МЕНЮ

Нереализованные...

Сергей ЛАЩЕНКО
12 сентября, 2019 - 16:30
Украинской среде нужно непременно лелеять культуру памяти

Причины нереализованности сознательных украинцев могут быть разными. Скажем, жизнь оказалась слишком короткой. Или человек родился не в то время. Душа рвется сказать правду, но... приходится молчать. В свое время встречал таких людей на поприщах России. Некоторые родители стремятся воспитать своих потомков в патриотическом духе, но атмосфера в местожительствах удушающая. Юные украинцы или переезжают на родину предков, или приспосабливаются к окружению. Да и в украинских условиях далеко не каждый регион позволяет реализоваться в национальном смысле. Даже сейчас. Вот передо мной книжка стихотворений Олеся Степаненко с символическим названием «Свічечка». Ее издал отец после ранней смерти своего сына. Жизнь юного поэта оборвалась в 2004 году, когда Олесю исполнилось лишь двадцать. Погиб обитатель харьковского городка Дергачи на железнодорожном пути. Обстоятельства смерти довольно загадочны. Есть версия, что убили. Незадолго до смерти он, лежа в больнице, писал: «Нет будущего у меня. К величайшему сожалению, нет... Единственное, что меня ожидает — могильный холод и тьма. Уже не создам больше ни строчки я стихотворений — этих маленьких чуд. Так называемых друзей успокою и не так называемых врагов...»

Черепно-мозговая травма была сигналом. И юноша знал, что враги у него не так называемые, а реальные. Мы об этом предпочитаем не говорить, но украинофобская атмосфера на прилегающих к России территориях является, скорее, правилом, чем исключением. Досадно, что до сих пор нет государственной программы поддержки патриотов на Одесчине, Херсонщине, Луганщине, Харьковщине... Когда в 2017 году в селе Гришино, что в Донецкой области, побили отца и сына Голубенко, то один из четырех бандитов после преступления даже пробовал пойти на службу в полицию. И только журналистские публикации помешали этому. Участник АТО Голубенко-старший после нападения стал инвалидом второй группы. А его сын, 19-летний Михаил, выздоровел, позже даже отслужил в морской пехоте. Будем надеяться, что сын сможет реализоваться в жизни как украинец. Но таким людям нужна помощь украинского сообщества. А если будем экономить время на героях, на тех, кто готов идти впереди, то потом придется расплачиваться жизнями десятков тысяч людей. Слишком уж сосед у нас специфический.

ПОДДЕРЖКА ВСЕГДА ОКРЫЛЯЕТ

О том, что поддержка общества важна, говорит одно из стихотворений Олеся Степаненко. Он написал его после того, как его творчество высоко оценил украинец из Австралии: «І радісно, і свято на душі, // І хочеться писати знову й знову! // Нові, незапозичені вірші // про вільну Україну й рідну мову...»

Это было еще в 1995 году, когда Олесю не исполнилось и тринадцати. Представляете, какой могла бы быть Украина, если бы таких людей мы оберегали и поддерживали? Если бы их хотя бы теперь опекали свободовцы, «правосеки» или Нацкорпус. Это было бы намного плодотворнее, чем марши с факелами.

ВЫВОДЫ, ЧТО НАПРАШИВАЮТСЯ

Как полнее использовать наработки земляков, которые ушли? Ведь духовная жизнь может продолжаться и после физической смерти. Уровень реализации героев мы и сами можем увеличивать. Теоретически никаких ограничений здесь нет. Украинской среде нужно непременно лелеять культуру памяти, потому что это помогает сохранить нацию.

...В целом, если говорить о людях с украинским корнем, которые живут за пределами Украины, то здесь максимализм неуместен. Понятно, что там намного больше условий для ассимиляции, чем для участия в реализации украинской идеи. Поэтому Серикжан Билаш из Казахстана является не украинофилом, а защитником казахов и уйгуров Китая от коммунистического геноцида. Зинаида Гречаная из Молдовы является спикером парламента и лидером молдавских социалистов. А могла бы возглавлять какую-то там проукраинскую фракцию. И даже молдавский олигарх Плахотнюк и прежний президент Молдовы Снегур (немного искаженное Снигур) — явно люди с украинским корнем. Но они не имеют никакого отношения к украинскому делу и даже к украинской культурной жизни. А еще был румынский писатель-диссидент Александру Ивасюк, который написал антитоталитарный роман «Рак». Он из того уголка Гуцульщины, что оказался в составе Румынии. Это очень досадно, но мы слишком легко отдаем своих на поругание ассимиляции. Если бы не отдавали, а мыслили стратегически, то не пришлось бы воевать уже шестой год подряд.

Однако иногда «голос крови» вынуждает сделать выбор в интересах Украины. Скажем, Шота Мартыненко, Гиви Иванько, Тенгиз Гоголь из Грузии. Родители не оставили им украинские имена, лишь фамилии. Но ребята в 2014 году пошли воевать за Украину — родину своих дедушек и бабушек. Сработали общие антиимперские установки грузинского общества. Хорошо, что хоть так. Без хороших знаний украинской, но с позицией, которая нас устраивает. А почему бы не «инвентаризировать» все постсоветское пространство? Может, тогда друзей у Украины существенно увеличится? Но для этого нужно интересоваться всем украинским. Вспомним, для примера, Казахстан. Василий Девятко стал вторым по счету министром здравоохранения этой республики. А Анатолий Дерновый — девятым. Игорь Лепеха был важной фигурой в МВД Казахстана. Юрий Мельниченко — известный казахский борец, олимпийский чемпион. Из-за расстояния им непросто было бы реализоваться в украинской культурной жизни, но ценными для Украины они могут быть, даже проживая в Казахстане. Но для этого должны измениться мы все.

В первую очередь нужно беречь лучших, таких, как Олесь Степаненко и Алексей Куринный. А если не уберегли, то следует позаботиться о полной реализации их наработок. Издание книг, организация выставок, создание фильмов, телепередач. В этом, в конечном итоге, нет ничего особенного — так все народы живут. Особенно те, кому мы завидуем и куда едем на заработки. Зависть всегда контрпродуктивна — изменяться нужно! Работать с удвоенной энергией. И только тогда мы с уверенностью сможем сказать, что хозяевами самых плодородных черноземов Европы, щедро орошенных Днепром, и через сто, и через двести лет будут все те же украинцы.