МЕНЮ

«От нас самих будет зависеть, сумеем ли мы в конце концов как государство родиться»

Виталий Кушнир, старший научный сотрудник Затурцивского мемориального музея Вячеслава Липинского
11 июня, 2020 - 17:54
Мысли Вячеслава Липинского в контексте настоящего

14 июня исполняется 79 лет со дня смерти выдающегося украинского мыслителя-государственника Вячеслава Казимировича Липинского (1882-1931). Но его размышления о будущей судьбе родного народа живы и актуальны сегодня.

Более сотни лет отделяет нас от того времени, когда еще совсем юный Вячеслав Липинский продемонстрировал свое непоколебимое убеждение, что народ украинский должен обеспечить себе право на достойное место в кругу мирового сообщества, получить государственную независимость в своих исконных этнических землях от Кавказа до Сяна. Особое влияние на формирование мировоззрения будущего государственника имело домашнее воспитание, о чем мы узнаем из его писем. В частности, к Осипу Назаруку он писал: «Украинцем я был, с тех пор родился, потому что несчастье земли моей связало с ней всем телом и душой. Хотя дома тогда разговаривали по-польски и французски, поляком не стал потому, что польская политическая идея никого уже в семье не захватывала, как идея для нашего края явно вредная».

Глубокое познание истории родного края, философский подход к анализу развития обществ выкристаллизовывает твердую веру в то, что народ украинский не должен быть «только навозом для соседнего огорода». В обращении к своим соплеменникам Липинский отмечал: «Пробудился сейчас к новой жизни и наш народ: народ украинский. Безвозвратно уходят наконец для нас времена сна; в прошлое уходят тяжелые минуты упадка и безвластия. Лозунг жизни прозвучал по нашей широкой земле от края и до края. И откликнулись на него все клетки, все составные части расчлененного, злой судьбой изрубленного в куски нашего народного организма. Или должны оставаться на обочине только мы — кровь от крови и кость от кости украинского народа — его нераздельная часть, которую оторвала когда-то насильно от материнского корня государственность польская, отметив нас позже известным клеймом отступничества: другим языком и чужой культурой. Или только мы одни должны оставаться на мощном народном древе нашем той единственной мертвой ветвью, которую уже ничто возродить и оживить не может?»

Не эти ли слова Вячеслава Липинского обращены сегодня к нашим согражданам на востоке и юге Украины, которые «отмечены клеймом отступничества» со стороны государственности российской: русским языком и чужой украинцам культурой? Не их ли он сегодня призывает: «смело, мужественно ответить себе на поставленный нашим Пророком всей Украине вопрос:

...що ми?

Чиї сини? яких батьків?

Ким? за що закуті?...».

Читая Липинского, встречаем выводы, которые прямо касаются нынешней ситуации: «В данный момент никто в Европе сильного и большого Украинского Государства себе не хочет. Напротив, есть много сил собственно заинтересованных в том, чтобы никакой Украины не было или чтобы она была как можно более слабой». Особенно это касается двух империй, которые раздирали на протяжении длительного периода наше национально-территориальное тело: «Централизаторская, одинаково либеральная и черносотенно-националистическая Россия является нашим непримиримым и главным врагом. Консервативно-клерикальная католическая и либерально-буржуазная Австрия не является нашим союзником». Что изменилось сегодня? Российская черносотенно-националистическая империя (хотя несколько урезанная территориально, но не менее агрессивная) осталась. Вместо Австрийской либерально-буржуазной империи имеем, к сожалению, такого же характера Евросоюз...

Принципиальная бескомпромиссная позиция Вячеслава Липинского выражена глубоким убеждением, что «без ясной, откровенной борьбы за осуществление своего суверенитета на своей земле народ наш станет народом илотов, который будет истреблять себя сам во имя чужих национально-государственных идей и при помощи чужих национально-осударственных организмов». Сто лет назад это воспринималось как «политическое безумие», а по выражению самого Липинского его считали «дураком». В то же время гимназический товарищ Вячеслава Казимировича Лев Юркевич характеризовал его как «отпетого самостийника и националиста».

Отрицая политическое будущее для социалистической демократии в Украине, Липинский считал ее вредной, поскольку, по его мнению, она могла работать только на Великую Россию. Он решительно выступал против участия украинцев в демократическом движении в России: «Силы при этом мы тратим, а ничего не получаем. Российская революция кормится главным образом нашими соками, нам же приносит только дальнейшую русификацию».

Назначенный Гетманом Украины Павлом Скоропадским «Чрезвычайным Посланником и Полномочным Министром» в Австрию, Вячеслав Липинский твердо отстаивал государственные интересы и территориальную целостность Украины. Выполняя обязанности посла УНР во времена Директории, он категорически выступал против передачи Галичины Польше, чем подтвердил свою четкую позицию относительно соборности украинских земель.

Оставаясь за пределами Украины, Липинский приложил немало усилий для консолидации украинской эмиграции на почве мощного монархического крыла в форме созданного и возглавляемого им Союза Хлеборобов-Державников гетманцев. Он считал «работу внутреннюю: над консолидацией и внутренним связыванием нации намного важнее работы, так сказать, внешней, обороны от внешних захватчиков». Как это актуально звучит сегодня!

Вячеслав Липинский называл большим злом снисходительное отношение к недостойным проявлениям со стороны сограждан, особенно чиновников всех уровней. Он настаивал на необходимости выявления фактов нарушений (своего рода люстрации): «Вообще обычай неназывания злоупотребления по имени, который царит среди украинских граждан, считаю очень вредным. Он собственно позволяет недостойным людям избегать наказания, а честных ставит всех под подозрение».

В одном из своих писем Вячеслав Липинский делает вывод, который особенно актуален в наше непростое время, когда враг любой ценой пытается уничтожить нашу государственность: «Нация, в которой верхи не обладают чувством солидарности, не является нацией и не может иметь государственности». Не к нам ли обращено предостережение: «И всякий должен знать, что такая ссора и недостаток единства погубит нас снова, когда наступит следующее политическое Рождество. Как же сделать, чтобы этой ссоры и разъединения не было? Вот вопрос, над которым мы должны думать постоянно».

Но уверенность в будущем не оставляла В.Липинского до конца жизни. Будто вглядываясь в сегодняшний день, он писал: «Государственная немощь, в которой оказалась Украина, не вечна. Силы, которые развалили зачатки нашей государственности, суживаются. Каждый день господства приближает эти силы к их концу, а нас к новому политическому Рождеству. Оно придет вновь, как уже не раз приходило в нашей истории. И от нас самих будет зависеть, сумеем ли мы уже в конце концов как государство родиться, или снова в момент рождения погибнем».