МЕНЮ

На два фронта: воины и врачи

Валентин ТОРБА, «День»
23 марта, 2020 - 19:08
Какая ситуация на востоке Украины?

Украинцы уже переживали выстрелы, минометы, танки и гаубицы. Видели тысячи смертей военных и гражданских. Столкнулись с абсурдной и лживой пропагандой агрессора. Но там, на войне, враг ясен — Россия и ее «полицаи», наемники. Теперь мы столкнулись с невидимым врагом — коронавирусом. И в первом, и во втором случаях мы должны не просто преодолеть агрессора, но и получить иммунитет на будущее. Иммунитет, который заключается не только в способности организма к самообороне, но и в развитии соответствующих правил поведения, гигиены в прямом и переносном смысле. Напомним также, что в Украине таки могут ввести чрезвычайное положение, которое регулируется законом «О правовом режиме чрезвычайного положения», из-за пандемии коронавируса. Кстати, некоторые страны уже ввели такой правовой режим, в частности это сделала Италия, Словакия, Чехия, США, Эстония, Испания, Румыния и другие.

Если говорить о мире, то следует отметить, что даже высокоразвитые страны оказались в заложниках коронавируса. И это при их уровне медицины и отсутствия боевых действий на их территории. Украина — воюющая страна, которая находится под давлением ряда опасных внутренних и внешних факторов, касающихся социальных и экономических сфер. Как говорится, нам только пандемии вируса не хватало. И вот он появился. Причем официальная статистика нам предоставляет цифры только о доказанных случаях поражения вирусом. Полную же картину пока не знает никто. Тем более эта опасность коснулась прифронтовых территорий и военных, которые часто находятся в сверхсложных полевых условиях, где и без коронавируса хватает болезней и вероятности погибнуть от мини или пули.

Параллельно с проблемой распространения вируса, в этом аспекте встала и политическая составляющая. А именно заявления пророссийских коллаборационистов, для которых закрытие КПВВ стало поводом говорить о собственной субъектность. И это при том, что граница между РФ и оккупированными украинскими территориями не закрыта. Мол, «единая страна». Конечно, это профанация, но Россия всегда умела обыграть в информационном поле подобные вещи.

РИСУНОК НИКИТЫ ТИТОВА

Так, на днях Влад Дейнего ( «ЛНР») и Денис Пушилин ( «ДНР») заявили о закрытии «границ» с Украиной. Заявления коллаборационистов иногда выглядят даже комично. Если бы, конечно, за этими заявлениям не стояли далекие от юмора процессы и последствия. Закрытие КПВВ оккупанты связывают с «Неблагоприятной эпидемиологической ситуацией, сложившейся на территории Украины». При этом границу с РФ, безусловно, там никто «закрыть» не решился. В России с коронавирусом, видимо, все в порядке, хотя даже официальные цифры свидетельствуют об обратном. Но вопрос не в этом. Какую опасность несет в себе эта клоака оккупированных территорий, где часто невозможно узнать о судьбе человека, не говоря уже о распространении опасного вируса?

Еще один вопрос — линия фронта, которую официально принято скромно называть «линией разгрпничения». С полуночи 22 марта Украина приостановила пропуск через линию разграничения лиц и транспортных средств. Какова сейчас ситуация на фронте? Ведь речь идет о казармах, блиндажах, окопах и тому подобное. То есть среда, благодатное для распространения не только коронавируса.

За пять лет медицинское обеспечение было отработано и отлажено. Об этом утверждают сами военные. Санитарно-эпидемиологическая служба в ВСУ, в отличие от гражданского МЗ, по их словам, уничтожена. Таким образом армейская система, начиная с элементарной гигиены и столовых, более подготовлена к реакции на коронавирус и другие возможные эпидемии, чем гражданская. Важно отметить то, что в сложнейший период военные сумели самостоятельно организовывать свой быт с соответствующими предохранителями к болезням. Не только дать отпор врагу, но и выжить в сложнейших условиях стало жизненно необходимой задачей для наших воинов.

Сейчас у нас две передовые линии, где стоят врачи и воины. И об этом надо помнить прежде всего власти. Именно поэтому нельзя допустить, чтобы в связи с карантином армия и война отошли на второй план. Это наш комплекс проблем, из которых мы должны выйти, получив мощный иммунитет на всех уровнях как государственной, так и общественной жизни.

«НЕОБХОДИМО ТОТАЛЬНО ПРОТЕСТИРОВАТЬ ЖИТЕЛЕЙ РАЙОНА, В ТОМ ЧИСЛЕ ВОЕННЫХ»

Юрий ЗОЛКИНА, председатель прифронтовой Станично-Луганской РГА:

— Коллаборанты пытаются вести себя как как представители государства, а на самом деле являются представителями квазиобразований, которые подпитываются из Кремля. Эпидемия лишь повод для них цинично продемонстрировать их искусственную самостоятельность из-за закрытия «границ». Мы, в свою очередь, должны сделать все, чтобы минимизировать риски распространения коронавируса. Здесь не лишним будет максимально повысить бдительность даже там, где, казалось бы, и нет потенциальной угрозы. Этому учит опыт не только нашей страны, но и других стран, где упомянутый вирус уже унес много жизней.

У нас возникла проблема с обеспечением соответствующим медицинским оборудованием, в том числе аппаратами искусственной вентиляции легких. На сегодняшний день по факту мы имеем в Станично-Луганском районе такую ??ситуацию. В бреднем, до 20 марта через КПВВ прошло примерно 200 человек. Вообще, так через КПВВ ежедневно проходили тысячи людей. То есть с нашей стороны миграция людей существенно уменьшена. Соответственно, и количество перевозчиков, которые в основном приезжают из других районов, тоже уменьшилась. Но следует понимать, что к нам начали возвращаться те, кто работал в других областях. И понятно, что они могут привести и вирус. К нам даже возвращаются заробитчане из Италии и Испании, что не может не беспокоить. Мы за ними проводим соответствующее медицинское наблюдение.

Сейчас, по моему мнению, надо прежде всего обеспечить средствами защиты медиков, ведь они находятся на передовой борьбы с коронавирусом. Поэтому я перераспределил внутреннюю смету, которая касается медицины. 360000 гривен было выделено на средства защиты медиков и соответствующие медикаменты для больниц. Руководитель области принял решение выделить для каждого района по 100 000 гривен. Мы на этом не ограничились, и депутаты поддержали мое предложение выделить еще 1000000 гривен для наших медиков для того, чтобы они имели финансовые ресурсы оперативно решать вопросы по закупке средств защиты, медикаментов и тестов. На сегодняшний день большая проблема — у нас нет тестов. И это правда. Так же как правда и то, что на днях была достигнута договоренность по закупке масок по адекватной цене. Кроме того, у нас в районе сейчас пять аппаратов искусственной вентиляции легких. В обычной ситуации — это для нашего района даже много. Но посмотрим, как покажет нынешняя чрезвычайная ситуация. По бюджету Станично-Луганский район идет с плюсом. Так что этот профицит будем полностью бросать на преодоление опасности коронавируса.

Что касается ситуации на оккупированной территории, то могу сказать следующее. Еще в середине февраля оттуда была информация по отделениям пульмонологии о том, что фиксировались заболевания пневмонией. В среднем ежедневно там уже в то время умирало по два человека. Но они же совсем никаких исследований не проводили, поэтому сложно сказать, что именно было причиной смерти.

Надо понимать, что борьба с коронавирусом является частью национальной безопасности. К сожалению, у нас многие считают себя умнее других. Мол, если кто-то погиб, то со мной такого не произойдет. Так вот, война нас научила тому, что большая часть погибших была именно в первые дни войны и именно среди мирного населения, когда люди не осознавали всего масштаба опасности и пренебрегали мерами безопасности. Часто они проявляли неуместную храбрость или позерство. Были случаи, когда некоторые даже выходил на балкон во время обстрела, демонстрируя свое презрение к смерти. Заканчивалось это трагично. С вирусом мы имеем такую ??же ситуацию. Хорошо, что в Станице Луганской этой ситуации местные жители отнеслись с пониманием. У нас достаточно спокойно, например, закрылся рынок. Не было никаких протестов и саботажа.

В целом, по Украине ситуация не исследована. И это большая проблема, ведь мы точно не знаем всего объема вызовов. Если бы была такая возможность, то я сторонник того, чтобы тотальным образом провести обследование жителей района экспресс-тестами. Тогда мы будем более или менее осознавать реальную картину. Это касается и военных.

«ОККУПИРОВАННЫЕ РОССИЕЙ ЗЕМЛИ ЯВЛЯЮТСЯ ТЕРРИТОРИИ ОСОБОЙ ОПАСНОСТИ»

Александр ГАГАЕВ, вице-президент ПДМГ им. Николая Пирогова по взаимодействию с ВСУ и другими вооруженными формированиями:

— К сожалению, мы не можем сейчас контролировать распространение вируса на оккупированных территориях. На мирной территории наши люди не привыкли, что может быть введено чрезвычайное положение. Они часто маршрутизируются бок о бок без масок и подвергают друг друга опасности. Если говорить о линии разграничения, то у меня нет информации о действенных мерах по армейцам. Там люди находятся очень плотно друг к другу. Блиндажи, окопы, в конце концов позиции. Они общаются друг с другом и спят рядом. Никто на это не обращает внимания. Не хотелось бы смотреть на эту ситуацию с позиции того, что этих людей придется забирать на карантин. Надо людей заставлять общаться другими способами, а не тактильными. К сожалению, часто так бывает, что нашим людям «никто не указ». Кстати, мы как-то не заметили положительного опыта Вьетнама. Они закупили соответствующие тесты и своевременно сделали тесты на коронавирус. Таким образом, у кого находили соответствующие признаки коронавируса, тех изолировали. Вьетнамцы обошлись малой кровью. В Украине вопрос не столько в ментальности, сколько в беспорядке. Например, центральная власть ограничивает общественные перевозки, а местная нанимает частных лиц для обеспечения этих перевозок и таким образом нивелирует меры безопасности. Мы привыкли, что за нас кто-то решит. Нет государственного обеспечения — появляются волонтеры. Есть армии — появляются добровольцы. Страна сама по себе, а власть сама по себе. Мое глубокое убеждение, что за все годы независимости власти, которая хотела бы быть украинской и эффективной, никогда не было. Одни доривались к корыту, другие даже создали себе определенный имидж на международной арене, но необходимый фундамент национальной безопасности никто так и не построил.

Вирус — это один из элементов атаки, которому надо противодействовать всеми средствами, так же, как и защищаться от врага на танках. Тем более, когда у нас под боком оккупированные территории, где происходит неизвестно что, в том числе и в ситуации с коронавирусом. Мы не контролируем эти территории, но мы должны контролировать ситуацию вокруг них. Я лично понимаю, что оккупированные Россией земли являются территорией особой опасности.