МЕНЮ

Спасение на крыльях

Олеся ШУТКЕВИЧ, Винница
20 мая, 2016 - 11:35
За два года войны реанимационно-операционный самолет АН-26 Vita осуществил более 230 вылетов и перевез почти четыре тысячи раненых

Одним из первых прошел боевое крещение небом начальник отделения анестезиологии Винницкого военно-медицинского центра Центрального региона, врач по аэромедицинской эвакуации критических больных, подполковник медицинской службы Вячеслав Кондратюк. С начала войны он перевез полтысячи раненных бойцов, не потеряв во время перелета ни одной жизни. Хотя ситуации нередко бывали критическими.

Самолет Vita прошел сертификацию на авиационном заводе. Госпиталь получил его в свое распоряжение еще в 2001 году. Появление такого судна побуждало руководство серьезно заняться подготовкой кадров. Бригаде по аэромедицинской эвакуации, кроме профессиональных медицинских навыков, необходимо было знать правила безопасности, технические особенности оборудования при полете, а еще понимать, как факторы полета влияют на организм тяжелораненого. Военные медики успели пройти обучение за рубежом еще в довоенное время. Курсы специалиста по аэромедицинской эвакуации критических больных прошли почти все, кто сейчас работает в бригаде. Вячеслав Кондратюк проходи обучение накануне войны. Когда возвращался в Украину, даже не подозревал, что уже завтра будет перевозить раненых.

ПО СТАНДАРТАМ НАТО

«Трудно сказать, каким чудом нашему руководству удалось сохранить самолет и спасти военных медиков от сокращения в мирное время, — рассказывает Вячеслав Кондратюк, — как им удалось консолидировать усилия волонтеров и меценатов, чтобы обновить оборудование на судне, являющемся сегодня одним из лучших по мировым стандартам. Все это позволило нам оказывать больший объем помощи. За один вылет мы могли перевозить до 15 раненых в разных состояниях (пятеро лежачих и 10 сидячих). Максимальное количество, которое самолет перевозил, — 17 бойцов плюс экипаж и врачи. К работе в «реанимации на крыльях» привлекаются врачи разных отделений, преимущественно реаниматологи, анестезиологи, врачи-хирурги. Сейчас действуют четыре бригады, обеспечивающие дежурство 24 часа семь дней в неделю. Это стандарт НАТО — круглосуточная готовность. Вообще вся работа аэромедицинской эвакуации базируется на стандартах НАТО. Мы даже английским языком свободно владеем».

В реанимационно-операционном самолете Vita есть операционная со специальным столом, аппарат для искусственной вентиляции легких, кардиомонитор, кардиостимулятор и другое оборудование. Отдельно оснащена палата интенсивной терапии с койками для больных или раненых.

«ТЯЖЕЛЕЕ ВСЕГО БЫЛО В ПЕРВЫЕ МЕСЯЦЫ ВОЙНЫ»

«Тяжелее всего было в первые месяцы войны, — признается военный медик. — Приходилось осуществлять по два вылета за сутки. Например, перевозить раненых из Днепропетровска в Одессу или Киев, возвращаться в Харьков и лететь на Львов. Большинство раненых были с боевой травмой, сопровождавшейся массивной кровопотерей плюс психологическими нарушениями. А нужно было работать на высоте. Это не просто капельницу поставить, что тоже не каждому по силам. Нужно было с каждым познакомиться, почувствовать его боль, отреагировать, помочь, успокоить, правильно разместить, чтобы приземлиться на землю со всеми живыми на борту. После таких вылетов чувствуешь неописуемое эмоциональное истощение. А представьте, как приходится работать в такой обстановке медсестрам! На счету каждой из них по меньшей мере по 900 перевезенных бойцов с разными видами поражений. На хрупких сестринских плечах держится порядок в самолете-спасателе. Они ежесекундно в непосредственном контакте с ранеными. Для меня наши девушки Оксана Легкая, Татьяна Стратийчук, Людмила Задоенко — это люди с большим сердцем и искренней душой».

Добрым словом вспоминает Вячеслав Кондратюк и членов экипажа. Говорит, что благодаря сотрудничеству с пилотами, их вниманию и скорости реакций не раз удавалось избегать критических ситуаций. Будь то командир экипажа или бортовой техник — никто не оставался в стороне от человеческой беды. Они не только исполняли свои обязанности, но и помогали медикам в транспортировке, размещении, обеспечении спокойствия больных.

НУЖНО УСОВЕРШЕНСТВОВАТЬ ОБМЕН ИНФОРМАЦИЕЙ

«Особые навыки нужны не только врачам медицинского самолета, но и пилотам, и членам экипажа, — продолжает Вячеслав. — Пилоты могут вести самолет на высоте ниже привычной, если кто-то из раненых чувствует себя очень плохо. Работаем в команде, и для каждого из нас главное — не допустить ухудшения состояния раненого во время полета. К счастью, нам это удается».

Единственное, что требует совершенствования в организации аэромедицинской помощи — это обмен информацией между медиками о состоянии раненого. Если раньше это можно было списать на нечеткую координацию действий в зоне АТО, поспешность и нехватку опыта, то теперь требования к описанию состояния пациента довольно жесткие: ведь чем подробнее будет описано состояние больного до транспортировки, чем подробнее будет анализ, тем больше шансов спасти его жизнь, сохранить конечность, предотвратить развитие хронических заболеваний, а в некоторых случаях — сохранить здоровой психику пациента.