Истории и замыслы Андрея Шийчука

Поэтическая книжка «Кахлі» — одна из новинок лауреатской серии издательства «Смолоскип»

Сборник Шийчука принадлежит к давно ожидаемым, ведь на момент своего «официального» дебюта поэт уже стал заметным и характерным участником молодой украинской поэтической сцены — и с выступлениями, и с собственными литературными проектами и проектами междисциплинарными, мультимедийными.

В «Кахлях» случаются тексты по большей части двух типов. В первом Андрей Шийчук будет рассказывать определенную смешную или парадоксальную историю. Во втором — изобразит несколько задумчивую статическую картинку. Где-то так:

(...) Ще коли ми вчились

у школі,

я, після уроків зарубіжної

літератури,

любив сказанути щось

на зразок:

а чи віrною доrогою ми йдемо,

 товаrиші? —

І сам же і відповідав,

віrною, товаrиші, geradeaus!

Мабуть, за це мене і прозвали

Німцем,

але чому тоді не Троцьким,

 питається,

чи якось так? (...)

Или так:

Слухати шелест листя.

Спостерігати, як хитаються

верхівки тополь.

Дивитись, як вітер зриває пух.

Стежити за пташками,

що так швидко проносяться

 повз.

Рахувати хмари, схожі

на котів,

рахувати машини

із парними номерами.

Слухати теревені сусідів.

Слухати удари кісточок

доміно об стіл (...)

И если в первом случае текст будто раскрывается собственной «музыкальностью», простым и ритмичным речитативом, то во втором появляется ощущение, что это стихотворение, по-видимому, было бы неплохо читать под сопровождение какой-то контрастной музыки.

Неслучайно Андрей Шийчук разделил основной массив книжки «Кахлі» на две части, с названиями, соответственно, «Статика» и «Динаміка». Но и недаром решил «развязать» эту оппозицию, прибавив еще небольшой раздел «Гравці», достаточно ожидаемо центрируемый вокруг мотива игры, такого важного везде, где идет речь о поэзии.

Когда я писал о поэтической активности автора «Кахлів» до появления в печати его первой книжки, имел в виду и такой момент: с появлением печатного сборника возникает возможность по-новому посмотреть на творчество поэта, переосмыслить его, изменить акценты в восприятии. Кажется, это правило остается актуальным, невзирая на все изменения коммуникативной реальности и регулярные «похороны книжки». Следовательно, мое знакомство с «устным» Андреем Шийчуком или с его фрагментарными публикациями в интернете и на бумаге оставляло впечатление, что в творчестве этого автора выразительно доминирует ирония, а погоду определяют особенности индивидуального чувства юмора.

Читая и перечитывая «Кахлі», видишь, что в действительности метафорический и медитативный моменты не меньше, а может, и больше важны для этого поэта. Замысел, образ, внутренняя игра ассоциаций в «Кахлях» — вещи непременные.  Парадоксальным способом Шийчук разлогими описаниями выстраивает достаточно лаконичные и эффектные образные конструкции. Это может быть и немецкая река Шпрее, которая вышла из берегов, и описание выхолощенного постсоветского колядования и щедрования, и пародийное, но в то же время экзистенциональное конструирование мнимого будущего:

(...) Пройде безліч років —

син виросте

і подібно, як батько, стане

 поетом,

ходитиме з дивними бабами,

писатиме їм пісні та вірші,

глушитиме самогон у парку,

куритиме різне без фільтра.

І батьки йому будуть казати,

не їдь до Львова,

не ходи з поетками,

вони заберуть твою душу і

 покладуть на папір!

Не пий дурної горілки,

не кури без фільтра,

не пиши віршів —

вірші — це зло!

Поети — це пропащі люди!

Куди ж ти?

Ну що ж ти?

Ну нащо ж ти?

Але мистецтво

не зупинити.

Кстати, о «не їдь до Львова». География — один из главных «стержней» книжки «Кахлі». Сборник преисполнен разных географических маркеров, от Украины до Германии, от Польши до Бразилии. Не то, чтобы в этом Андрей Шийчук сказал радикально новое слово, однако его географическая настойчивость и последовательность действительно добавляют самобытности этим поэзиям. Ведь и стихотворение, и путешествие здесь в большой степени — коллекция впечатлений, пойманных и сохраненных на будущее. Перечитывая их, вновь и вновь, убеждаешься в справедливости двух последних строк процитированного выше стихотворения Андрея Шийчука                — искусство не остановить.