МЕНЮ

«Нормандская встреча» – «гамбургский счет»

Иван КАПСАМУН, «День»
10 декабря, 2019 - 18:35
«Нужно начинать широкую и честную дискуссию относительно альтернативных сценариев разрешения проблемы оккупированных территорий», — эксперт

Больше шести часов переговоров, четырехсторонние и двусторонние встречи, ужин, усталость и совместная пресс-конференция лидеров. Все это о встрече Владимира Зеленского, Владимира Путина, Ангелы Меркель и Эммануеля Макрона в Париже в рамках нормандского формата. Украина, которая затаила дыхание перед первым серьезным «дипломатическим боем» Зеленского, может выдохнуть. Нет ни большой «победы», ни большого «предательства». Не будем детально останавливаться на заявлениях лидеров по результатам встречи (все это доступно в СМИ), а сразу перейдем к анализу.

Нагнетание ситуации и определенная истерия вокруг встречи в Париже со стороны отдельных политических сил (кстати, все они в разные времена были во власти — и «Европейская солидарность», и Оппозиционная платформа «За жизнь», и «Батькивщина»), в частности подконтрольными им телеканалами, не могли не «подогреть» общество. Отсюда «тонны» разной информации, мнений и анализов, где в основном обсуждается форма, а не содержание: кто на чем приехал к Елисейскому дворцу, пожал Зеленский руку Путину или не пожал, в какие именно кресла они сели во время переговоров, кто выглядел более уставшим, а почему украинский президент не сказал то или не сделал так...

Конечно, детали имеют значение (порой большое), тем более в эпоху информационных технологий, когда каждый миллиметр и движение можно передать онлайн. Но суть проблемы достаточно четкая и понятна — ее не «размажешь» на круглосуточные марафоны.

Итак, один из выводов встречи нормандской четверки — это движение в фарватере Минских договоренностей. Буквально накануне поездки в Париж мы писали, что Владимир Зеленский имеет узкий коридор для маневра, соответственно — ожидать каких-то прорывов не стоит («День» № 227 за 9 декабря 2019 г.). Недаром уже на общей пресс-конференции Путин несколько раз советовал почитать текст Минских договоренностей. Но почитать этот текст было бы полезно и многим в Украине.

«В очередной раз стало понятно, что все наши сегодняшние проблемы — границы под контролем РФ, требование провести выборы в ОРДЛО, отсутствие безопасности, на которых жестко спекулирует РФ, — заложены в Минских соглашениях, которые так настойчиво продвигал и хвалил Петр Порошенко. Человек оставил нам целое минное поле... А весь этот шум, поднятый его сторонниками, — банальная попытка избежать ответственности», — считает блогер Михаил Подоляк.

ФОТО REUTERS

Вообще оппозиции нужно менять стиль общения и поведения, потому что лозунги «нет капитуляции!» и сцена около Офиса Президента вряд ли будут иметь обратную поддержку в обществе и соответствовать объективной реальности. Особенно после последней встречи во французской столице.

Итак, какой результат переговоров? Каждая из сторон-участников выдавила из ситуации для себя столько, сколько смогла.

Франция и Германия. У каждой из этих стран свои цели, однако самое главное — они продемонстрировали, что выступают главными миротворцами в урегулировании конфликта в Европе. По сути, они перехватили инициативу у американцев и британцев, сумев заместить подписанный еще в 1994 году Будапештский меморандум нормандско-минским форматом, что однозначно выгодно россиянам (именно этого они и добивались). Напав на Украину, Россия грубо нарушила Будапештский меморандум, а другие гаранты-подписанты не обеспечили (правда, детали не были прописаны в самом договоре) территориальную целостность и государственный суверенитет Украины.

Особенно важным для Германии и Франции является развитие и углубление экономических отношений с Россией. Именно Германия помогает РФ строить Северный поток-2, что, по словам Меркель, все равно должно сохранить транзит российского газа через Украину — и не нужно увязывать этот вопрос с ситуацией на востоке Украины. Параллельно Макрон заявляет: «Россия — очень глубоко европейская страна, и мы верим в Европу, которая простирается от Лиссабона до Владивостока». Конечно, нужно поблагодарить эти две страны за их усилия и помощь, однако Украине нужно четко понимать, что замирение России может состояться за счет наших национальных интересов.

«Коллективная Европа (в лице уставших Макрона и Меркель) сразу отползла и отстранилась, — пишет Михаил Подоляк в ФБ. — Никаких инициатив и никакой реальной заинтересованности, что вполне ожидаемо. Ее устраивает отсутствие каких-либо «горячих военных фаз», массовой миграции и исключительно хорошие договоренности относительно транзита газа. Остальные — как лоббисты лягут. Санкции или не/санкции — все равно».

Украина. Несмотря на апокалиптические настроения, Зеленский приятно удивил. Кстати, еще накануне встречи во Франции украинский дипломат Александр Чалый отмечал, что «нормандский саммит — стратегический успех дипломатии Зеленского» (apostrophe.ua). «Можно смело утверждать, что без политической воли Президента Украины и его дипломатической напористости и смелости встреча бы не состоялась. Только благодаря Президенту Зеленскому и его личной команде удалось провести долгожданный обмен военнопленными и развести войска в трех ранее согласованных в рамках нормандского формата точках», — заявил Чалый.

Удалось ли развить этот успех? Звучат разные мнения. Как раз по поводу дальнейшего обмена удерживаемыми лицами и разведения сил и средств в следующих трех участках являются позитивными сигналами. «Они (стороны — ред.) поддержат договоренность в рамках Трехсторонней контактной группы относительно трех дополнительных участков разведения с целью разведения сил и средств до конца марта 2020 года. Они стимулируют Трехстороннюю контактную группу способствовать освобождению и обмену удерживаемых людей, связанных с конфликтом, до конца года на основе принципа «всех на всех», начиная со «всех установленных на всех установленных», — говорится в совместном коммюнике по результатам нормандской встречи.

Правда, на это заявление уже появилась реакция лидера крымских татар. «В такой формулировке нет крымских политзаключенных, абсолютное большинство из которых крымские татары... У меня вопрос к МИД и ближайшим помощникам Президента Украины Владимира Зеленского: «Кто, персонально, выписывал такой текст «Согласованных выводов...»?» — поинтересовался Рефат Чубаров.

«С обменом вывели на Красный крест — значит, местные посредники типа «Медведчук нужен, потому что только с ним обменивают», вылетают в трубу. И это хорошо», — это уже реакция Игоря Тишкевича, эксперта Украинского института будущего.

По поводу других вопросов повестки дня нормандской встречи фактически договорились. «Выборы после условий, о которых не договорились окончательно, — это значит встречаться будут долго, — пишет Тишкевич. — Формула Штайнмайера — прогнозируемо и с учетом предыдущего предложения, приемлема. Забрать долг газом — циничная, выгодная для нас и раздражительная для россиян схема. Денег все равно не дождешься, возможность реально отсудить активы есть, но шансы небольшие, значит, нужно брать натурой».

«Мой личный маркер «предательства» в вопросе войны — это подписание и поддержка Минских соглашений. Просто потому, что они противоречат национальным интересам Украины. Зеленский их не поддержал в пункте — «сначала выборы в ОРДЛО, а затем возвращение Украине контроля за ее восточной границей». И это правильная постановка вопроса. Так как что это за свободные и демократические выборы, если территорию контролирует оккупант, — пишет законодатель, адвокат Анна Маляр. — Но в Минских соглашениях (2015) остается еще пункт 11 — это Конституционная реформа на условиях оккупанта и принятие постоянного закона об особом статусе ОРДЛО. Президент четко сказал, что он против федерализации и изменения Конституции, а вот особый статус остается предметом переговоров».

Добавим, что позже Президент Украины уточнил, что закон об особом статусе Донбасса «нужно продолжить». «Тем более, так записано в Минских договоренностях, что мы должны согласовать со всеми сторонами в ТКГ. Данный закон уже есть. Мы его продолжаем, но он временный — на год», — добавил Зеленский.

«Имплементация «формулы Штайнмайера» пока получится в виде пролонгации действующего закона об ОДРЛО, — считает политический эксперт Александр Кочетков (facebook.com). — Поскольку действующего, то его не нужно согласовывать со всякими пушилинами и Кремлем. И всего на год, а не навсегда, как хотят в Кремле. Посмотрим, как это пройдет в Раде, но пролонгация — это непомерно проще, чем протягивать новый закон».

Вопрос Крыма, как оказалось, во время переговоров не поднимался, хотя накануне поездки Владимир Зеленский обещал задать этот вопрос. «Я очень хотел обсуждать этот вопрос (Крыма. — Ред.). Не буду вам врать, потому что мы на первый же вопрос о разведении потратили 30—40 минут, потому что у меня своя позиция. Потом обмен, он пошел легче. И до Крыма детально мы не дошли», — ответил президент украинским журналистам в Париже.

«На обсуждение деоккупации Крыма не будет хватать времени до тех пор, пока мы не вернемся к вопросу выполнения Будапештских гарантий», — отреагировал в ФБ лидер движения «Сила права» Андрей Сенченко.

Россия. Цель Кремля известна — заставить Украину и мир забыть о Крыме, а также продлить фактический контроль над частью Донбасса, юридически закрепив его за Украиной. Глобально это означает внутриполитическое и внешнеполитическое блокирование развития страны. На парижской встрече России не удалось протолкнуть свою повестку дня, однако она сумела закрепить статус-кво Минских договоренностей и продвинуться тактически по определенным шагам. Например, часть экспертов считает, что разведение на трех следующих участках — это отступление украинской армии.

«Предварительное согласие Витренко (исполнительный директор НАК «Нефтегаз Украины» Юрий Витренко — ред.) в уплату российского штрафа «натурой», то есть прямым газом из России, — считает политический аналитик Владимир Горбач. — Уплата натурой — это вам не разовая акция, а долгосрочный процесс, который РФ может прервать в любой момент. Такая себе возобновленная форма зависимости — в долг, только наоборот. А как Путин нам тот газ продавал, как продавал... Даже на пресс-конференции: «А у нас в квартире газ, будет и у вас, но дешевле на 20%». Ага, конечно».

«Теперь начнется игра в долгую — типичная для россиян, когда через множество переговоров, встреч и разных обходных маневров будут давить и склонять к нужному варианту, используя разные приемы дипломатического, политического, торгово-экономического характера» — пишет в соцсети эксперт Украинского института будущего Илия Куса.

«Путин, вернувшись в Москву «с пустыми руками», конечно же, будет мстить, — допускает политолог Виктор Небоженко. — Имея мощные рычаги давления на Украину, Кремль попытается за четыре месяца до следующей вероятной встречи «дожать» Зеленского и заставить Украину пойти на уступки сепаратистам Донбасса. Поэтому следует ожидать резкого обострения не только в зоне ООС, но и социально-политической напряженности внутри Украины, по разным поводам, чтобы убедить Зеленского пойти навстречу интересам Путина, а не Украины».

***

Теперь мы подходим к самому главному. Что делать? «Начинать широкую и честную общественную дискуссию относительно альтернативных сценариев решения проблемы», — считает Андрей Сенченко. Собственно, подобные голоса звучат все громче. Ведь даже если представить, что Россия начнет выполнять «Минск», последующие пункты договоренностей все равно являются проигрышными для Украины (мы не будем контролировать эту территорию). Не говоря о том, что Крым вообще выпал из дискуссии.

И здесь заявление Ангелы Меркель о том, что она приветствует предложения Президента Владимира Зеленского относительно изменения Минских договоренностей, как раз являются обнадеживающим сигналом. «Есть вопрос, этот документ (Минские соглашения. — Ред.) окаменел, можно ли его менять. Ведь есть определенные предложения Президента Зеленского относительно его изменения. Мы надеемся, что этот документ опять будет гибким и он будет оживлен», — заявила она.

Это шанс продлить дискуссию по пересмотру «Минска» или вообще поиска альтернативы нормандско-минскому формату. Несмотря на слабость Будапештского меморандума, этот документ все равно дает определенные возможности для Украины. Также существует подзабытый Женевский формат (Украина, Россия, США, ЕС), по поводу которого также можно дискутировать. Возможно, появятся другие варианты. Главное, что именно в этом направлении украинской власти нужно активно действовать.

ФОТО REUTERS

ГОЛОС ИЗ «ФЕЙСБУКА»

Юрий БУТУСОВ, журналист, главный редактор сайта Цензор.нет:

Результаты «встречи года» в Париже 9 декабря.

Договоренности, о которых шла речь, допускают двойное толкование и требуют разъяснений. Итак, в чем позитив, негатив и что делать?

Позитивно:

1. Зеленский грамотно и четко озвучил национальную повестку, выводы по выступлениям можно сделать такие:

1.1. Крым и Донбасс — это Украина;

1.2. Никакой федерализации Украины не будет;

1.3. Уступок по газу и обнуления победы Украины в судах над «Газпромом» не будет;

1.4. Передача Украине под контроль государственной границы — главное условие мирного урегулирования;

1.5. Переговоров на Донбассе с представителями фейковых «ЛДНР» Украина проводить не будет;

1.6. Расширяются полномочия миссии ОБСЕ — для круглосуточного контроля (сейчас — только днем).

1.7. С Донбасса надо вывести все незаконные вооруженные формирования, все иностранные войска;

1.8. Донбасс является «оккупированным»;

1.9. Вопрос об амнистии преступникам и террористам не обсуждается;

1.10. Де-факто внешнеполитический курс Украины в отношениях с РФ остается тем же, что и все годы войны, «красные линии» четко соблюдены, мы сохраняем последовательность.

2. Обмен пленными должен состояться до 31 декабря. Но не «всех на всех». Путин сказал «установленными на установленных». Входят ли в категорию установленных гражданские лица в тюрьмах Донбасса? Входят ли в эту категорию заложники в Крыму? Если очередное обещание Путина приведет к освобождению какой-то части наших людей — это уже достижение. Хотя, напомню, Путин обещал Порошенко и Меркель провести «всех на всех» много раз.

3. Зеленский выступил на пресс-конференции просто отлично, и был гораздо убедительней кремлевского старца в публичном диалоге. Блестящий ответ дал Зеленский российской журналистке с заготовленным вопросам о необходимости переговоров с «ЛДНР». Мол, в Украину переехало 3 миллиона беженцев, и с этими жителями Донбасса президент общается каждый день, в смысле, что мнение этих представителей Донбасса ему важнее всего. Это был самый сильный эмоциональный момент пресс-конференции.

Негативно:

1. Путин добился подтверждение Зеленским обязательств по Минским соглашениям от 12 февраля 2015-го. Причем условия этого соглашения не позволяют составить дорожную карту и последовательность действий сторон, все по-прежнему зависит исключительно от доброй воли Путина.

2. Путин отказался допустить украинские силы на украинскую государственную границу.

3. Путин отказался проводить выборы на украинском Донбассе по украинским законам.

4. Путин отказался прекращать огонь российских войск по украинским солдатам и гражданскому населению Донбасса.

5. Путин отказался разрешить Украине ввести миротворцев на украинский Донбасс.

6. Обсуждался вопрос разведения войск еще в трех местах. Зачем разводить, если ничего по факту не меняется?

7. Путин продолжает агрессивные действия против Украины. Продолжается война, блокада Азовского моря, информационные операции.

8. Путин требует амнистии для российских военных и наемников РФ как обязательного условия мира.

9. Путин требует фактически признания Украиной «властей ЛДНР».

10. Франция и Германия по-прежнему никоим образом не будут давить на РФ и в переговорах остаются пассивными наблюдателями.

Какой вывод: Страна, которая выпрашивает мир у агрессора, никогда не будет пользоваться уважением агрессора.

Итак, что делать?

1. Переговорная позиция должна быть сформирована не из прошений, а из готовности к борьбе. «Планом Б» надо не угрожать, «План Б» надо реализовывать, тогда к нашим словам начнут относиться серьезно. И не надо строить никакую стену и придумывать несуществующую панацею. Стена у нас уже есть — это украинская армия. Только она защитит.

2. Украина должна наносить ущерб агрессору — посмотрите на пример войны «Нафтогаза» с «Газпромом». Государство объединило усилия, выработали реалистичную стратегию борьбы с «Газпромом», политического и юридического давления, пять лет ее реализовывали последовательно, добились победы в судах, сейчас преследуют «Газпром» в Европе и срывают его контракты. И потому с позицией Украине в газовом вопросе Россия впервые начала считаться.

3. Давайте начнем наконец-то профессионально воевать — без наступлений, от обороны. Чтобы не заробитчане в армию шли, а профессионалы. Начнем наконец-то не на словах, а на деле реформу армии на шестом году войны, дадим генералам доктрину локальной войны согласно действующим ограничениям, но поставим цель убивать не 30—40 наемников в месяц, а хотя бы 300—400. И тогда у Путина появится интерес к миротворцам. Израиль воюет 70 лет, и каждый год потери, гибнут солдаты, но это не стало тормозом в развитии страны. Иногда война неизбежна, и потери на войне неизбежны, а сильное государство эти потери минимизирует, и максимизирует потери врага.

4. Мы можем эффективно развиваться и во время войны. Государству нужна модернизация судебной системы, обороны и безопасности, необходимы стратегии, которые усиливают каркас государства, усиливают сопротивление. Всего этого Зеленский пока пытался избежать, в расчете на чудо, что Путин вдруг захочет под каким-то предлогом отказаться от оккупации. Чудес не будет — нацию и государство может построить только кровь, пот и тяжелый труд, разумные стратегии и длинная воля в их реализации.

Вывод:

Развеяны горы иллюзий у тех, кто начинал эти переговоры в надежде, что Путин начнет относиться к ним как к равным. И у тех, кто верил, что на встрече в Париже будет достигнут мир и Россия захочет прекратит войну по доброй воле.

Президент Владимир Зеленский должен задуматься о своем месте в истории. Не как человек, способный договориться с Путиным, а как человек, способный сделать Украину сильной. И только это заставит врага сесть за стол переговоров и искать мира на выгодных для Украины условиях.