МЕНЮ

В гостях у... зимней сказки, или Театр памяти

На вернисаже можно полюбоваться полотнами ландшафтов старого Киева и окунуться в атмосферу Рождества и Нового года

В  «Музее истории города Киева» представлена «Сцена для зимней сказки», которая  напомнит, каким волшебным предстает Киев зимой. К тому же, работы Александра Хвостенко-Хвостова, Алексея Шовкуненко, Николая Глущенко и других художников, которые  объединили в этот проект, экспонируются крайне редко!

Куратор  вернисажа Екатерина Липа  собрала лучшие из лучших (а также такие, что просто никогда не экспонировались) работы из коллекции киевского музея на зимнюю тему. Все — авторства маститых классиков. Можно увидеть три полотна легенды украинского авангарда и «отца» современной отечественной сценографии, замечательного художника Александра Хвостенко-Хвостова. Хотя «Киев. Вечер», «Киев. Оперный театр» и «Киев. Площадь Богдана Хмельницкого» (вся серия была написана в 1954 г.) хорошо известны киевлянам. Благодаря Хвостенко мы сможем  вспомнить, какие снега окутывали зимой Украину еще полвека назад. По пояс — и это в самом центре столицы! В 1950-х, судя по картинам, рядом с Киевской Оперой останавливался троллейбус, а на Софийской площади — трамвай. Следовательно, проблем с тем, как добраться в центр, у горожан не возникало даже в ненастье.

ПЛАМЕНИЦКИЙ А.А. «СОЛНЕЧНЫЙ ДЕНЬ», 1968 Г.

Рядом с работами Хвостова в экспозиции размещены эскизы декораций и костюмов к опере «Тарас Бульба» еще одного знаменитого авангардиста — Анатоля Петрицкого. Спектакль поставили в Киевской опере в 1955-м. Синергия живописи Хвостенко-Хвостова и созданной всего за год сценографии Петрицкого напоминает машину времени: благодаря такому сочетанию будто сам оказываешься в самом начале хрущевской «оттепели». А чтобы картина столицы Украины получилась и вовсе панорамной, объемной, словно побывал там лично, дышал этим снежным воздухом, а душой поднимался в бездонное синее киевское небо, — вот вам «Зима. Солнечный день» Алексея Шовкуненко. В  1948 г., когда была написана работа, знаменитый пейзажист и профессор Художественного института готовился возглавить Союз художников УССР. Но, разглядывая автопортрет на фоне заснеженной горы, где на заднем плане — Исторический музей и здание на Андреевском спуске, не скажешь, что написал его «живой классик».

АДАМОВИЧ С.Ф. «ЦЕРКОВЬ В ДРОГОБЫЧЕ», 1988 Г.

Кстати, относительно недавно «Площадь Богдана Хмельницкого» Хвостова и «Зима. Солнечный день» Шовкуненко, сыграли совместную роль на «сцене истории». В 2012  году эти  картины напрокат взяла печально известная «ДУСя» (Государственное управление делами при президенте В.Януковиче). Следовательно, увидеть их могли исключительно посетители улицы Банковой. В 2014-м, благодаря Майдану, Хвостов, Шовкуненко и еще 11 ценных полотен были возвращены в Музей истории Киева.

ХВОСТЕНКО-ХВОСТОВ А. В. «КИЕВ. ПЛОЩАДЬ БОГДАНА ХМЕЛЬНИЦКОГО», 1954 Г.

 

Вуаль времени все заметнее отделяет нас от уютной, праздничной только «по ощущению» (ни на одной картине на выставке нет ни новогодних елок, ни карнавального конфетти, ни даже простого упоминания о «зимних праздниках») атмосферы зимнего Киева 1930-х — первой половины 1980-х. Именно в этот период созданы разные работы экспозиции «Сцены для зимней сказки». И память сама творит чудо: благодаря воспоминаниям, повседневные предметы и сценки «из прошлого», кажется, начинают излучать неподдельное доброе волшебство. Идет  речь об уникальной серии акварелей известного книжно-журнального графика Виталия Крыжанивского «Интерьеры старого дома» (1976 г.); городской пейзаж «Оттепель» (1987 г.) его учителя — Сергея Подеревянского; речной пейзаж «В марте» (1957 г.), выполненный в технике монотипии Николаем Глущенко, или же о зимних пейзажах и даже натюрмортах других авторов. (В экспозиции нашлось место классическим «Натюрморту» Винни Реунова, 1984 г., и Владислава Мамсикова-старшего, 1991 г.)...   «Сцена для зимней сказки» — это и есть настоящий театр памяти. О времени, когда деревья были большими. А мир казался неторопливым и радостным. Когда мир был  мирным.

Выставку можно увидеть до 15 января.

Анна ПАРОВАТКИНА. Фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»