МЕНЮ

«Я отец «шпиона», сын врага народа, внук врага народа...»

Анна ЗЕМКО, журналистка, общественная деятельница
20 февраля, 2020 - 10:21
В Музее истории Украины во Второй мировой войне состоялось необычное мероприятие, которое собрало представителей трех украинских полесских родов

Недавно в Музее истории Украины во Второй мировой войне в рамках проекта «Семейная память о войне» состоялось необычное мероприятие, которое собрало представителей трех украинских полесских родов из одного села Житомирщины: Выгивских, Даманских, Гарбовских.

Три поколения трех родов сошлись в большой зал военного музея на склонах Днепра, чтобы отдать дань родовой памяти и поведать присутствующим свою историю, почтить память погибших и умерших и помочь живым, которые сегодня нуждаются в поддержке рода.

Сейчас в плену в Российской Федерации в колонии строгого режима находится Валентин Выгивский — один из молодых представителей этого славного Рода, который ведет свои корни от гетмана Выговского. Напомним, в сентябре 2014 года Валентин выехал в Симферополь по волонтерским делам — отвозил средства на онкологическую операцию больному. Там его схватила так называемая «крымская самооборона», инсценировав на камеры «захват опасного шпиона». Молодой мужчина исчез. Только через месяц родные самостоятельно разыскали его в московской тюрьме Лефортово. А через полтора года, в декабре 2015-го, Валентина приговорили к 11 годам строгого режима за «шпионаж в авиационной отрасли». Осудили всего лишь за то, что с детства мужчина интересовался авиацией и посещал авиационные выставки. Такие надуманные обвинения для украинцев, которые находятся за решеткой в РФ, стали реалиями нашего времени.

Галина Васильевна Выгивская, мать Валентина, обратившись к обществу, сказала: «Наше общество должно знать истории людей, которые страдают, находясь в застенках российских тюрем. Знать, что попали они туда всего лишь за свои патриотические взгляды и убеждения».

Вспоминали в тот день на встрече в музее еще одного молодого украинского героя — Яна Даманского, троюродного брата Валентинина Выгивского. Боец 30-й механизированной бригады ВСУ Ян Даманский погиб в боях под Иловайском. Слово взяла мама погибшего воина — Валентина Даманская. Трудно было матери вспоминать о гибели сына, и подытожила она свою речь тем, что Ян сейчас является ангелом для брата Валентина Выгивского. Поэтому она убеждена, что вскоре Валентин вернется домой живым.

В одной семье война выдернула из жизни двух молодых сильных красивых и здоровых мужчин! Об этом стоит знать нам — тем, кого не затронула война.

И ДЕД, И ВНУК — В ТЮРЬМЕ В РОССИИ ПОЧТИ В ОДНОМ И ТОМ ЖЕ МЕСТЕ

«Я отец шпиона, сын врага народа, внук врага народа», — так начал свое выступление перед гостями и посетителями, которые собрались в большом зале музея, Петр Степанович Выгивский, отец узника Кремля Валентина Выгивского. Эти слова поражают, и они являются правдой.

Дед Петра Выгивского по материнской линии — Франц Кашперович Гарбовский — вместе со своим братом Феликсом Кашперовичем были арестованы энкаведистами в 1937 году. Неизвестно даже, в чем обвинили братьев. Семья Франца так никогда и не дождалась кормильца, никто до сих пор не знает, что с ним случилось и где он похоронен. Франц Гарбовский — прадед и Валентина Выгивского, и Яна Даманского, их бабушки родные сестры.

Отец же Петра Степановича — Степан Александрович Выгивский — как враг народа был выслан в Сибирь (февраль 1951-го — ноябрь 1955-го). Хотя в сентябре 1943-го он 17-летним парнем пошел в партизаны из родного села, а Вторую мировую войну прошел в составе красной армии (в 582-ом отдельном саперном батальоне 260-й стрелковой дивизии) и дошел до Берлина.

Удивительно и то, и это отметил в своей короткой речи перед собранием Петр Выгивский, что письма его сына Валентина, которые он пишет семье в 2015—2020 годах, и письма его отца Степана, написанные в 60-х годах прошлого века, имеют похожий адрес отправителя — Кировская область Российской Федерации. И дед, и внук находятся в тюрьме в России почти в одном в том же месте! То есть время идет — более 70 лет прошло, а репрессивная машина, которая запущена тоталитарным режимом, работает до сих пор на уничтожение украинцев.

СВИДЕТЕЛЬСТВО-УРОК

Войны ХХ—ХХI веков, которые прокатились через Украину, перепахали родовую историю Выгивских—Даманских—Гарбовских. Но не потеряна родовая память, она живет.

В тот день в Музее Второй мировой войны много говорили об этом участники встречи: представители трех родов Петр и Галина Выгивские, Екатерина Сердюк, Валентина Даманская, организаторы мероприятия музея Александр Очеретяный и Наталия Гамарник, политзаключенные Роман Сущенко, Павел Гриб, Исмаил Рамазанов, которые уже освобождены из российского плена в рамках обмена пленными, правозащитница Александра Матвийчук.

Александр Очеретяный, старший научный сотрудник музея, отметил: «Наш музей внедряет проект «Украинский Мир». Он стал своеобразной площадкой для общения посетителей, волонтеров, правозащитников, участников событий на Майдане, тех, кто принимал и принимает участие в военных действиях на востоке страны. Имеем формат встреч «Слово свидетелям», который используем в качестве своеобразное свидетельство-урок для наших посетителей. Стараемся, чтобы они непосредственно от участников событий услышали о тех важных исторических вещах, которые имеют место просто сейчас в жизни страны. Каждый украинец должен знать это, оно не может обойти никого из нас».

Вечер родовой памяти собрал заполненный зал и напомнил: наша страна — в войне, на которой погибают молодые и сильные, — те, кто вызвался защитить родную землю. Мы должны помнить тех, кто погиб, благодарить тех, кто не сдается и борется в застенках плена — в России или в так называемых «лнрах-днрах». Должны объединяться в борьбе за их жизни, за возвращение домой, в свои семьи.

Об этом на мероприятии сказал политзаключенный, журналист Роман Сущенко, который вернулся из плена в сентябре 2019-го. Он сидел в той же исправительной колонии строгого режима № 11 поселка Утробино, где сейчас находится Валентин Выгивский: «Валентин — украинский политический узник Кремля, шестой год подряд отбывает незаконное наказание в вятском лагере для людей совершивших тяжкие преступления. Пребывает в сверхсложных нечеловеческих условиях. Пребывает и достойно борется... Фактически я был единственным из собравшихся в зале, кто видел Валентина последним. Это случилось в июле 2019 года, за полтора месяца до моего освобождения. Он — настоящий герой, образец сопротивления, одаренный и умный человек, остроумный и принципиальный, ответственный сын, мудрый отец. Мы общались в колонии мало, только через закрытые двери, через ограждение двориков для прогулки, крепкие муры, стальной, колючий провод и металлические решетки, впопыхах и под верещание надзирателей: «Не положено!». Валентин всегда держался и держится достойно. Он выстоит и вскоре вернется в семью! Мы убеждены в этом».

КАЖДЫЙ ИЗ НАС МОЖЕТ НАПИСАТЬ

Такие слова бывшего политзаключенного очень обнадеживают. Но кое-что для поддержки украинских политзаключенных может сделать и каждый из нас. Проще всего — написать письмо кому-либо из узников Кремля. Они ждут писем из Родины. Наши письма, которые присланы в украинских конвертах, для них — как глоток свежего воздуха. Письма, которые получают наши пленные, — еще и гарантия их безопасности, потому что они свидетельствуют, что человека, которому пишут, помнят. А значит, он не может внезапно куда-то исчезнуть, он есть! И с этим должно считаться государство-агрессор.

Они «оттуда» отвечают на письма: политзаключенный Валентин Выгивский за годы плена отправил 148 писем своей семье. Он просит родных рассказывать об их обычной ежедневной жизни, о жизни страны, о ситуации в мире. Пишет, что скоро весна, и он мечтает скорее вернуться домой.

Еще один участник встречи, крымский татарин Исмаил Рамазанов, точно передал состояние человека за решеткой: «Я не знаю лично Валентина, однако я могу разделить его боль — это наша общая боль, которая привела в нашу землю «русский мир», обозвав нас, патриотов, террористами, экстремистами и шпионами. Я буду всем рассказывать о Валентине и его семье, потому что это очень нужно ему там. Помогают там узникам и письма: они дают понимание, что тебя помнят, что ты не забыт. Это огромная моральная поддержка, поскольку, прежде всего, в тюрьме нас стремились подавить морально. Наша поддержка отсюда поднимает их силу духа, потому мы должны это делать».

Что мы еще можем сделать? Можем раз в несколько дней поставить заметку в ленте «Фейсбука» о наших пленных, чтобы еще и еще раз привлечь внимание к этому явлению. Можем посещать мероприятия в защиту и поддержку украинских политзаключенных, на которых встретиться с их родными: подойти, обнять, пожать руку, поблагодарить, просто сказать теплое слово. Это же вовсе не трудно, не так ли?

Мы должны это делать, чтобы Родовая Память, Память нашего Народа была жива — и передавалась нашим детям и внукам, чтобы наши враги запомнили: украинцы — неистребимая нация!