Туры исчезли. Исчезнет ли черника?

Уже сегодня в волынских лесах можно легко определить, где ягоды собирали руками, а где «гребенками» или «брачками». Природа все медленнее восстанавливается после ран, нанесенных ей человеком. И самое важное, что дешевое сырье переправляется в Европу, нам же остаются истощенные плантации

«Когда-то даже перед первым сентября можно было пойти в лес и набрать литр черники на вареники. А в этом году уже в середине июля нужно было ехать за ней все дальше и дальше в лес, куда не каждый и доберется». Моя собеседница, учительница, живет в селе на севере Волыни, вокруг которого — леса и леса... У них всегда было «немеряно» грибов и разного рода ягод, а заготовленные в сезон дары природы местные жители зимой продают на рынках Киева, Львова, Одессы. В пору, когда начиналась в лесу черника, по селу, как шутили, можно ходить голышом, все равно никто не увидит, кто в силах —   все на ягодах. За ягодные и грибные деньги полесские семьи одевают детей, покупают бытовую технику, деревянные окна меняют на пластиковые, оплачивают обучение детей в университетах, и даже если семья многодетная и все идут в лес, покупают и джипы... На которых, в свою очередь, снова подбираются к ягодам в отдаленные уголки леса.

В этом году на волынском Полесье щедро уродили как грибы — лисичек и белых просто множество, так и черника. «Сын с невесткой выезжают в лес в шесть, в 12 уже дома, ягоды сдали — и тысячу гривен уже заработали» — хвастается другая моя знакомая. Если в Карпатах чернику называют «афина» или «яфина», то на Волыни это просто «ягоды». Их собирали испокон веков, но никогда раньше так массово не использовали «гребінки» или «брачки», сейчас же  — поголовно. Одни говорят, что «десять лет так собираем, и ничего с ягодами не произошло», другие уже обеспокоены, потому что «когда-то и туров на Волыни было много, а остались только в названиях Турийск, Туричаны, Тур, самих же туров уничтожили». Рассказывают о «человеке чести», лесничего из Волошек, который «одну даму с грабалкой оштрафовал на 1000 + конфисковал чернику, лесничего того давно нет, а «дама» боится грабли в лесу из сумки вынуть, боится штрафа, и черничник там возродился, а не то, что в Трояновке, где кусты стоят лысые, ободранные».

«Вред от граблей существенный», — говорит лесник Борового лесничества государственного предприятия «Городокский лесхоз» Александр ОНИЩУК. — загребают ведь все подряд, захватывают ягоды спелые и еще незрелые, под грабли попадают и ягоды брусники, которые растут рядом и дают урожай позже, листья, веточки и даже мох. Сразу видишь плантацию, где собирали руками, а где при помощи этого устройства. С одной стороны, оно значительно облегчает работу, иначе нужно было бы каждую ягодку в руки взять, хлопотное дело, сколько таким образом насобираешь?.. Казалось бы, это элементарное устройство для сбора ягод, но и им надо уметь пользоваться. Однако жажда денег отодвигает эти мысли подальше. Принимают ведь натурально мох и болото! Я не знаю дальше технологического процесса, как эти ягоды очищают, говорят, есть такие устройства, которые вытряхивают мусор, выдувают его воздухом, не было бы выгодно — не принимали бы, а наши люди не гребли и не сдавали бы».

Гребут и сдают, а черничнику приходится дольше восстанавливаться. Этим и можно объяснить тот факт, что раньше ягоды принимали до осени, а теперь — после Петра и нет ягод. «Случается, что и с корнем вырывают кусты ягод, подрывают корни, то есть черника заново должна укрепляться к зиме, понятно, что не все кусты приживутся, соответственно и плантаций черники станет меньше, но пока это в лесу еще мало заметно», — считает Борис БАБЕЛЯС , начальник отдела лесного хозяйства Волынского областного управления лесного и охотничьего хозяйства. В США, где он находился в служебной командировке, видел рукотворные плантации черники, которую выращивают, как у нас смородину. Кусты («Химия и наука чудеса творят!») выше метра, это не кустики в украинском лесу, к которым нужно наклониться, однако необходимо понимать, что естественное — не искусственное, в лесу — свой микроклимат, своя среда. «Когда-то ведь и голубика, которой теперь на Волыни — плантаций и плантаций, росла только в лесу, волыняне называли ее «лохачи», и никто тех ягод не брал почти. Промышленные плантации позволяют собирать ягоды комбайнами», — говорит Борис Бабеляс.

Работники лесной охраны стабильно штрафуют собирателей за нарушение правил сбора ягод в лесу, а именно — за сбор черники с помощью специальных, но запрещенных средств заготовки (в народе — гребенки). И чаще просто предупреждают... За такой массой собирателей не уследишь. И больше беспокоит то, что сборщики загаживают леса продуктами своей жизнедеятельности: стоит только представить, что остается после компании из 20-25 человек. Весь бытовой мусор, упаковочные материалы, разбитые ящики, стекло, пластик...

«В свое время Ростислав Мигас, тогда начальник областного управления экологии, предложил ввести сбор на закупку черники для коммерческих нужд, — вспоминает Валерий Мельник, журналист, эколог. — Для себя человек собирает — никаких вопросов. И на Волыни была впервые в Украине введена плата за использование лесного ресурса, такого, как черника, грибы... Тогда наши бизнесмены смеялись, потому что размер сбора был мизерным по сравнению с их, так сказать, доходами. Но пока область получает все-таки миллионы гривен в бюджет, казна пополняется. А вопрос использования гребенок, это, на мой взгляд, скорее вопрос совести. Дело в том, что экологическая система — достаточно сложный сам по себе механизм. Если исчезает что-то одно, это влияет на всю экологическую цепочку. Известен факт, что для опыления черники комары нужны. У нас не привита культура отношения к природным ресурсам, как у немцев или чехов. «За Польщі» на Волыни выписывали талончики на сбор ягод в лесу, выпас скота, строго наказывали за браконьерство... И сейчас, если леса станут частными, то в лес по малой нужде не пойдешь. Приходится слышать, что лес вырезают, уничтожают, добывая янтарь. А о том, что делают дымокуры, когда собирают чернику, молчат. То есть берется ведро, в котором делается много дыр, в нем поджигают разный мусор, идет дым, комары отступают. Сколько пожаров возникло из-за таких приспособлений»...

Заготовка даров леса — «курица, несущая золотые яйца». За первое полугодие 2020 года за использование лесных ресурсов на Волыни уплачено 41,6 миллиона гривен рентной платы за специспользование лесных ресурсов. Почти 27 млн гривен из уплаченной ренты — доходы местных бюджетов. Сумма вроде бы немалая. Но на практике ситуация несколько иная. «Те, кто заготавливает и экспортирует лесные ягоды, грибы, собирая лесные талоны, должны были бы платить сбор в тот сельский совет, на территории которого лес, — делится Светлана СИДОРУК, председатель СОШИЧНЕНСКИЙ ОТГ Камень-Каширского района. — За одну тонну заготовленных ягод мы получаем тысячу гривен. Но приходится вылавливать порой заготовителя. Он говорит, что уже отдал деньги другому сельскому совету... Он же работает на территории нескольких сельсоветов. Если бы лесные талоны заверяли в сельсовете, то было бы меньше проблем».

Волынская же черника известна в мире. К сожалению, идет на экспорт преимущественно в виде сырья. «То есть это тупое истощения ресурса. Всем известно, что сырье дешевое, а заработать можно, только создав добавленную стоимость, то есть готовую продукцию. Как это делают консервные заводы при лесхозах на Волыни. Ну, и контроль более строгий нужен по способу заготовки ягод. Несколько лет назад лесхоз в одном городке хотел сертифицировать свою продукцию по схеме FSC. Долго продолжались консультации. В результате орган сертификации отказался это сертифицировать, поскольку процесс легальности происхождения (соблюдение лимитов, лесные талоны) и способов заготовки трудно проконтролировать. Собирают же и без лесных билетов физические лица и сдают лесозаготовители. Всего в сфере контроля за дикорастущими существует определенный хаос. Трудно проконтролировать, кто и как собирал, сам использовал или кому-то продал, — считает Оксана СТАНКЕВИЧ-ВОЛОСЯНЧУК, эколог ОО «Экосфера». — А «механизированный» способ сбора черники вредит черничнику. Как и несоблюдение лимитов. В голову приходит для сравнения процесс сбора голубики на закарпатских фермах. Здесь выращивают американский вид голубики, сортовой, кусты которого достигают 2 м в высоту. Сбор ягод проводится вручную, сборщики делают это в перчатках, чтобы не испортить ягоду. К каждой веточке на кусте, к каждой завязи — бережное отношение, потому что это частная собственность. К сожалению, дикорастущие ягодники в сознании наших граждан не заслуживают такого бережного отношения».

Один из самых успешных на Волыни консервный завод государственного предприятия «Цуманское лесное хозяйство», уже годами поставляет именно готовую продукцию (в том числе и из черники) в разные уголки мира: от США до Израиля. Для экспорта всех ягод, от черники и до клюквы, предприятие получило специальный сертификат качества EcoGlobe. «В этом году у нас особая проблема с сырьем, — говорит Зинаида РЯБЧУК, руководитель предприятия. — Мы не можем купить ягоды, даже собранные гребенками, а мы их чистим, перебираем руками, потому что наша продукция имеет высокое качество и есть определенные требования к ней. Такое впечатление, что все, что только можно, отправляют за границу в виде сырья...»