МЕНЮ

В колонии РФ мать кормила Кольченко крымскими фруктами и борщом

18 июня, 2019 - 21:59

Во время длительного свидания с крымским политзаключенным Александром Кольченко в российской колонии в Челябинской области его мать Лариса кормила сына крымскими фруктами и украинским борщом.

О таких подробностях своей поездки Лариса Кольченко рассказала Крым.Реалии.

«Хотелось ему разных вкусностей привезти. Привезла ему фруктов, из Крыма кое-что из продуктов, крымского лука. Он также сало просил. Вообще он очень соскучился по домашней еде. Конечно (готовила – КР) украинский борщ», – сообщила Лариса.

По словам матери, Александр чувствует себя нормально, на здоровье не жалуется, но очень похудел. Она также рассказала, что помимо общего распорядка в колонии Александр успевает заниматься самообразованием, читает книги по психологии и социологии.

«Он ходит в библиотеку в колонии, но в основном книги мы заказываем по интернет-магазинам. Там, конечно, проблема, туда их доставить, но последний раз мы передавали через правозащитников челябинских, потому что с посылкой не получилось, бандеролью их переслать», – рассказала Лариса.

В июне мать Александра Кольченко вернулась из трехдневного свидания с сыном в колонии в Челябинской области в России.

Как сообщалось, Кольченко и Олег Сенцов были задержаны российскими силовиками в оккупированном Крыму в мае 2014 г. по обвинению в организации терактов на полуострове. В августе 2015 г. суд в российском Ростове-на-Дону приговорил Сенцова к 20 годам колонии строгого режима. Кольченко получил 10 лет колонии. Оба вины не признали.

Кольченко отбывает срок в колонии №6 Копейска Челябинской области.

Правозащитный центр «Мемориал» внес Сенцова и Кольченко в список политзаключенных.

17 июня российская правозащитница, член Уральской правозащитной группы Татьяна Щур заявила, что у Кольченко появилась возможность смягчить приговор. Он отсидел половину срока и вправе подавать заявление на смену режима содержания, например, с содержания под стражей - на исправительные работы. Это ни в коем случае это нельзя назвать помилованием, ибо у него почти нет надежды на то, что такая просьба будет удовлетворена, подчеркнула правозащитница. Однако она добавила, что цель - создать прецедент, поскольку такая возможность появилась в законодательстве. А также разработать процедуру, чтобы и другие узники тоже могли этим воспользоваться.