Кошицы

Этот род, начало которого, как любили писать в старинных документах на дворянство, «затерялось во тьме Истории», известен в Украине и мире, прежде всего, благодаря знаменитому композитору и хоровому дирижеру Александру Кошицу. Вместе с тем вклад Кошицов в украинскую культуру выходит далеко за пределы музыки, ибо они причастны к становлению гения Тараса Шевченко.

Кошицам уже посвящено несколько публикаций, и уже этот факт выделяет их из десятков тысяч шляхетских родов. Однако, как это всегда бывает, нагромождение данных приводит к увеличению круга незнания. Работая на чужбине над своими «Спогадами», Александр Кошиц пытался обобщить как изданные, так и известные ему лично данные из истории рода. Конечно, наиболее противоречивые известия касались происхождения Кошицов и их герба «Порай». Связывая их с коронованными домами Европы, знаменитый композитор путанно писал о савойских князьях Розинах из Косцина, которых считал родственниками Гедимина и предками Кошицов. Наряду с подчеркиванием итальянского происхождения рода, неожиданного отмечены их... чешские корни, связанные, будто бы, со знаменитым родом Славника. Тем временем научные труды, посвященные Славниковичам, относят к их потомкам польские шляхетские роды герба «Равич», а не «Порай».

Уважая стремление потомков рода Порай-Кошиц отыскать свои славные корни, советуем им опираться, прежде всего, на документы (которых сохранилось немало), ибо родовая честь растет лишь на почве истины. Что же касается судьбы Кошицов, то уже в более близкие нам XVII — XVIII стст. они владели частями имений Великое Село в Минском и Выступовичи — в Киевском воеводствах. Именно в овручских Выступовичах Кошицы вошли в состав униатского духовенства и разделились на дворянскую и священническую ветви.

Потомки обоих ветвей достигли значительных высот в офицерском корпусе, среди чиновничества и духовенства Российской империи. Жили Кошицы преимущественно на Киевщине, в частности — в Киеве, чаще всего — на Приорке и Куреневке, где связали себя родственными узами с Березовскими, Бирюковыми, Брюшковыми, Доманскими, Бернацкими, Зелинскими, Зименками, Клепцовыми, Кобцами, Ломанскими, Метельскими, Непоровскими, Савельевыми, Таргони, Хроповскими, Цирульниковыми, Чернецкими, Яковлевыми. Интересно, что обе наиболее известные священнические семьи Кошицов были связаны с шевченковскими местами и самим Тарасом Григорьевичем.

В первую очередь необходимо вспомнить о. Григория Кошица (сына о. Ивана) — выпускника Киевской духовной академии (с аттестатом 1-го разряда). 25 декабря 1818 г. он был рукоположен к церкви св. Иоанна Богослова села Кирилловка Звенигородского уезда. Так связались судьбы о. Григория и его семьи с кирилловскими Шевченками. Речь шла не только о традиционных отношениях между священником и прихожанами. Известно, что в 1827 г. маленький Тарас был наймитом у Кошица. Кроме этого их связывала и школа. Когда в сентябре 1845 г. Тарас Шевченко (уже не крестьянин, а столичный интеллигент) по приглашению гостил у Григория Ивановича, то расспрашивал его о своих школьных товарищах.

В 1845 г. о. Григорий принадлежал к наиболее авторитетным местным священникам. В 1832 — 1838 гг. он был духовным депутатом, а потом до 1842 г. — благочинным 1-й части благочиния и сотрудником Киевского попечительства о бедных духовного звания. Из его детей глубокий след в судьбе Тараса Шевченко оставила Феодосия, в которую он влюбился (в 1845 г. ей исполнилось 17 лет). Однако им не суждено было быть вместе. Как известно, Тарас Григорьевич так и не женился. Такая же судьба постигла и Феодосию Кошицову. Она жила при родителях, потом — при брате Алексее, который в 1858 г. сменил отца на должности настоятеля Кирилловской церкви. В 1872 г. Феодосия Григорьевна была назначена на должность просфорницы к тому же храму и в последний раз упоминается в 1883 году. Ее преемницей стала Пелагия Пешковская (с 4 июля 1884 г.).

Среди племянников Феодосии, детей ее брата о. Алексея, невозможно не упомянуть о Павле. После Богуславского духовного училища он начал готовиться к получению музыкального образования, в 1884 г. был певчим в Нижнем Новгороде, с 1885 г. учился в Московской консерватории, а еще позже — в Милане. Павел сделал блестящую карьеру оперного и камерного певца, стал солистом Большого театра, принадлежал к числу наиболее известных теноров своего времени. Однако, сорвав голос, он не смог пережить этой трагедии и ушел из жизни в 1904 г., вскоре после увольнения на мизерную пенсию.

Уже во времена, когда священниками в Кирилловке были о. Алексей, а с 1885 г. — его сын о. Митрофан, в соседнюю Тарасовку был переведен их довольно дальний родственник о. Антоний Кошиц, сын о. Игнатия. Эта семья сначала была связана с окрестностями Бердичева, потом — с селом Ромашки Васильковского уезда и, наконец, в 1877 г. оказалась по соседству с Кирилловкой. В Ромашках родился, а в Тарасовке провел детские годы сын о. Антония и Евдокии из Маяковских — в будущем знаменитый хоровой дирижер, композитор, этнограф Александр Кошиц. Это он во главе Украинской республиканской капеллы начал в 1919 г. масштабное турне по странам Европы и Америки с целью популяризации в мире нашей культуры.

В творческом наследии Александра шевченковская тематика занимает одно из главных мест, что связано, в частности, с его неистовой влюбленностью в Тарасовку и ее окрестности. В своих искренних, неполиткорректных «Спогадах», которые принадлежат к лучшим произведениям этого жанра в украинской литературе, Кошиц с надрывом писал: «Це та земля, де лунають найкращі в світі пісні, де чутно найчистішу нашу мову, де сяє найясніше між усіма сонцями сонце, яку вкрило найблакитніше небо; земля — свідок козацької слави; земля, де ходили гайдамаки «з святими ножами»; земля, по якій блукав «босими ногами» великий Тарас, яку оспівував він у своїх геніальних піснях; земля з найкращими людьми на світі. Одне слово, найкращий куточок на світі, де стоїть моя люба Тарасівка! Хіба не правда? Хай хто посміє сказать інакше!»

Кошицы

Кошицы

Этот род, начало которого, как любили писать в старинных документах на дворянство, «затерялось во тьме Истории», известен в Украине и мире, прежде всего, благодаря знаменитому композитору и хоровому дирижеру Александру Кошицу. Вместе с тем вклад Кошицов в украинскую культуру выходит далеко за пределы музыки, ибо они причастны к становлению гения Тараса Шевченко.

Кошицам уже посвящено несколько публикаций, и уже этот факт выделяет их из десятков тысяч шляхетских родов. Однако, как это всегда бывает, нагромождение данных приводит к увеличению круга незнания. Работая на чужбине над своими «Спогадами», Александр Кошиц пытался обобщить как изданные, так и известные ему лично данные из истории рода. Конечно, наиболее противоречивые известия касались происхождения Кошицов и их герба «Порай». Связывая их с коронованными домами Европы, знаменитый композитор путанно писал о савойских князьях Розинах из Косцина, которых считал родственниками Гедимина и предками Кошицов. Наряду с подчеркиванием итальянского происхождения рода, неожиданного отмечены их... чешские корни, связанные, будто бы, со знаменитым родом Славника. Тем временем научные труды, посвященные Славниковичам, относят к их потомкам польские шляхетские роды герба «Равич», а не «Порай».

Уважая стремление потомков рода Порай-Кошиц отыскать свои славные корни, советуем им опираться, прежде всего, на документы (которых сохранилось немало), ибо родовая честь растет лишь на почве истины. Что же касается судьбы Кошицов, то уже в более близкие нам XVII — XVIII стст. они владели частями имений Великое Село в Минском и Выступовичи — в Киевском воеводствах. Именно в овручских Выступовичах Кошицы вошли в состав униатского духовенства и разделились на дворянскую и священническую ветви.

Потомки обоих ветвей достигли значительных высот в офицерском корпусе, среди чиновничества и духовенства Российской империи. Жили Кошицы преимущественно на Киевщине, в частности — в Киеве, чаще всего — на Приорке и Куреневке, где связали себя родственными узами с Березовскими, Бирюковыми, Брюшковыми, Доманскими, Бернацкими, Зелинскими, Зименками, Клепцовыми, Кобцами, Ломанскими, Метельскими, Непоровскими, Савельевыми, Таргони, Хроповскими, Цирульниковыми, Чернецкими, Яковлевыми. Интересно, что обе наиболее известные священнические семьи Кошицов были связаны с шевченковскими местами и самим Тарасом Григорьевичем.

В первую очередь необходимо вспомнить о. Григория Кошица (сына о. Ивана) — выпускника Киевской духовной академии (с аттестатом 1-го разряда). 25 декабря 1818 г. он был рукоположен к церкви св. Иоанна Богослова села Кирилловка Звенигородского уезда. Так связались судьбы о. Григория и его семьи с кирилловскими Шевченками. Речь шла не только о традиционных отношениях между священником и прихожанами. Известно, что в 1827 г. маленький Тарас был наймитом у Кошица. Кроме этого их связывала и школа. Когда в сентябре 1845 г. Тарас Шевченко (уже не крестьянин, а столичный интеллигент) по приглашению гостил у Григория Ивановича, то расспрашивал его о своих школьных товарищах.

В 1845 г. о. Григорий принадлежал к наиболее авторитетным местным священникам. В 1832 — 1838 гг. он был духовным депутатом, а потом до 1842 г. — благочинным 1-й части благочиния и сотрудником Киевского попечительства о бедных духовного звания. Из его детей глубокий след в судьбе Тараса Шевченко оставила Феодосия, в которую он влюбился (в 1845 г. ей исполнилось 17 лет). Однако им не суждено было быть вместе. Как известно, Тарас Григорьевич так и не женился. Такая же судьба постигла и Феодосию Кошицову. Она жила при родителях, потом — при брате Алексее, который в 1858 г. сменил отца на должности настоятеля Кирилловской церкви. В 1872 г. Феодосия Григорьевна была назначена на должность просфорницы к тому же храму и в последний раз упоминается в 1883 году. Ее преемницей стала Пелагия Пешковская (с 4 июля 1884 г.).

Среди племянников Феодосии, детей ее брата о. Алексея, невозможно не упомянуть о Павле. После Богуславского духовного училища он начал готовиться к получению музыкального образования, в 1884 г. был певчим в Нижнем Новгороде, с 1885 г. учился в Московской консерватории, а еще позже — в Милане. Павел сделал блестящую карьеру оперного и камерного певца, стал солистом Большого театра, принадлежал к числу наиболее известных теноров своего времени. Однако, сорвав голос, он не смог пережить этой трагедии и ушел из жизни в 1904 г., вскоре после увольнения на мизерную пенсию.

Уже во времена, когда священниками в Кирилловке были о. Алексей, а с 1885 г. — его сын о. Митрофан, в соседнюю Тарасовку был переведен их довольно дальний родственник о. Антоний Кошиц, сын о. Игнатия. Эта семья сначала была связана с окрестностями Бердичева, потом — с селом Ромашки Васильковского уезда и, наконец, в 1877 г. оказалась по соседству с Кирилловкой. В Ромашках родился, а в Тарасовке провел детские годы сын о. Антония и Евдокии из Маяковских — в будущем знаменитый хоровой дирижер, композитор, этнограф Александр Кошиц. Это он во главе Украинской республиканской капеллы начал в 1919 г. масштабное турне по странам Европы и Америки с целью популяризации в мире нашей культуры.

В творческом наследии Александра шевченковская тематика занимает одно из главных мест, что связано, в частности, с его неистовой влюбленностью в Тарасовку и ее окрестности. В своих искренних, неполиткорректных «Спогадах», которые принадлежат к лучшим произведениям этого жанра в украинской литературе, Кошиц с надрывом писал: «Це та земля, де лунають найкращі в світі пісні, де чутно найчистішу нашу мову, де сяє найясніше між усіма сонцями сонце, яку вкрило найблакитніше небо; земля — свідок козацької слави; земля, де ходили гайдамаки «з святими ножами»; земля, по якій блукав «босими ногами» великий Тарас, яку оспівував він у своїх геніальних піснях; земля з найкращими людьми на світі. Одне слово, найкращий куточок на світі, де стоїть моя люба Тарасівка! Хіба не правда? Хай хто посміє сказать інакше!»