МЕНЮ

Рубикон: 20 лет спустя-2

Игорь СЮНДЮКОВ, Валентин ТОРБА, «День»; Олеся ШУТКЕВИЧ, «День», Винница
12 декабря, 2019 - 19:47
Опыт и осмысление президентских выборов 1999 года историками

Наши читатели знают, что в 2019 году газета «День» отдельное внимание уделила 450-летию Люблинской унии, 250-летию со дня рождения Ивана Котляревского, двухсотлетию Пантелеймона Кулиша, 100-летним юбилеям Омельяна Прицака и Ивана Лысяка-Рудницкого.

Но жили мы не только событиями давнего прошлого, этот год газетой «День» был объявлен годом 20-летия президентских выборов в Украине (1999-й год). Не для того, чтобы грустить и говорить о потерянных шансах. А для того, чтобы осмысленно выучить уроки. Это самое важное! Особенно, когда страна находится в состоянии войны (нужно знать причинно-следственную связь трагедии). Такое решение нашей газеты является неслучайным и сознательным: напомним, что во время выборов-99 «День» был фактически единственным оппозиционным к власти печатным изданием в Украине и отстаивал эту позицию предельно последовательно.

Нас интересуют два момента, которые делают события 20-летней давности чрезвычайно актуальными. Во-первых, как эти выборы изменили Украину. И во-вторых, насколько их результаты были осознаны в среде уважаемых интеллектуалов и лидеров мнений. И в-третьих, главное — насколько в общественном дискурсе усвоены причины и следствия, которые мы имеем через 20 лет. Как раз позиция историков здесь особенно важна. Хотим подчеркнуть и повторить — это не печаль по утерянному шансу. Это политическая наука для построения достойного будущего.

АКТУАЛЬНА ДО СИХ ПОР:    ВТОРАЯ ЧАСТЬ ПРЕЗИДЕНТСКОЙ ПРОГРАММЫ-1999 «УКРАЇНА: НОВА ПАРАДИГМА ПОСТУПУ» (КИЕВ, «АВАЛЛОН», 2001 Г.) / ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

«День» обратился к политикам, экспертам, историкам, студенческому сообществу, преподавателям с просьбой ответить на такие вопросы:

1) 20 лет президентских выборов 1999 года: ваша позиция тогда и сегодня? Изменился ли с тех пор ваш взгляд на это событие (для студентов: что вы помните (если помните) о тех выборах?

2) Разделяете ли вы точку зрения, что выборы-99 были для страны своеобразным «Рубиконом», важным рубежом, который определял, использует Украина исторические шансы (как страны Балтии или Польша) или законсервирует олигархическую систему?

3) Какими стали для страны и государства последствия выбора, сделанного в 1999-м, как очевидные, так и скрытые, длительные, «долгоиграющие»?

4) Что касается будущего — как, учитывая все эти последствия, противостоять крайне опасным вызовам, которые стоят перед Украиной, — и старым, и новейшим?

Ведь при власти сегодня фактически «политические внуки» системы, окончательно сформированной в 1999-ом.

Во второй части (первую можно прочитать в № 225-226 за 5 декабря 2019-го) предлагаем вашему вниманию мнения историков и экспертов.

«ОЧЕВИДНО, В ТО ВРЕМЯ УКРАИНЦЫ ЕЩЕ НЕ ОСМЫСЛИВАЛИ, ЧТО ОНИ ПРОИГРАЛИ СОБСТВЕННУЮ СТРАНУ»

Татьяна ОСТАШКО, кандидат исторических наук:

— С расстояния времени исторические события становятся понятнее. Особенно когда уже ничего нельзя изменить, а ты чувствуешь горечь от очередного утраченного шанса построить действительно независимое государство. Мое отношение к проигрышу демократии на выборах президента в 1999 г. абсолютно не изменилось.

Действительно, результат выборов  1999 г. бесповоротно изменил жизнь Украины. И если тогда мы еще этого не осознавали, то все последующее развитие событий это подтвердило. Очевидно, в то время украинцы еще не осмысливали, что они проиграли собственную страну. Вместо государства, где правит закон и уважаются общечеловеческие ценности, где главным критерием действий государственных деятелей являются национальный интерес и профессионализм, путем политических и медийных манипуляций был на десятилетия закреплен режим олигархата.

Как помним, летом  1999 г., когда шла острая политическая борьба на выборах, четыре кандидата (Е.Марчук, А.Мороз, В. Олийник и А.Ткаченко)  на встрече в Каневе призывали всех кандидатов к справедливой, честной борьбе. Они надеялись выдвинуть накануне выборов единого кандидата, который бы имел больше шансов на успех. Однако к «каневской четверке» никто не присоединился. Более того, А.Мороз разрушил достигнутые договоренности и пошел на выборы самостоятельно. А.Ткаченко снял свою кандидатуру в интересах П.Симоненко. Это не могло не повлиять крайне негативно на результат выборов. Независимый кандидат в президенты Евгений Марчук фактически остался один на один с фаворитом президентской гонки — действующим главой государства Л.Кучмой. Последний не только имел в руках весь админресурс, но и умело сталкивал кандидатов, расшатывал антикучмовские политические лагеря и так далее.

К сожалению, тогда, как и во время Украинской национально-освободительной борьбы 1917—1921 гг., украинская интеллигенция не смогла сплотиться вокруг единого кандидата и противопоставить компартийно-олигархическому объединению общего лидера, который пользовался бы уважением и в Украине, и Западноевропейском мире. Амбиции, политическая игра, неуступчивость ряда деятелей национального лагеря помешали его сплочению вокруг лица Вячеслава Черновила. После его таинственной гибели проводники национальных сил и партий вместо объединения подверглись гибельным центробежным процессам в своих рядах и в угоду тогдашнему президенту Л.Кучме прибегнули к выдвижению новых кандидатов. Таким образом они упустили последний шанс поддержать того, кто имел опыт, возможности и мировую поддержку для построения самодостаточного крепкого государства. Таким в то время был бывший премьер-министр Украины Евгений Марчук.

За двадцать лет, минувших после выборов 1999 г., мы можем констатировать, что Украина фактически оказалась под угрозой реального государственного существования. И не в последнюю очередь потому, что потомки политической «элиты», которая выиграла упомянутые выборы, практически лишены национальных признаков. Ведь их собственность, семьи, капиталы давно за пределами Украины, потому и политические интересы их в иной плоскости. Они превратились в статистов во время принятия судьбоносных для государства решений. Их профессиональные качества тщательным образом девальвировались взятым на вооружение лозунгом «стране нужны новые лица», специально для того, чтобы получить нужное количество для той или иной прихоти провластного сегодня олигарха. Будущее Украины, как и сто, и двадцать лет назад, зависит от способности влиятельной самодостаточной, хоть и с каждым годом все менее многочисленной, настоящей национальной элиты, т. е. тех, кто готов брать на себя ответственность за действия  Украины, способен объединить ради нее свои усилия, несмотря на амбиции и свою неуступчивость бывшему политическому противнику. А больше никак...

«СОЗНАНИЕ УКРАИНЦЕВ НА ТО ВРЕМЯ БЫЛО СОВЕТСКИМ...»

Павел КРАВЧЕНКО, кандидат исторических наук, доцент кафедры всемирной истории факультета истории, этнологии и права Винницкого государственного педагогического университета им. М.Коцюбинского, глава ГО «Подольское наследие»:

— Позиция относительно выборов 1999-го года не изменилась. У Кучмы практически не было серьезных оппонентов. Черновил погиб, «каневская четверка» показала себя далеко не с лучшей стороны. Как и руховцы. Просто на то время у действующего президента в багаже были вещи, которыми он удачно воспользовался: Конституция и денежная реформа. И, конечно, сыграл свою роль популизм: «это будет другой президент». Люди, как всегда, хотели чуда. Симоненко (я тогда так считал, и сегодня тоже) не был соперником. Я был уверен, что он и в страшном сне не видел себя президентом. Так, просто техническая фигура. Хотя следует сказать, что сознание украинцев на то время было более советским, чем сегодня.

Последствия выборов 1999-го проявились очень быстро: в «кассетном скандале», убийстве Гонгадзе, других делах, которые свидетельствовали о наступлении авторитаризма. Отсюда — «Украина без Кучмы». Никто не знал, каким должно быть Украинское государство без него (кроме, как всегда, общих фраз о демократии, праве, законе и т.п.). Люди, как и раньше, жили надеждами «на лучшее», но оно, это «лучшее», было социалистическим, советским, как и во многих случаях сегодня. Кучма не мог вернуться в СССР, и потому закономерно его ставленник Янукович не выиграл выборы 2004 года. А команда Ющенко сразу же продемонстрировала свое тщедушие и непонимание своего назначения, своей миссии. Как тогда говорили: «миллионеры сменили миллиардеров». Я веду это к тому, что людям не понравилось то, что делалось в Украине до 2010 года, и они опять захотели «в эпоху Кучмы».

Сегодня мы еще не стоим перед очередным историческим поворотом. Но это произойдет, судя по событиям, очень быстро. Хочется надеяться, что он, новый поворот, будет определяющим в плане Евросоюза и НАТО. Здесь сделано очень много предшественниками. Украина, несмотря ни на что, изменилась за последние пять лет и продолжает быстро меняться. Без преувеличения. Но надеяться на чудо не стоит. Совет любой команде при власти: стараться объяснять украинцам причины и вероятные последствия реформ, изменений. Без этого надеяться на поддержку и результат нереально. Реформы реализуются не столько чиновниками, сколько миллионами украинцев. Избегать популизма. Привлекать к работе профессионалов, а не случайных лиц, которые приносят лишь вред своими, простите, тупыми действиями. Сохранить достижения предшественников относительно евроинтеграции. Никаких уступок России. А самая главная задача, которая стоит сегодня и завтра, — сохранение независимости нашего государства. Без независимости все остальное теряет смысл.

«...ТОГДА ПРОИЗОШЛО ОТКРОВЕННОЕ ПРЕДАТЕЛЬСТВО»

Борис КЛИМЕНКО, журналист, представляет в Украине Испанское информационное агентство ЕfЕ:

— Выборы 1999-го года были чрезвычайно важным событием для нашей страны. И то, что в этих выборах принял участие Евгений Кириллович Марчук, давало нам шанс на глубинные и качественные перемены. Его участие придало совсем другое измерение этим выборам. Когда мы видели всех тех людей, которые успевали трижды продаться, как говорят, до «первого петуха», то понимали, что нужна была железная воля в том, чтобы дойти до конца и довести дело до того, чтобы войти в руководящий состав государства, чтобы выполнить свою программу независимо от того, кто победит. Евгений Кириллович тогда говорил, что его задачей является выполнить программу, с которой его делегировали избиратели и политические силы, которые стояли за ним.

После этого произошел ряд революций. В том числе кровавых. И это симптоматично. Те выборы стали определенным пределом и прологом для уже нынешних трагедий. Люди таким образом пытались исправить ошибки того времени. Постсоветский народ привык к тому, что один и тот же человек руководит десятками лет. Однако в Украине все оказалось не совсем так, что является примером и для других постсоветских стран. Все же мы не можем без свободы. Хотя нам еще нужно научиться ею воспользоваться, чтобы не ходить по кругу ошибок. Без построения государства и государственных институтов свобода станет лишь толчком к анархии. Тем не менее у нас состоялось уже шесть президентских выборов и много парламентских. Это показатель того, что мы имеем шанс на утверждение демократического правления.

Могли ли мы пойти путем стран Балтии и Польши? Здесь нужно осознать, что этим странам мир не только простил долги, но и предоставил беспрецедентные суммы помощи, которые нельзя сравнить с помощью нам. Другое дело, что наша страна постоянно разворовывалась, прежде всего олигархами, которые утвердились именно во времена правления Леонида Кучмы. Поэтому напомню, что когда был реализован «план Маршала» в поствоенной Германии, то там США не дало разворовать эти средства. Именно поэтому нам нужен жесткий внешний контроль тех средств, которые предоставляются Украине. Другое дело, повторяю, что это вовсе не те суммы помощи, которые были предоставлены упомянутым странам.

Возвращаясь к теме выборов 1999-го года, должен признать, что нам в определенный момент не хватило именно интеллектуального ресурса. Иначе в 1999-ом к власти был бы избран совсем другой кандидат. Только заметим, что автомобильная катастрофа, которая произошла с Евгением Марчуком, когда он стал секретарем СНБО, показала то, что могли бы сделать с человеком для того, чтобы помешать ему и дальше продолжать свою политику. Кроме того, тогда произошло откровенное предательство. Я имею в виду распад «каневской четверки», когда единым кандидатом от нее был определен Евгений Марчук, а впоследствии Александр Мороз вышел из нее. Что получил последний? Теперь все его считают предателем и о нем забыли. Его позиции в конечном итоге не стали сильнее.

«НЕ БУДЕМ ЗАБЫВАТЬ, ЧТО ЕЩЕ ДО ВЫБОРОВ 1999 ГОДА КУЧМА ПОЧТИ ЗАЧИСТИЛ ОППОЗИЦИЮ»

Александр СОЛОНТАЙ, эксперт Института политического образования:

— 20 лет назад, когда Украина во втором туре президентских выборов выбирала между созданием кланового олигархата и между возвращением к коммунистическому тоталитарному режиму, можно сказать, что Кучма был меньшим злом, чем Симоненко. Конечно, хорошего выбора мы не имели. Тем не менее был и первый тур, где были реальные альтернативы действующему режиму в упомянутой дилемме между двумя бедами. К сожалению, эти силы так и не смогли объединиться по разным причинам, в том числе и вследствие предательства определенных персон. Не будем забывать, что еще до выборов 1999-го года Кучма почти зачистил оппозицию. На многих были совершены покушения, которые маскировались под несчастные случаи. После 1999-го года Кучма зачистил оппозицию окончательно, в том числе предоставив должности определенным лицам, в частности Мороз стал спикером парламента, а Ющенко премьером. Таким образом, все последующие 20 лет были фактически продолжением действий Кучмы.

Что касается того, считать ли 1999-й год своего рода Рубиконом в нашей новейшей истории, то здесь, конечно, есть своя правота. Но считаю, что первым Рубиконом стал 1991-й год, после которого так и не была проведена декагебизация и люстрация. А все это было сделано вместе с экономическими реформами в странах бывшего социалистического лагеря. Страны Балтии пошли другим путем, Польша пошла другим путем. Мы же застряли в прошлом. В настоящий момент я убежден, что необходимо вообще упразднить должность Президента. Например, является полным абсурдом назначение глав ОГА одним лицом. Неминуемо мы придем к тому, что в областях будут ошибочные назначения.

«В ОПРЕДЕЛЕННОМ СМЫСЛЕ ВЫБОРЫ-99 СТАЛИ «РУБИКОНОМ». НО НЕ БУДЕМ ЗАБЫВАТЬ, ЧТО ЭТОМУ ПРЕДШЕСТВОВАЛ 1994-Й ГОД...»

Петр КРАЛЮК, доктор философских наук, проректор по учебно-научной работе НУ «Острожская академия», лауреат Премии-2013:

— Эти выборы не вселяли особого оптимизма. Да, Леонид Кучма имел серьезных конкурентов. И его рейтинг в начале избирательной кампании был не на высоте. Но, к сожалению, не было единства в лагере его оппонентов и конкурентов. Немало людей возлагали надежды на Евгения Марчука. Однако он не стал единым кандидатом от «антикучмовских сил». Хотя если бы он стал таким кандидатом, у него были бы шансы на победу. А так мы получили то, что получили. Кучма сумел «переиграть» своих конкурентов. К тому же на его стороне был административный ресурс (что значило очень много!), а также он имел серьезную медийную поддержку.

В определенном смысле выборы-99 стали «Рубиконом». Но не будем забывать, что этому предшествовал 1994 г., когда президентом Украины «неожиданно» стал Леонид Кучма. Причем при серьезной поддержке российского руководства. Последнему оказался невыгоден Леонид Кравчук. Слишком тот оказался для россиян «хитрым». Лучше было иметь дело со своим «простым» мужиком. Вот и была сделана ставка на Леонида ІІ, то есть Кучму.

Переизбрание Кучмы окончательно закрепило построение олигархического капитализма. В свое время об этом капитализме так написал гетман Павел Скоропадский: «Я не сомневаюсь, как и не сомневался раньше, что всякие социалистические эксперименты, если бы у нас правительство было социалистическим, привели бы немедленно к тому, что вся страна в 6 недель стала бы добычей всепожирающего молоха-большевизма. Большевизм, уничтожив всякую культуру, превратил бы нашу замечательную страну в высохшую равнину, где со временем уселся бы капитализм, но какой!.. Не тот слабый, мягкотелый, который тлел у нас до сих пор, а всесильный Бог, в ногах которого будет валяться и ползать тот же народ». Кажется, лучше не скажешь.

Хотелось бы быть оптимистом и тешить себя мнением, что мы как-то преодолеем систему олигархического капитализма и построим страну с нормальной рыночной экономикой, где будет существовать реальная демократия и будут уважаться права простого человека. Кажется, участники и Помаранчевой революции, и Революции достоинства имели такие надежды. Однако нынешние политические реалии не вселяют оптимизма. Скорее, напротив.

«ДЛЯ МЕНЯ ГЛАВНЫМ СЛЕДСТВИЕМ ЯВЛЯЕТСЯ ДЕГРАДАЦИЯ ИСТЕБЛИШМЕНТА, ПРАВЯЩЕГО СЛОЯ В УКРАИНЕ»

Юрий ШАПОВАЛ, доктор исторических наук, профессор:

— Мой личный взгляд на выборы-1999 за эти годы не изменился. Как и тогда, я считаю, что это были лицемерные и манипулятивные выборы, а «коммунистическая угроза» в образе Петра Симоненко была создана искусственно для того, чтобы гарантированно провести Леонида Кучму на второй срок. Напомню также, что из-за злоупотреблений на тогдашних президентских выборах МВФ временно приостанавливал свою помощь.

Это был «Рубикон» лишь в определенном смысле, а именно в смысле углубления и закрепления «приобретений» первого Кучминого срока. Напомню, что в 1996—1998 годах началась масштабная приватизация промышленности. Начали больше всего выигрывать и после выборов выигрывали «дети Леонида Данииловича», то есть олигархи и «красные директора». Они приобрели огромные предприятия за копейки. При этом манипулировали приватизационными ваучерами, выкупленными у рабочих за бесценок. Уже в амплуа частных собственников эти новые капиталисты не заботились об увеличении объемов производства. Они «удачно» зарабатывали на государственных дотациях и льготах.

Эти нувориши (или же «бизнесмены») все тверже чувствовали (и теперь чувствуют!) себя в политике, что в принципе для нормальной страны недопустимо.

Возможно, я ошибаюсь, но для меня главным следствием является деградация истеблишмента, правящего слоя в Украине. Сформировалась руководящая прослойка, у которой нет стабильной (не говоря уже о национальной) идеологии. Сформировалась элита, которая имеет стабильные (то есть частные) интересы. А отстаивать эти интересы можно в любом уголке земного шара. Правда, пока тебя не поймают слишком уж обремененные уважением к законам американцы, немцы, швейцарцы, австрийцы etc.

Будущее я вижу лишь в форсировании формирования гражданского общества, в создании здоровой атмосферы недоверия к любой власти и перманентном давлении на нее. Даже выбирая ту или другую власть, мы не имеем права слепо верить в нее, а тем более «любить» ее.

Черчилль когда-то говорил: «Цена величия — ответственность». Это также и о власти, если ты берешь ее, олицетворяешь ее. В 1999-ом Леонид Даниилович пообещал, что мы увидим «другого» Кучму. Это вместо того, чтобы мы увидели действительно другого президента (например, Евгения Марчука). Не смог стать другим и Петр Порошенко. Итак, «имеем то, что имеем». Пусть это не помешает всем нам быть требовательными к власти и — наконец — преодолеть ту «кордоцентричность» (эмоциональность), которая так навредила на выборах 6-го Президента Украины.