МЕНЮ

Тени незабытых предков

Елена МЕЛЬНИКОВА-КУРГАНОВА, Мариуполь
19 сентября, 2019 - 18:29
Сентябрь ворвался в Мариуполь интересными новинками культурной жизни

Сентябрь ворвался интересными новинками культурной жизни: в кинотеатрах Мариуполя, как и по всей стране, проходят премьеры кинолент «Запрещенный» и «Иловайск-2014. Батальон «Донбасс», творческие встречи со съемочными группами. А с 4 по 10 сентября мариупольцы посетили фестиваль «Театральные врата», на котором было представлено десять спектаклей театральных коллективов из Киева, Запорожья, Ивано-Франковска, Николаева, Нежина, Дрогобыча, Северодонецка.

А теперь — о том, что болит. Одна из судьбоносных дат в нашей истории — это премьера фильма режиссера Сергея Параджанова «Тени забытых предков» в кинотеатре «Украина» 4 сентября 1965 года. Иван Дзюба сообщил о репрессиях украинской интеллигенции. По воспоминаниям свидетелей, Вячеслав Чорновил воскликнул: «Все, кто против репрессий, встаньте!» — в одной части зала, а с другой стороны Василий Стус призывал: «Все, кто против диктатуры, встаньте!» В то время было смело не бояться. Сейчас это также смело. Кстати, хорошо, что этот исторический момент в кинотеатре «Украина» показали в ленте «Запрещенный».

ВДОХНОВЕНИЕ К СМЕЛОСТИ, СТОЙКОСТИ, ДУХОВНОСТИ

Свой культурный сентябрь я начала с просмотра замечательного спектакля «Тени забытых предков» Киевского академического театра украинского фольклора «Берегиня». По душе проницательное исполнение песен, талантливые музыканты играли на самой сцене, иногда появлялись трембиты из-за кулис. Оригинально сочетаются фольклор, метафорическое толкование традиций, образы актеров. Люди аплодировали, стоя. Это в Мариуполе. Вдохновенные и благодарные.

Фильм «Запрещенный» смотрела в одном из мариупольских кинотеатров. Понятно, что кино не массовое. Людей собралось в будничный день до тридцати. Зритель, повторюсь, не массовый, возможно, потому и никто не хрумкал попкорном над ухом.

Сама фигура Василя Стуса вызывает интерес. В его стихотворениях находишь что-то родное в любом возрасте. Особенно по окончании школы или вуза. История его жизни остается в памяти еще со школы, а вместе с этим возникает чувство несправедливости, стремления бороться за правду, порядочность, честность. Когда я работала над исследованием о диссидентских коммуникациях, участники и свидетели диссидентского движения помогали мне литературой и архивными материалами. Валентина Чорновил рассказывала о связях Василя Стуса и Вячеслава Чорновола. Меня поразила книжка «Хроніка таборових буднів», которая подается в виде разговора Вячеслава Чорновола, Бориса Пенсона и Василя Стуса, где Василий Семенович рассказывал о нарушении прав человека в лагерях. Кстати, относительно премьеры фильма,  можно встретить упреки об отсутствии роли Украинской Хельсинской группы (впоследствии — Союза). Действительно, некоторые фрагменты фильма трудно объяснить, не исследовав период украинского диссидентского движения. Например, не всем был понятен показ попытки самосожжения Василия Макуха на Крещатике (Погиб Василий Макух во время самосожжения на могиле Тараса Шевченко в Каневе. — Авт.). И что мы сегодня читаем в новостийных лентах и соцсетях? 10 сентября в Ижевске ученый Альберт Разин осуществил самосожжение в знак протеста против уничтожения удмуртского языка. Видео и снимки обгоревшего тела облетели новостийные порталы, в нарушение всех норм этики и принципов человечности.

* * *

Смелость, принципиальность, вместе с тем порядочность, интеллигентность, достоинство были выразительны в действиях украинских диссидентов. Они рядом, они делятся опытом. Они с болью наблюдают за событиями в государстве. Незабытые и родные.

И мой ответ на вопрос относительно просмотра фильма — нужно посмотреть и дать собственную оценку. Нужно знать историю о диссидентском движении. Частично умалчиваемую. Нужна правда, одна-единственная.

* * *

Большим плюсом считаю в фильме «Запрещенный» использование архивных материалов КГБ и интервью с шестидесятниками, диссидентами, которым выражена благодарность в конце киноленты. Три года тому назад я познакомилась с журналисткой по специальности времен оттепели, организатором вечеров шестидесятников Ритой ДОВГАНЬ. Именно она мне позвонила по телефону в начале сентября и напомнила о премьере «Запрещенного».

На вопрос «Как вы познакомились с Василем Стусом?» — она рассказала: «В Институте литературы спросила исследователя Бажана, и мне посоветовали пообщаться с аспирантом В. Стусом. А затем он приходил на вечера поэзии. У него уже была жена и маленький сын. 4 сентября  1965 г. в кинотеатре «Украина» во время премьеры фильма С. Параджанова «Тени забытых предков» случились памятные выступления. Стуса выгнали из аспирантуры, хотя его считали лучшим молодым исследователем. Моему мужу — скульптору Довганю — не давали работы. Меня пригласили в издательство «Искусство». Там я работала курьером, подсчитывала строки для гонораров. В. Стус был человеком гордым, знал, что никуда его не возьмут, и пошел работать в метро, на Первую обувную фабрику, где в цехе обрабатывали солдатские сапоги химическими средствами, там у него открылось кровотечение желудка. Потом в информационном отделе работал, которым руководил коммунист Ульянов, а его дочка Валя Ульянова была художницей и рисовала иллюстрации к произведениям. А у него жену расстреляли в 1938-м. Там в отделе мы вместе с Василем работали с 1968-го по 1972 год. После его ареста всех его знакомых таскали на собрания. Меня выгнали с работы, проголосовали на собрании...»