукашенко?

Из открытых источников известно, что и Роман Протасевич и Степан Путило живут в Польше в качестве политических эмигрантов.

О финансировании проекта известно только со слов его руководителей.

В интервью ВВС Роман Протасевич заявил, что NEXTA существует за счет рекламы.

«Мы никогда не получали ни грантов, ни какой-либо другой помощи от третьих лиц. С нами даже никто не связывался, мы существуем сами по себе. Механизм нашей работы, получения каких-то денег у нас схож с тем, как устроены частные СМИ, — мы продаем в наших каналах рекламу. Мы не только являемся крупнейшим белорусским каналом, но и одним из крупнейших телеграмм-каналов вообще. У нас достаточно дорогая реклама, и доходов от нее нам хватает для того, чтобы существовать», — заявляет главред NEXTA.

Очевидно, что информации явно недостаточно, ни для того, чтобы заявлять об очень эффективной спецоперации, ни для того, чтобы объявлять канал «своеобразным» черным лебедем»...

***

Политические выводы из последних событий в Беларуси еще впереди. Но предварительные технологические выводы уже, кажется, сделать можно.

• Современные технологии коммуникаций делают невозможными запреты и блокировки. «Их в дверь, а они в окно», то есть вместо заблокированных сайтов людям сообщал новости Telegram-канал.

• Политические протесты возможны без политических организаций и лидеров. Эту роль может выполнять гражданское общество.

• «Вожди» восставшему народу не очень-то и нужны. Только координаторы, но ими могут стать медийные проекты, новые медиа.

И общий вывод из всех протестных акций последнего десятилетия: социальные сети и мессенджеры являются сейчас не только главным пропагандистом и агитатором, но и главным организатором «революционных масс». Но до сих пор ни одной власти не удалось с этим справиться без потерь.