«Украина для нас новая, но родная»

Беседа с правнуками Ивана Пулюя — Сабине и Андреем Пулюями в Австрии

Если в Австрии вы спросите обычных людей, знают ли они, кто такой Иван Пулюй, то в основном в ответ услышите: «Нет!». В отличие от других, не менее известных личностей, родившихся в Габсбургской империи и которыми по праву гордится современная Австрия, настоящий изобретатель X-лучей — Иван Пулюй — сейчас почти забыт. Почитают вместо этого исключительно Вильгельма Рентгена.

Только представители академических кругов и радиологи могут рассказать настоящую историю открытия Х-лучей. Газета «День» уже печатала статьи физика-ученого Романа Пляцка на эту тему:

Феноменальный Иван Пулюй

Иван Пулюй (02.02.1845 – 31.01.1918). Признание

В публичном пространстве Австрии Ивана Пулюя — фигуры мирового масштаба — нет. Правда, в Вене, на Шкодагассе, 9 установлена памятная доска Пантелеймону Кулишу и Ивану Пулюю — на доме, в котором они жили в 1870 г.

Для Украины уникальность И. Пулюя заключается не только в его гениальности как ученого, и даже не в его гражданской позиции или в колоссальной работоспособности, а прежде всего в том, что он еще в юности понял: его народ закономерным образом движется к независимости — настоящей, а не под протекторатом других народов или империй, как это себе представляло большинство украинской интеллигенции. Его дальновидность заключалась прежде всего в том, что он закладывал основы sapiens gentem — разумной нации и обогащал арсенал инструментов для ее воспитания — переводил и создавал образовательные материалы для украинских детей и молодежи, развивал систему образования во Львове, переводил и издавал религиозные произведения украинцев и работал над их пропагандой, в частности в подроссийской Украине. В 1916 г. ему предложили стать министром образования Австро-Венгрии, но он отказался.

Иван Пулюй прошел путь от сельской хаты в отсталой провинции Габсбургской империи до вершин мировой славы, став лидером своего времени, одновременно работая над мобилизацией духовных сил украинцев — народа, существование которого отрицали и чьему развитию постоянно препятствовали.


Слева направо: Александр, Ольга, Иван Пулюй с Юрием (Георгом) на коленях, Мария и Павел в саду Кинських в Праге. Женщины на заднем плане не идентифицированы. (1907)
Из семейного архива

Иван Пулюй был женат на Екатерине Стозицкой. У них родилось 15 детей, но выжили только шесть: дочь Наталья (пианистка, вышедшая замуж за композитора Василия Барвинского, с которым отбывала десятилетнее заключение в ГУЛАГе), Ольга и Мария, ставшие учителями, а также сыновья Юрий, инженер по специальности, Павел — врач, и Александр (Эмилиан Иоганн, или Ганс, как его называли) — инженер, с чьими внуками мы и встретились.

Ходят слухи, что Александр — якобы приемный сын Ивана Пулюя. Однако это неправда. Вот свидетельство о рождении и крещении, которое хранится в семейном архиве его внуков Сабине и Андрея.

Свидетельство о рождении и крещении Александра Пулюя.
Из семейного архива

Потомки Ивана Пулюя живут сейчас не только в Украине и Австрии, но и в Польше и в США. Уже умерли члены этой большой семьи в Англии, Германии и Канаде. Кто-то из них был более тесно связан с Украиной, кто-то менее, а кто-то совсем потерял связи с родиной прадеда.

Мы побывали в гостях у правнуков Ивана Пулюя — Сабине и Андрея Пулюев в городе Траун в Верхней Австрии — ведущем промышленном регионе страны, известном, впрочем, и своей роскошной природой, и историческими памятниками.


Слева направо: Андрей Пулюй, Сабине Пулюй, Леся Ивасюк, Анна Крачковская, 2020

Сабине и Андрей, или Ано, как его называют в семье, — это внуки Александрa Пулюя (1901 — 1984) и дети Петера Пулюя (1930 — 2017). Идея встретиться с ними возникла при просмотре видео краеведа и исследователя истории Михаила Шеремета из Вены:

О дедушке Сабине и Андрей вспоминают тепло: уделял им много времени и внимания, был заботливым и терпеливым.

Александр Пулюй
Из семейного архива

— Внутренне он теснее всех со всей семьи был связан с Украиной и передал эту связь нашему отцу. На выходных дед всегда надевал украинскую вышиванку. В мирное время работал инженером и изготавливал киноаппаратуру. Первым открыл в городе Альтаусзее, где тогда жил, кинотеатр. Снимал документальные фильмы и рекламные ролики, — рассказывает Сабине.

Думаю, жизнь деда интересна еще и с другой стороны. Он добровольцем пошел в сечевые стрельцы, воевал хорунжим в рядах Украинской галицкой армии и в армии УНР. В 1939 г. сотрудничал с немецкой контрразведкой, получил звание ротмистра Девятого немецкого полка кавалерии «Фюрстенвальде». Создал отдел украинских добровольцев «Пума». Роман Крохмалюк написал обширную биографию Александра: (http://komb-a-ingwar.blogspot.com/2009_06_01_archive.html?fbclid=IwAR2quZWDC2pVv5rkcfXRJnP9y7TVyIyu-UnP3Zd3M0JnTYK6HSzDHCyEc4c)

В семейном альбоме мы находим портрет Елены Степановны, под которым ровным почерком на немецком языке написано: «Хорунжая Елена Степановна, впоследствии моя боевая подруга под Куровичами, Галичина, январь 1919 г.».

Сын Александра, Петер Пулюй, был кинооператором, владельцем кинопродюсерской фирмы, профессором Университета искусств в Линце. Петер был женат на Юлианне Илоне Пулюй (до замужества — Голлос)из венгерского города Веспрем, которая сейчас живет вместе с Сабине и Андреем и находится под их опекой.

Петер Пулюй 2010
Из семейного архива

Дом Пулюя скрыт за густой зеленью насаждений. Во дворе нас радушно встречает собака Мими. Сабине, проводя нас в дом, шутя жалуется, что из Мими никудышный сторож. Мы поднимаемся на второй этаж.

Первая жена Александра Пулюя - Мария Пулюй (в девичестве Кершбаумер), без даты.
Все картины подписаны фамилией Puluj.
Картина Александра Пулюя


Картина Александра Пулюя
Без даты.

Копия, которую сделал Александр Пулюй из какого-то изображения. На копии - замок Макслгайд в Баварии во времена наполеоновских войн. Замок принадлежал второй жене Александра Пулюя - Альфеде графине фон Гогенталь и Берген.


Альтаусзее, без даты
Картина Александра Пулюя

Картина Александра Пулюя
Без названия и без даты

В комнатах — много картин, скетчей и литографий. Среди них и картины, которые в свое время написал их дед. Здесь современность переплетается с прошлым.

— Дед много рисовал, — рассказывает Ано.

В углу на втором этаже — бюст Ивана Пулюя — проект того, что в Тернополе. Над рабочим столом Андрея — литографии разных городов, в том числе и старого Львова.

Обставлен дом эклектично: современная функциональная мебель вперемежку с антиквариатом, иногда причудливым, разных стилей и времен. На одной из стен — африканские этнические маски наивного искусства. На видных местах — раритетные камеры. Все это складывается в мозаику, которая привораживает своеобразной гармонией.

Сабине предлагает пообедать, и, пока Андрей подает нам кофе, моя коллега Анна, влюбленная в искусство, расспрашивает о его коллекции. Тот объясняет, что не считает себя коллекционером, а просто покупает то, что ему по душе.

Это первое большое интервью Сабине и Андрея. Когда-то давно, еще в 1995 году, они общались с журналистами в Украине. А еще их отец Петер и они сами непосредственно контактировали с физиками-учеными Романом Гайдой, односельчанином моей матери из села Подмихайля, что на Франковщине, и с Романом Пляцком.

В 1995 г. Сабине и Ано вместе с семьей Пулюев из других стран были приглашены в Украину на торжества по случаю 150-летия рождения Ивана Пулюя в Гримайлове, Тернополе и Львове, где состоялся ряд мероприятий в его честь. Это единственное путешествие Сабине и Андрея в Украину. Рассказывают о ней тепло.

— Вся семья встретилась ... Мы так поплакались! .. — говорит Андрей, не поднимая взгляда. — Познакомились также с украинской родней.

— Путешествие показалось интересным, хотя и нелегким. Мы добирались на советском поезде. Родственник из Мюнхена, увидев его, «вдруг вспомнил», что у него неотложная встреча, взял вещи, развернулся и поехал домой. Но мы доехали. Украина для нас новая, но родная. Это было 25 лет назад — тогда люди ничего не имели, но принимали нас очень радушно... приготовили столько блюд, угощали... Украинцы очень гостеприимные и сердечные, — вспоминает Сабине.

Чувствовалось разница в ментальности австрийцев и украинцев?

— Я бы не сказал. Особенно если говорить о сельских людях, то они вообще похожи. Хотя мы общались через переводчика, но не чувствовали дискомфорта, — говорит Андрей.

Ваш отец требовал перезахоронить Ивана Пулюя из Праги в Украину. Как вы относитесь к такой идее?

— Наш прадед всегда хотел быть похоронен в Украине. Прага для него — лишь переходная станция. К сожалению, из этого ничего не вышло. Возможно, стоит обратиться к украинской власти по этому вопросу, — отвечает Сабине.

Если бы у нас был национальный Пантеон, о котором я когда-то писала, то, наверное, все было бы проще, — мелькнула у меня мысль.

tyzhden.ua

Сабине 61 год, она на пенсии, но производит впечатление энергичной бодрой женщины. Вместе с Андреем они на равных ведут семейный бизнес.

— Женщины у Пулюев все с характером. Они — полноправные члены семьи и бизнеса. У нас принято равноправие, — говорит Сабине.

У нее двое детей: Михаэль, оператор, и Клеменс, фасилити-менеджер. Оба живут в Вене. Лишь в конце разговора она признается, что любит рукоделие, и в ее глазах вспыхивают огоньки, когда мы показываем ей герданы.

Андрею скоро исполнится шестьдесят. Он холост. Всегда строгий, но с прекрасным чувством юмора, у него резкие движения и острый взгляд светлых глаз. Много путешествует по работе. Недавно был в Нигерии и снимал фильм о католическом священнике, который построил там школу и больницу. Кстати, глаза у Пулюев — и женщин, и мужчин, — очень похожи. Это сразу бросается в глаза при просмотре семейного альбома.

— Вот это тетя Ольга, а это Мария, — говорит Ано, кивая на фото и зажигая сигарету.

Альбом тщательно составил Александр, после смерти первой жены Марии («Нины») (в девичестве Кершбаумер) в 1963 г. взялся за составление архива Ивана Пулюя, несмотря на инсульт, случившийся после потери жены. Поэтому Александр уехал в Германию и женился во второй раз на художнице Альфреде графине фон Гогенталь и Берген (1926—1985). Кстати, графиня — автор памятной плиты украинским заключенным в концлагере Дахау. Благодаря дружбе с искусствоведом проф. Владимиром фон Залозецким она глубже заинтересовалась украинцами, а также познакомилась с Александром.

Каждая фотография в альбоме подробно подписана аккуратным почерком. На некоторых страницах — вложены письма Ивана Пулюя к детям.

Кем является для вас ваш прадед?

— Наш прадед... — звучит почти одновременно от брата и сестры, и мы смеемся.

Я имею в виду, воспринимаете ли вы себя как династию, как носителей своеобразного бренда «Пулюй»?

— Нет, мы не трактуем себя как династию. Это слишком громкое слово. Прадед всегда невидимо присутствует в нашей жизни, но мы это никогда не подчеркиваем. Когда еще жил отец, то он нас держал вместе, и мы раз в год на Рождество встречались со всей семьей. Сейчас уже не так часто, к сожалению.

Отец много рассказывал о прадеде?

— О да! Прадед — часть нашей семейной истории. Говорили о нем исключительно как о члене семьи и, конечно, об истории с открытием лучей Пулюя.

Как вы относитесь к тому, что ваш прадед несправедливо забыт в Австрии?

— Его знают в профессиональных кругах, и, очевидно, этого достаточно. Мы вот даже нашим соседям не рассказываем о прадеде — скажут, что хвалимся. В Австрии это — прошлое. Общественность здесь живет скорее современным. Видимо, в Украине царит другой подход к прошлому, учитывая другую историю, национальные травмы ... Для украинцев прошлое сейчас особенно актуально.

— Что вы знаете о коллективных травмах украинцев? В Австрии о преступлениях коммунизма почти не говорят ...

Сабине кивает, соглашаясь:

— О ГУЛАГе, лагерях, репрессиях мы знали давно. Впрочем, это не обошло и нашу семью. А вот о Голодоморе здесь на самом деле почти не говорят, потому что узнали о том ужасе чуть позже.

— К сожалению, судьба прадеда — типичная судьба изобретателя. Полностью согласен с вами: очевидно, следует активнее популяризировать Ивана Пулюя, — задумчиво добавляет Андрей.

— Да — подхватывает Сабине. — Думаю, наша встреча с детьми и молодежью в украинской субботней школе в Вене, которую предложила Анна, станет таким началом. Мы вообще открыты к общению — было бы прекрасно расширить наш круг общения, особенно в Украине и среди украинской диаспоры. (Все желающие могут связаться с Пулюями через Лесю Ивасюк: lesyaivasyuk777@gmail.com.)

Анна напоминает, что в ее школе действуют курсы украинского языка, даже онлайн.

— Да, к сожалению, мы потеряли язык. В конце концов, мы — четвертая генерация. Только наш дед знал украинский. Отец говорил на чешском, на украинском меньше, а мы уж совсем «завстриячены». Вопрос нашей украинской идентичности встал для нас после провозглашения независимости Украины. До этого мы воспринимали себя скорее австрийцами, — продолжает Сабине.

— Даже понимание того, что наш прадед был собственно украинцем, пришло после распада СССР, — продолжает Андрей. — Мы знаем, что украинский язык часто запрещали. Знаем, что и сейчас языковой вопрос острый как никогда.

Вы знаете об этом из австрийских медиа?

— Нет, скорее от тех украинцев, с которыми общались. Знаем также историю о том, что наш прадед пытался распространить Священное Писание на украинском языке в Российской империи, но ему этого не позволили. Зато японский генерал Ноги в 1905 г. позволил распространить Священное Писание среди украинских пленных. Этот факт говорит сам за себя, — отмечает Андрей.

— Мы смотрим австрийское телевидение, но понятно, что информация подается неполная. Сейчас стали меньше говорить о войне в Украине. Понятно, что происходит оккупация, — говорит Сабине.

Как вы считаете, насколько представлена Украина в Австрии?

— Культурную дипломатию должны были бы наладить лучше. Мы слышали, что в Вене много чего происходит, но не на уровне остальных восьми федеральных земель... Мы живем в Верхней Австрии — это большое пространство, но здесь редко проходят мероприятия, связанные с Украиной.

Что бы вы пожелали современной украинской молодежи?

— В Австрии живет немало украинцев. Молодежь уезжает из своей страны, и это печально, потому что наш прадед не желал украинской молодежи такой судьбы. Он работал для воспитания молодежи, которая бы создавала свою страну. Впрочем, это можно делать и за пределами Украины. Следовательно, желаем плодотворной работы на благо европейской Украины.

Слушая Сабине, я вспомнила события в Верхней Австрии: в мае 213 украинцев приземлились на аэродроме в Линце для помощи по уборке урожая. А еще я подумала о селах, которые исчезают с географической карты Украины... И о полях, которые лежат в Украине перелогом из-за того, что их некому обрабатывать... О самых ценных силах страны — солдатах и волонтерах, которые выживают в экстремальных условиях. Наконец, об инертной общественности, которая выбирает невежд и дает им над собой издеваться... Прошло 102 года со дня смерти Ивана Пулюя, но украинская молодежь все еще стоит перед той же задачей: отстоять себя, свою территорию, язык и свое будущее.

P.S .: Могила Александра Пулюя (см. видео М. Шеремета) была найдена благодаря стараниям Тараса Пиняжко — архитектора, пластуна, руководителя проекта «Спаси могилу героя» при Пласте в Австрии. Все желающие могут помочь проекту финансово.