Белорусы хотят Перемен

Большинство общества устало от режима, но как быть, если Москва на пороге и оппозиция не готова?

Выборы президента в Беларуси прогнозируемо стали точкой бифуркации, которая не сняла напряженность, а еще больше обострила ситуацию. Дальнейшие события могут развиваться по разным сценариям. Итак, на утро понедельника в Центризбиркоме Беларуси уже заявили, что по предварительным подсчетам Александр Лукашенко набирает 80,23%, а его основная оппонентка Светлана Тихановская — 9,9% (ее мужа Сергея не допустили к выборам и держат в тюрьме). В ответ Тихановская заявила, что оппозиция не признает результатов выборов. «Полученные нами цифры не совпадают с теми, которые были озвучены», — сказала оппозиционерка.

Ее сторонники и вообще те, кто выступаюет против президента Лукашенко, в воскресенье вечером вышли на улицы Минска и других крупных городов страны с лозунгами «Уходи!» и «Перемен!». Подготовленная к протестам власть с помощью ОМОНа жестко разогнала митингующих, используя резиновые пули, водометы, светошумовые гранаты, милиция била и вылавливала людей везде, где видела какое-то скопление. В результате один человек погиб (от травм, полученных после наезда спецтранспорта на протестующих), сотни ранены и сотни задержаны. К утру правоохранители полностью подавили протесты.

Какие первые выводы можно сделать после выборов в Беларуси?

Первый. Прежде всего, отметим, что Беларусь, в отличие от других постсоветских республик, пошла по своему пути развития, особенно если брать географическую Европу. Это типичный авторитарный режим, который установился в этой стране вскоре после развала СССР — с приходом к власти в 1994 году Александра Лукашенко. Все эти 26 лет правления «бацька» старательно выстраивал и выстраивает вертикаль власти, ограничивая политическую свободу граждан, в частности «зачищая» своих оппонентов (кто-то в тюрьме, кто-то за рубежом, кого-то вообще нет в живых). С другой стороны, это позволило обеспечить определенную стабильность, более или менее приличное социально-экономическое обеспечение граждан, развитие инфраструктуры и в отличие от Молдовы, Грузии, Украины, сохранить территориальную целостность страны. Часто Беларусь сравнивают с авторитарной путинской Россией — да, много похожего, но много и отличий по различным параметрам.

ФОТО РЕЙТЕР

Второй. Если предположить, что белорусской оппозиции удастся устранить режим Лукашенко или он сам уйдет из власти (маловероятно), то сразу на повестке дня два вызова? Внешнеполитический — выдержит ли новая власть давление Кремля, ведь не секрет, что посредством так называемого «союзного государства» Москва стремится поглотить Беларусь. До сих пор Лукашенко удавалось выдерживать давление и сохранить независимость своей страны, хотя Россию и Беларусь многое объединяет. Да и не исключено, что из-за этого пока Кремль может применить сценарий, когда, использовав протесты в Беларуси, ослабит действующего президента, чтобы свергнуть его или предложить такие договоренности, от которых он не сможет отказаться. Здесь в помощь оппозиционным белорусам украинский урок 2013—2014 гг., когда Москва использовала евромайдан и Виктора Януковича, чтобы начать «русскую весну» и захватить часть украинской территории. Готова ли к этому белорусская оппозиция? Внутриполитический — как и с кем действующая белорусская оппозиция планирует менять Беларусь? Какой альтернативный проект (вместо лукашенковского) развития страны? Мало стремиться сбросить Лукашенко для того, чтобы провести новые выборы — должен быть план. Кстати, еще одна аналогия с украинской оппозицией 2014 г., и актуальный вопрос — а в каком сегодня состоянии Украина (политически, экономически, социально ...)? Сейчас по всему видно, что белорусской оппозиции сложно аккумулировать и организовать протестные настроения в стране, хотя объективно действующий режим хорошо подготовился к массовым выступлениям граждан, в частности изучив украинскую ситуацию.

Третий. Сейчас перед Беларусью серьезный вызов и дилемма. С одной стороны, оставаться такой ситуация больше не может, большая часть общества устала от действующего режима, а с другой — справится ли с задачами нынешняя оппозиция, если Лукашенко уйдет. Если выбирать какой-то один из этих вариантов, то избежать серьезных негативных последствий не удастся. Поэтому Беларусии нужен компромисс. Лукашенко следует принять то, что белорусское общество меняется и меняется и он не может вечно находиться у власти, нужно давать больше политической свободы гражданам, позволить политическую конкуренцию, возрождать белорусский язык и сопротивляться тотальному российскому влиянию (иначе зачем тогда свое государство), заботиться о безопасности вместе с Украиной и другими соседями, ведь как показывает практика (задержание «вагнеровцев» в Беларуси) враг здесь общий — это Кремль. Тем временем, белорусской оппозиции нужно взрослеть и набирать вес (объективно это сложно, потому что годами все пресекалось), готовиться к власти и формировать альтернативный проект для страны. Возможно, это выглядит утопично — нужен определенный переходный период, но иначе будет больно всем.

Что думают эксперты?

«ЛУКАШЕНКО СНОВА ЛЕГИТИМИЗИРОВАЛ СВОЙ ТОТАЛИТАРНЫЙ РЕЖИМ, И ОН БУДЕТ СУЩЕСТВОВАТЬ, ПОКА ЭТО УДОВЛЕТВОРЯЕТ МОСКВУ»

Григорий ПЕРЕПЕЛИЦА, директор Института внешнеполитических исследований, доктор политических наук:

— Александр Лукашенко в очередной раз легитимизировал свой тоталитарный режим, поэтому он и дальше будет существовать, пока это удовлетворяет Москву. Если Лукашенко станет неприемлемым для Москвы, тогда Путин покончит и с его режимом и с самим Лукашенко.

Шансы у белорусской оппозиции прийти к власти нулевые. Если мы посмотрим на 26-летнюю историю Беларуси, вспомним господина Андрея Санникова, который участвовал в президентских выборах с прозападной проевропейской позицией — его судьба печальна, еще печальнее у тех, кого в лесах закопали. Старая оппозиция потеряла всяческую поддержку гражданского общества и Запада в силу вынужденной эмиграции и недостаточного внимания к ключевым вопросам. Новая оппозиция, которая подросла — молодежь, не столько проевропейски, сколько национально-ориентированная. Поэтому мы видим во время митингов флаги Белорусской Народной Республики, которая была создана после распада Российской империи, в начале ХХ в.

Внешнюю поддержку новым оппозиционерам предоставляет Россия, видим, что два кандидата основывали свою политику на пророссийских лозунгах, некоторые финансировал «Газпром», «вагнеровцы», по словам одних людей, были призваны стабилизировать режим, по словам же Лукашенко, — дестабилизировать, однако здесь Путин и Лукашенко играли в свою собственную игру, ведь президент РФ не доволен презентом Беларуси в последнее время.

Лукашенко сам боролся с национальным самосознанием Беларуси. В частности, ввел русский как государственный, только недавно позволил общение на белоруском. Почему Лукашенко был против национального самосознания? Он мечтал занять престол в России — отсюда и идея союзного государства. Во времена слабого Ельцина Лукашенко пользовался большой популярностью в российском обществе, которое искало своего царя. Когда пришел Путин, Лукашенко понял, что место царя уже занято, и последние 10 лет стал дистанцироваться, показать, что Беларусь и Россия — две разные страны. Однако уже есть все здание союзного государства: у них общие пограничные войска, фактически общие вооруженные силы. В 2019 году был сумасшедший прессинг на Лукашенко с целью склонить его к союзному государству, где бы он был «свадебным генералом», однако идея немного отошла на фоне российского референдума по изменениям в конституцию.

Формирование белорусского национального самосознания среди населения ситуативно совпало с намерениями России дожать Лукашенко и накинуть на него уздечки, пока не подросла новая марионетка. Поэтому Россия и подкармливает оппозиционные силы, чтобы вырастить замену Лукашенко. Поэтому особых перспектив у оппозиции нет.

Несмотря на то, что в наших СМИ идет справедливая критика Лукашенко, с геостратегической точки зрения он для нас является определенной страховкой, не надежной, конечно, потому что если Путин примет решение о широкомасштабном наступлении на Украину, Беларусь поддастся, ведь она является военным союзником России.

Пока Путин возлагает надежды на идею федерализации Украины. Если идея федерализации не удастся, то самое опасное направление наступления на Украину будет именно с территории Беларуси. Ведь от их границы до Киева не более 100 километров, это около 2 часов ходу на танках. Мы же за шесть лет не можем даже забор построить на границе с таким мощным агрессором, как Россия. Инженерно-оборудованной границы с Беларусью тоже нет, поэтому препятствия для наступления отсутствуют.

«НЫНЕШНЯЯ СИТУАЦИЯ ОПАСНА И ДЛЯ УКРАИНЫ, И ДЛЯ СТРАН БАЛТИИ»

Атис КЛИМОВИЧ, военный журналист, Латвия:

— Думаю, что политики Евросоюза сейчас стоят перед выбором самого строгого заявления, может даже санкций. В Латвии уже выступил и президент, и министерство иностранных дел, и наши депутаты, которые требуют свободных выборов в Беларуси. Трудно предугадать реакцию Минска, но все действия Лукашенко показывают, что он будет до последнего применять любую силу, что не дает повода думать о хорошем сценарии.

Невелика вероятность того, что белорусская оппозиция может сейчас чего-то достичь. Я, к сожалению, не наблюдаю такой силы, сплоченности и готовности жертвовать самими собой, как это было в Украине в 2013—2014 году. Не могу советовать, что должны были делать белорусы, но мне кажется, Киев в свое время показал, что есть возможность сопротивляться. Не думаю, что президент Беларуси отступит, скорее всего, он будет еще жестче править.

Безусловно, результаты выборов с подобной антидемократичностью не будет признана нашими странами. Демократические государства на стороне оппозиции, по-другому не может быть. Однако тут нужно смотреть на Кремль. Я согласен с украинскими комментаторами, что Кремлю выгоден Лукашенко, от которого отворачивается Запад и который находится под колпаком у России. Если бы в Беларуси были такие же перемены, как в Украине, Кремлю это бы принесло еще больше проблем. 

Шаг Лукашенко в строну сближения, а вернее, подчинения Беларуси Москвой заметен. Мы и сейчас не знаем, насколько быстро российские военные могут оказаться на белорусско-украинской границе. Недемократичная Беларусь может выступить в качестве близнеца авторитарной и опасной России с ее большой армией. Поэтому нынешняя ситуация опасна и для Украины, и для стран Балтии.

«ВЕЧЕРНИЕ ПРОТЕСТЫ — ЭТО ПРОСТО ПРОТЕСТЫ НЕБИТОГО ПОКОЛЕНИЯ...  СРОК — ДВОЕ СУТОК. ИЛИ ДА ИЛИ НЕТ»

Игар ТЫШКЕВИЧ, эксперт программы «Международная и внутренняя политика» Украинского института будущего (facebook.com).  

— Ядро — городской средний класс и молодежь, много молодежи. Небитое поколение. Которое уверено, что если выйти и сказать «нет» — власть даст назад.

У власти, точнее ее представителей, есть что терять. Они будут цепляться зубами.

Это база противостояния, которая не создает предпосылок для быстрых компромиссов.

Людей достаточно много. Не сотни тысяч как кажется, но очень, очень много. Но — и это ключевое — они не организованы. Протесты не централизованы и не скоординированы.

При этом идея массовых сборов у избиркомов сработала даже без единого центра. Но кроме протоколов нужна была скорость, анализ и работа. Грубо говоря — первые результаты альтернативного подсчета До результатов ЦИК. Этого не было.

Более того, досрочным голосованием, блокировкой интернета, хакингом стартового сайта платформы «Голос» власть существенно ограничила возможности данной системы.

Поэтому вечерние протесты — это просто протесты небитого поколения — молодежи и городского среднего класса. Хаотичные, без целей, без координации, без общего планирования.

Потенциальные лидеры — избирательные штабы предсказуемо слились. Я не только о Тихановской и Колесниковой, которые реально испугались последствий, но и остальных, которые рассуждая о судьбах народа, не захотели лезть в мясорубку и брать ситуацию под контроль.

Кроме того, власть заранее на сутки закрыла некоторых представителей старой оппозиции, способных вести протесты. И, увы, не выпустит до окончания горячей фазы этой волны противостояния (сколько там, например, у Северинца «отложенной административки»?)

Будут ли протесты расширяться и станут ли они крайне опасными для Лукашенко? Это покажет сегодня и завтра. Заводы Минска и крупных городов. Если выйдут работники этих предприятий, жители спальных районов (не новых кварталов для покупателя с деньгами, а районов общаг и социального жилья) — будет совсем другой баланс. Срок — двое суток. Или да или нет.

Дальше власть на начальном этапе (до трех недель) будет давить силой. Посадками (административная ответственность) штрафами, разгонами. Проявляющихся лидеров будут тянуть по уголовным статьям. Не всех. Некоторых. Показательно. Чтобы остальным стало страшно.

При этом сам протест доказал, что протестные настроения есть. Лукашенко (точнее система) достала многих. Ресурс протеста — около миллиона. Тот же самый городской средний класс. С семьями это около 1 миллиона. Много. И эти люди вне системы коммуникации власти и общества.

Оставлять такое количество людей «вне системы» невозможно — система ляжет. Давить = стимулировать эмиграцию = лягут планы развития экономики знаний — система и государство лягут (уже через 3—4 года).

Поэтому будет определенная трансформация. Скорее всего, с созданием «демократического заповедника» новой конституцией. Не демократии, а именно заповедника. Например, партии с бОльшими возможностями «но без излишеств», немного свободы слова «но под контролем» и так далее.

Для такого формата нужны будут те, кто канализирует протестные настроения — «якобы оппозиционные партии новой формации». И тут, не удивлюсь, если мы увидим героев наших дней, которые успешно сливаются сегодня.

Коммуникаторы со стороны власти. И тут мы увидим вчерашних чиновников, которые перед выборами 2020 и кризисом вдруг собрались и пошли «в бизнес». Они не взяли на себя токсичность сегодняшнего дня. Они будут коммуницировать.