МЕНЮ

«Сначала не было чувства страха... »

Сергей ЗЯТЬЕВ
1 июля, 2020 - 19:26
Галина Алмазова — бизнес-леди, которая оставила мирную жизнь, спасая десятки украинских парней на войне России против Украины

Известная писательница Светлана Алексеевич утверждает, что «у войны не женское лицо». Не стану спорить с женщиной, да еще и лауреатом Нобелевской премии, а напомню лишь, что ни одно военное противостояние не обходилось без участия в нем женщин. По крайней мере в ХХ веке: на фронтах той же Второй мировой войны в составе Красной армии воевало более 800 тыс. советских женщин!..

А разве представительниц прекрасного пола нет в армейских подразделениях, которые защищают Украину от путинской России? Галина Алмазова — одна из них. И хотя она непосредственного участия в боевых столкновениях не принимала, об артиллерийско-минометных обстрелах, ударах «градом» знает не из телесюжетов и даже не по рассказам тех, кто побывал под ними.

«Я НЕСКОЛЬКО МЕСЯЦЕВ ПРОВЕЛА НА МАЙДАНЕ»

— Пани Галина, как вы попали в район боевых действий? Захотелось острых ощущений?

— Острых ощущений мне хватало по жизни: автоспорт, горные лыжи, горный велосипед, альпинизм и работа кризисным менеджером добавляли адреналина. А теперь скажите, несмотря на услышанное, да еще и тот факт, что я буквально несколько месяцев провела на Майдане, могла я тогда оставаться сторонним наблюдателем всего того, что начало происходить на Донбассе?..

— Наверное, нет...

— Правильно. На фронт попала летом 2014-го в качестве волонтера. Украинская армия тогда была не только раздетой, но и голодной. Поэтому совместно со своими единомышленниками мы возили нашим ребятам все — от хлеба до бронированных автомобилей... А уже в сентябре 2014-го, узнав, что не хватает водителей на «скорую», предложила себя. Первый выезд, в качестве водителя и парамедика «скорой помощи», был в Луганскую область... И сразу первые погибшие, первые раненые... Времени на «адаптацию» не было совсем.

Перед началом нашего общения вы сказали, что до Революции Достоинства мало интересовались политикой. Интересно, как аполитичная женщина оказалась среди протестующих?

— В то время я была в командировке во Львове, у нас была рабочая встреча всех филиалов компании. 30 ноября утром я увидела новости о том, что избили студентов на Майдане. Меня настолько шокировало и задело это, что я отменила все дальнейшие рабочие мероприятия, села в машину и после обеда я уже была в Киеве, на Майдане.

— На Майдане тоже было «жарко». Не было страшно? Особенно тогда, когда узнали о гибели Нигояна и Жизневского?

— Сначала не было чувства страха. Я думаю, что из-за того, что мало кто из нас понимал, насколько это было опасно. Первый раз, когда мне действительно стало страшно, я помню очень хорошо. Это было в ту ночь, когда силовики начали штурм. Я тогда села в машину и поехала в эпицентр событий. До сих пор до мурашек на коже вспоминаю колокольный звон, который звучал в час ночи 11 декабря 2013 г. с колокольни Михайловского монастыря. А люди со всех сторон сходились на Майдан. Так вот, я оставила машину недалеко от Бессарабского рынка и дальше шла пешком. Перед ЦУМом плотной стеной стояли силовики. И мне нужно было пройти через них, чтобы попасть к протестующим. Вот тогда мне стало страшно. Но, слава Богу, меня пропустили, может, потому что на мне была накидка с Красным Крестом, и только попав к «своим» я успокоилась. Конечно, я понимала, что каждый из нас тогда мог стать жертвой. Но никогда не думаешь, что это может произойти именно с тобой. И нас было много, тех, кто стояли бок о бок и поддерживал друг друга.

— Сегодня, учитывая нынешние события, не жалеете, что столько дней мерзли там?

— Конечно же, нет! Ни разу не пожалела! Я себе никогда бы не простила, если бы в это время осталась в стороне и отсиделась в безопасном месте.

«ВЫСОКИЙ КПД В МОЕЙ РАБОТЕ НА ФРОНТЕ БЫЛ ИМЕННО ЗА РУЛЕМ АВТОМОБИЛЯ»

— К 2014-му вы имели достаточно успешный бизнес и уверенно чувствовали себя в жизни...

— Да, мне нравилось то, чем я занималась, это давало возможность иметь все необходимое для нормальной жизни, для увлечений и путешествий, которые я так люблю!..

На Донбассе вы были парамедиком, не имея медицинского образования, да?

— Почему «была»? Наша команда не прекращала свою работу на фронте... Ну, скажем так — больше водитель, потом уже парамедик. Да, у меня нет медицинского образования. Первые курсы по оказанию доврачебной помощи я прошла на Майдане, потом таких курсов было много разных. Наши экипажи состоят из водителей и медиков. Все водители имеют подготовку по тактической медицине, для того, чтобы помогать медикам, когда необходимы еще одни руки.

А почему стали именно водителем «скорой»? До этого вас что-то связывало с автомобилями?

— Я — пилот профессионального женского экипажа (это было до войны), с отличным опытом и знаниями контраварийного и экстремального вождения. Я подумала, что именно водителем «скорой» буду наиболее полезной. И не ошиблась. Высокий КПД в моей работе на фронте был именно за рулем автомобиля.

— По какому принципу отбираете в свою команду людей? Желания было достаточно, или брались во внимание и другие факторы?

— Стараюсь брать знакомых и проверенных людей, в которых уверена, которым могла бы доверить свою жизнь и здоровье. Так как наша работа связана с постоянным риском. Обязательно с хорошей профессиональной подготовкой — ошибки в нашей работе должны быть максимально снижены, так как это может стоить жизни или здоровья людей, которым мы помогаем, и себе в том числе. Конечно, этот человек должен быть «командным игроком», с хорошей адаптацией к любым условиям. Мы живем там в замкнутом коллективе достаточно длительное время и в не очень комфортных условиях (мягко говоря), поэтому люди должны понимать друг друга с полуслова, помогать друг другу, поддерживать, заботиться.

Кто они, члены вашей команды?

— Это обычные люди. Хотя вряд ли их можно назвать обычными!

В нашей команде врачи, медработники, музыканты, художники, бизнесмены, строители, юристы, депутаты, айтишники, военные, учителя, даже мэр был :), вообще, очень разные люди. Но все они невероятные, настоящие, тем, кому я могу доверить свою жизнь. Люди с большой буквы! О каждом из них можно писать отдельную книгу. Каждый из них Герой! Это уже наша семья навсегда.

— Женщины среди них есть?

— Да, конечно, у нас в команде больше половины — это женщины.

Пусть простят меня мужчины, но во многих вопросах женщины более стрессоустойчивы, выносливы и дисциплинированы.

«СТРАШНЕЕ ВСЕГО БЫЛО КОГО-ТО НЕ СПАСТИ, НЕ УСПЕТЬ, НЕ ДОВЕЗТИ»

— Вам пришлось побывать в районе Донецкого аэропорта в те дни, которые выдались особенно «горячими». Мне рассказывали, что вашему мужеству удивлялись даже «киборги», которых трудно было чем-то удивить...

— Спасибо, я очень тронута такой оценкой. Но на самом деле никакого мужества не было. Да, это были страшные и тяжелые дни. Конечно же, мне, как и всем, было очень страшно, иногда сердце «бежало впереди машины». Но было так много работы, что думать об этом было некогда: страх за свою жизнь и осознание всей опасности приходили после.

К тому же я работала не одна. Со мной была наша команда. Мы постоянно поддерживали друг друга и подавали друг другу пример. И ребята — те же «киборги», заботились о нас. Страшнее всего было кого-то не спасти, не успеть, а не довезти.

 Тогда практически каждый наш выезд был экстремальным... Когда забирали погибших ребят с 32-го блокпоста, когда вывозили раненого «Медведя» — (Павел Иванович Розлач — майор Вооруженных сил Украины, командир 2-го ДШБ, 95-й бригада), когда оказывали помощь трем раненым парням в Песках под плотным обстрелом, когда ночью случайно заехали на вражескую территорию, когда забирали раненых с блокпоста «Балу» (Луганская область), когда ночью, вывозя раненых, заезжали и выезжали по «дороге смерти» (Пески) под прицельным огнем. Если все случаи вспоминать, то одной вашей статьи не хватит.

— Как отнеслись к вашему решению поехать в район АТО ваши родные?

— С пониманием! А могли ли они на мое решение повлиять, был ли у них выбор?! На самом деле мне повезло с моими родными, они все это время поддерживают меня и помогают.

Расскажите, пожалуйста, о сотрудничестве с волонтерской организацией «Вернись живым».

— С «Вернись живым» мы знакомы с первых дней их существования. Очень уважаю эту команду, которая с первых дней войны и по сей день помогает армии. Достаточно длительный промежуток времени наши команды сотрудничали, периодически помогая друг другу решать различные вопросы. А начиная с ноября 2017 года, сотрудничаем на постоянной основе. Они взяли на себя сложную финансовую часть по обеспечению наших потребностей, для бесперебойной и продуктивной работы наших экипажей.

— Подтвердите или опровергните информацию о том, что когда вы таксовали в Киеве и заработанные деньги отдавали на нужды армии, среди ваших клиентов были и такие, кто не жалел по 10—20 тыс., узнав о цели вашего таксования...

— Приведу только один пример. Когда я таксовала на WAR такси по Киеву, один бизнесмен вызвал именно меня. Мы проехали маленький круг вокруг его офиса, и он передал 30 тыс. А в целом за несколько часов я собрала в тот вечер более 50 тыс. гривен. Это был замечательный проект и замечательная идея.

«ОЧЕНЬ НАДЕЮСЬ, ЧТО ВСЕ ЭТО НАКОНЕЦ ЗАКОНЧИТСЯ»

— На ваших глазах гибли молодые ребята. Как вы это переживали, когда понимали, что вряд ли довезете их до госпиталя?

— Эта боль стоила мне душевного спокойствия, нормального сна, здоровья. И вряд ли она когда-нибудь пройдет. Силы мне дают наша чудесная команда, мое нынешнее окружение, моя работа, благодарность бойцов и их семей и осознание того, что все это не зря!

Чем вы сегодня занимаетесь? Связь со своими боевыми побратимами поддерживаете?

— Сегодня, как и всегда, наша команда продолжает дежурить на передовой. Я, конечно, уже реже езжу на дежурство: только когда становимся на новое место дислокации или в новое подразделение. Также раз в месяц езжу на фронт для решения организационных вопросов и привожу волонтерскую помощь на передовую. Кроме того, у меня есть работа в мирной жизни, которую никто не отменял и которая дает мне небольшую финансовую поддержку для нужд наших экипажей и бойцов на передовой, а также хоть какую-то уверенность в завтрашнем дне.

Конечно же, я не только поддерживаю связь с теми, кого приходилось вывозить ранеными или непосредственно оказывать помощь, но и с теми, с кем приходилось быть на фронте, а также с семьями погибших ребят. Со многими мы друзья, это почти, как семья!

Вы не устали, не хочется махнуть на все рукой и просто наслаждаться путешествиями, которые вы так любите?

— Честно говоря, устала. Я обычный человек. Бывает и депрессия, и разочарование. Но разве я уже смогу «махнуть на все рукой», как смогу жить спокойно? Вряд ли. Теперь уже до конца. До победы. Очень надеюсь, что все это наконец закончится и я смогу вернуться к нормальной жизни. Я очень этого хочу.