МЕНЮ

Непраздничные выводы

Иван КАПСАМУН, Валентин ТОРБА, «День», фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»
26 июня, 2018 - 18:53
Владимир ВАСИЛЕНКО: «Дело не в конституционных недостатках, а в низком качестве украинской властной элиты, которая склонна к нарушениям законов»

28 июня современной украинской Конституции исполнится 22 года. Хотя традиции украинского конституционализма уходят корнями глубоко: «Руська правда» Ярослава Мудрого, «Поучения детям» Владимира Мономаха (XI—XII в.), Конституция Пилипа Орлика (1710 г.), соответствующие документы времен УНР (1917—1920 гг.). Все эти исторические документы свидетельствуют о том, что мы государство с древней историей. Однако эта традиция была прервана захватническими войнами наших соседей, главным образом России (продолжается до сих пор) и проигрышем украинской аристократии. На наши земли пришли «темные времена». Поэтому пока на другом конце света, в частности в США, люди погибали за Конституцию, в Украине люди были порабощены (попытки сбросить чужеземное иго были неудачными). Шанс появился после возобновления независимости в 1991 году. Но за эти годы жить по общим правилам и законам мы так и не научились. В первую очередь это касается властной верхушки. Как показывает новейшая история, все президенты стремились изменить Конституцию «под себя», что не могло не подрывать доверие и самих граждан к Основному закону. В таких условиях говорить о празднике Дня Конституции, конечно, можно, однако настоящим он станет лишь тогда, когда исчезнет формальность и появится уважение к законам. Накануне Дня Конституции «День» пообщался с юристом-международником, который недавно был назначен одним из аудиторов НАБУ, Владимиром Василенко.

«В РЕЗУЛЬТАТЕ ПОПЫТОК КУЧМЫ ПРИСВОИТЬ ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ ПРОИЗОШЛА ЭРОЗИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО ПОРЯДКА»

— Насколько украинский политикум научился жить по Конституции?

— Я думаю, что властный политикум до сих пор не научился должным образом уважать нормы Конституции и законы, которые основываются на Конституции.

— До этого Украина фактически жила по Советской Конституции?

— Скажем так, с 16 июля 1990 года Украина начала жить по принципам Декларации о Государственном суверенитете Украины и тем законам, которые были приняты на ее выполнение. В то же время действовала Конституция Советской Украины, в которую были внесены поправки и дополнения. Снова такие, согласно духу и букве Декларации. В конце концов, после известной «конституционной ночи», в 1996 году была принята Конституция независимой Украины.

Иногда можно услышать, что Конституция была принята благодаря Кучме. Действительно ли это так, ведь есть и другие мнения, что Конституция была принята вопреки желаниям Кучмы.

— Выработка текста Конституции и его принятие были длительным и сложным процессом, в котором принимали участие представители разных политических сил, которые действовали тогда в Верховной Раде. Напомню, что тогда национал-демократы не имели большинства в парламенте. Это большинство имели коммунисты. Конечно, Кучма старался повлиять на ход конституционного процесса. Но последнее слово было за народными депутатами, которые разработали и приняли сбалансированный и компромиссный окончательный текст Конституции.

Высказывались даже мнения, что украинская Конституция одна из лучших в Европе. По моему мнению, это преувеличение. Верховная Рада приняла приемлемую Конституцию, которая стала базой для утверждения, укрепления и развития украинской независимой национальной государственности.

В свое время Конституция Украины 1996 года получила позитивную оценку Венецианской комиссии. В заключении этой комиссии подчеркивалось: «В то время, как Конституция устанавливает крепкую исполнительную власть, управляемую сильным Президентом, в ее тексте предусмотрена система сдерживаний и противовесов, которая делает невозможным возвращение к авторитаризму». С другой стороны, в заключении отмечалось, что «ряд положений Конституции остаются неудовлетворительными с юридической точки зрения». В частности указывалось на отсутствие общего положения, которое бы четко определяло характер соотношения между полномочиями Верховной Рады, Президента и Кабинета Министров. В документе отмечалось, что указанные недостатки «имеют политические причины и могут быть объяснены тем, что для принятия Конституции необходимо было достичь политического компромисса. Следовательно, внедряя эти положения Конституции, Украине следует учитывать Вывод Комиссии, а также соответствующие стандарты Совета Европы».

Эти и другие рекомендации Венецианской Комиссии были созвучны с достигнутым в процессе разработки Конституции пониманием относительно необходимости принятия ряда законов, направленных на детализацию и уточнение конституционных положений с целью устранения пробелов и усиления механизма сдерживания и противовесов во взаимодействии Верховной Рады, Президента и Кабинета Министров Украины.

Вопреки надеждам в Украине произошла эрозия конституционного порядка, в результате попыток Кучмы присвоить себе дополнительные полномочия.

  Для этого в частности он провел псевдореферендум в 2000 году.

— Верно. Это делалось для того, чтобы легитимизировать сосредоточение в своих руках больше полномочий. К сожалению, в дальнейшем каждый новый президент пытался изменить Конституцию под себя. Создавались конституционные комиссии, разрабатывались конституционные проекты. Но ни в обществе, ни среди политических сил не было консенсуса для их поддержки. По моему мнению, Конституция 1996 года является абсолютно пригодным актом и на сегодняшний день. На его основе может нормально функционировать государство, обеспечивая потребности украинского общества и украинских граждан.

«ДИСКУССИИ И ПРЕДЛОЖЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ВВЕДЕНИЯ В УКРАИНЕ ПАРЛАМЕНТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ ДЕСТРУКТИВНЫ»

— Но первые серьезные изменения в Конституцию внесли уже в 2004 году...

— Эти изменения противоречили требованиям Конституции. Они были фактически направлены на смену конституционного строя противоправным способом. После победы Ющенко на президентских выборах, по-моему, ему нужно было возобновить действие Конституции 1996 года в ее первичной редакции.

К сожалению, каждый новый президент говорил, что ему не хватает полномочий из-за недостатков Конституции. Но дело не в конституционных недостатках, а в низком качестве украинской властной элиты, которая склонна к нарушениям принципов и предписаний Конституции, что материализуется в принятии многих некачественных законов. В этой связи стоит отметить, что в Украине власть не осуществляла системно и последовательно украиноцентричную внутреннюю и внешнюю политику. Подавляющее большинство властной элиты не понимало и до сих пор не понимает, что Украина как независимое демократическое и экономически мощное и политически крепкое государство может существовать только как украинская Украина.

Следующий этап — 2010 год, когда Янукович через Конституционный суд вернул в действие вариант Основного закона 1996 года.

— Практически судьи Конституционного суда, которые своим голосованием поддержали предложенные Януковичем изменения к Конституции, осуществили конституционный переворот. Это было преступление. Относительно них возбуждено уголовное дело, которое, к сожалению, не доведено до конца. Но это также является одним из примеров отношения властной элиты к Основному закону.

В 2014-ом парламент опять вернул в действие изменения 2004-го, то есть форма правления опять стала парламентско-президентской. Во время президентства Петра Порошенко в Конституцию также вносились изменения. Не является ли это игрой с огнем во время войны?

— Конечно. Я не знаю примеров в истории, когда бы Конституцию государства меняли во время войны. Это совершенно ненормальное явление.

— Рядом с нами мощные соседи — Россия во главе с Путиным, которая ведет против нас войну, Турция, где недавно свою власть закрепил Эрдоган... А в Украине в это время ведутся разговоры о парламентской республике. Реально ли при такой форме правления держать оборону против России и одновременно проводить реформы?

— Я с вами совершенно согласен. На мой взгляд, дискуссии и предложения относительно введения в Украине парламентской республики деструктивны. Сильная вертикаль власти крайне не выгодна врагам Украины. Я сейчас говорю не о властном произволе, а именно о необходимости эффективной и сильной системы управления государством. Такая система должна уравновешиваться конституционными механизмами сдерживания и противовесов и действенным институтом импичмента. В свете этого разговоры о том, что президентская власть может привести к диктатуре, не выдерживают критики. В США существует сильная президентская власть, но там нет диктатуры. Примером эффективной и сильной системы управления также могут быть многие развитые европейские демократии, хоть там и не везде президентская форма правления, в частности это Франция, Великобритания и Германия.

«В НАШИХ СПЕЦИФИЧЕСКИХ УСЛОВИЯХ МОЖНО И НУЖНО НАЙТИ МЕХАНИЗМЫ, КОТОРЫЕ БЫ МАКСИМАЛЬНО МИНИМИЗИРОВАЛИ КОРРУПЦИЮ»

— Не мешает ли фактор олигархии установлению сильной системы управления?

— Безусловно, мешает. Но, как законодатель, хочу заверить, что даже при существующей Конституции в Украине можно установить сильную вертикаль власти в демократическом понимании этого термина. Достаточно принять ряд законов, которые бы устранили пробелы и недостатки Конституции, на что в свое время обратила внимание Венецианская комиссия. Но для этого необходимы — государственническое мышление и политическая воля.

Давайте обратимся к примерам. Началась российская вооруженная агрессия. Разве в Конституции Украины не записано, что нужно давать отпор любым актам агрессии? Были все признаки агрессии еще в феврале 2014 года. Кто мешал Турчинову, исполнявшему обязанности Президента Украины, объявить.

— Военное положение?

— Нет. Не военное положение, а состояние войны. С правовой точки зрения нужно отличать состояние войны и военное положение. Состояние войны предусматривает режим немедленного отпора агрессии. Сам факт нападения одного государства на другое автоматически порождает состояние войны. Это объективная реальность. Военное положение — другое дело. Парламент должен утвердить военное положение. Это предусматривает режим временного ограничения прав и свобод граждан с тем, чтобы повысить способность государства оказывать сопротивление и мобилизовать все ресурсы и возможности общества и государства для эффективного отпора агрессии.

— Но в 2014-м новая власть была занята другим — с квотным принципом делили портфели.

— На самом деле еще задолго до этого украинская власть проявила легкомысленность и безответственность в оценке поведения России. Принципиальная ошибка заключалась в том, что Россию считали стратегическим партнером. На этом строилась внешняя политика. А еще на том, что у нас существовал Будапештский меморандум. Хотя было понятно, что Меморандум не предусматривает создания действенных механизмов гарантий безопасности Украины. Но после его подписания все президенты Украины почему-то занимались уничтожением Вооруженных сил, а не их укреплением.

Вас недавно избрали аудитором НАБУ. Какова была ваша мотивация? В существующих условиях этот орган может быть реально эффективным?

— Если бы я не верил, что этот орган может реально заработать, то очевидно, что я бы не подавал заявления на участие в конкурсе. Лично у меня существует желание, чтобы этот орган нормально и эффективно работал. В наших украинских специфических условиях можно и нужно найти механизмы, которые бы максимально минимизировали коррупцию. Честно говоря, считаю практику приглашения на важные официальные должности иностранцев ошибочной. Я не против использования опытных иностранных специалистов. Но не нужно унижать наше национальное достоинство и приуменьшать профессионализм украинских специалистов. Тем более, у нас свои специфические условия и мы должны сами найти пути для решения проблем.

Одни эксперты говорят — зачем, создавать дополнительный орган Антикоррупционного суда, когда можно реформировать существующую судебную систему, которая бы боролась с коррупцией. А другие считают, что такой орган все-таки нужен, потому что в нынешних условиях сложно что-то изменить. Вы как считаете?

— При нормальном функционировании судебной системы не нужно ничего создавать отдельно. Но у нас существуют суды с крайне коррумпированными судьями. Хоть я лично знаю много нормальных и честных судей, которые не берут взяток. Существующая в Украине правоохранительная система пока имеет серьезные дефекты. Поэтому сегодня должны существовать специальные структуры, такие как НАБУ, САП, Антикоррупционный суд. Это действительно требование времени. Но это требование временное, до наведения порядка в украинской правоохранительной системе.

«СУЩЕСТВУЮЩИЕ ИСКИ В МЕЖДУНАРОДНЫХ СУДАХ НЕ ПРЕДУСМАТРИВАЮТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ РОССИИ ЗА АКТ ВООРУЖЕННОЙ АГРЕССИИ ПРОТИВ УКРАИНЫ»

— Вы неоднократно говорили, что подготовкой исков в международные суды против России как государства-агрессора должен заниматься один государственный орган. Но он до сих пор не сформирован. Поэтому и не удивительно, что в этом вопросе мы имеем отдельные иски отдельных структур и отсутствие комплексного подхода. Каким может быть результат?

— От наших правительственных чиновников разного уровня можно часто услышать, что Украина защитит свои права в международных судебных инстанциях, которые привлекут Россию к ответственности. Это чистой воды популизм. В международном праве существуют четкие нормы, в соответствии с которыми любой спор, возникающий между государствами (в том числе и спор, порожденный актами агрессии), может быть решен тогда, когда обе стороны спора дают свое согласие на рассмотрение дела в международном суде. Существующие иски Украины в международных судах не являются исками, которые предусматривают установление ответственности России за акт вооруженной агрессии против Украины. Это иски, которые в случае их удовлетворения установят лишь ответственность России за нарушение отдельных конвенций. В частности, Конвенции о запрещении финансирования терроризма, о ликвидации всех форм расовой дискриминации и Конвенции ООН о морском праве.

Следовательно, для того, чтобы начать процесс реализации ответственности России за агрессию, необходимо подготовить единую консолидированную претензию и предъявить ее официально по дипломатическим каналам России. Подготовка такой претензии, в которой должны быть юридически оформлены все факты агрессии РФ против Украины, подсчитан весь объем вреда и ущерба, нанесенных Украине и ее гражданам (как физическим, так и юридическим лицам), выделены международные преступления, совершенные политическим и военным руководством РФ, сложный вопрос. Но его необходимо решить. Четыре года назад я поднял вопрос о создании межведомственного координационного органа такой консолидированной претензии к России. Наконец в этом году с принятием в январе  Закона «Об особенностях государственной политики об утверждении государственного суверенитета» на Кабинет Министров Украины возложили обязанность создания такого органа. Теперь необходимо настаивать, чтобы такой орган был создан как можно скорее.