МЕНЮ

Спасать руину и изменять сознание

Екатерина САДЛОВСКАЯ, фото предоставлены автором
6 декабря, 2019 - 11:10
Анна ГАВРИЛИВ — о том, как на Львовщине опекают культурные памятниках местного и национального значения

Через десяток лет по состоянию памятников будут оценивать эффективность общества. Состояние сохраненности памятников будет «лицом» и «лакмусовой бумажкой» каждого маленького городка, поселка или села. Как на Львовщине спасают культурные памятники местного и национального значения, беседуем с основательницей Благотворительного фонда «Наследие.UA» Анной Гаврилив.

«ВСЮДУ ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ УСЛОВИЕ — СОТРУДНИЧЕСТВО С ЛОКАЛЬНЫМ ОБЩЕСТВОМ»

— Анна, «Наследие.UA» — это организация, которая ревитализирует, то есть дает новую жизнь памятникам архитектуры (есть понятие «ревитализации» в архитектуре как изменение назначения, здесь речь о наполнении ее жизнью — людьми, событиями и тому подобное. — Авт.). И вы работаете как благотворители. Кто эти люди, которые уже сейчас работают вместе с вами?

— Сейчасу нас под опекой находятся три объекта культурного наследия на Львовщине — Поморянский замок, Тартаковский дворец и здание общества «Сокол» в Бобрке. И в каждом случае структура команды разная. Есть львовское «ядро», которое создает стратегии возрождения памятников, работает над поиском финансирования, исследованиями и промоушном, а уже непосредственная «операционная» деятельность ведется нашими волонтерами на местах. К примеру, за 4 года деятельности к поморянскому проекту привлечены 5 львян и 5 жителей Поморян. Местная часть команды уже выросла и мелкие проекты полностью способна делать сама. Что касается Тартаковского дворца, то теперь из львовских есть только я, и этого абсолютно достаточно, ведь в Тартакове очень сильная и активная местная громада в количестве 10 человек, поэтому у нас работает принцип партнерства фонд — общество. В Бобрке команда пока формируется, но один из участников фонда архитектор и общественный деятель Иван Щурко согласился полностью взять реализацию проекта на себя.

Также за этот период у нас сформировалось много друзей и партнеров по всей Украине, которые помогают отдаленно, — организационно, научными исследованиями, консультированием. Везде обязательное условие — сотрудничество с локальным обществом: невозможно системно администрировать проекты в области из города уже даже по логистическим причинам, ведь некоторые памятники находятся на расстоянии 100 км от Львова.

«ВОЗВРАЩАТЬ РУИНЫ К ЖИЗНИ ВОЗМОЖНО И КРАЙНЕ ПРИЯТНО»

— Расскажите, с чего все началось, как возникла такая идея?

— Интерес к исторической недвижимости появился еще в студенческие времена. Первая работа — на датскую компанию, которая работала в сфере девелопмента недвижимости в центре Львова, потом несколько лет предпринимательской деятельности в том же направлении. Потом вышла замуж и мы с мужем купили аварийный дом 1925 года постройки в историческом ареале и в течение восьми лет прошли путь от ликвидации аварийного состояния до выбора рам для картин. Тогда поняла, что возвращать руины к жизни возможно и очень приятно. В этот момент, наверное, и зародилась идея восстанавливать забытые памятники, просто сначала как хобби, а уже через какое-то время — как осознанная системная деятельность.

— Мы  с вами знакомы с Тартакова. Какими сейчас проектами занимаетесь?

— В этом году нам удалось самостоятельно или в партнерстве с другими организациями реализовать более 20 крупных и меньших «твердых» и «мягких» проектов, связанных с Поморянами, Тартаковом и Бобркой. Правда, последний месяц немножко отклонились от этих направлений и реализовали два проекта совсем другого характера. Первый — символический проект «Магический Магеров» при поддержке Департамента культуры ЛОГА, цель которого — на основе печальной истории костела Пресвятой Троицы в Магерове поднять вопрос, что дальше с невостребованными объектами культового наследия в малых громадах, которые в силу обстоятельств больше никогда не смогут использоваться по первоначальному назначению, а следовательно, массово разрушаются и приходят в упадок (напомним, «День» писал о ситуации в №№ 215-216 от 22 ноября 2019 г.). Другой очень интересный проект, который мы реализуем при поддержке Львовского образовательного фонда, — не об архитектурном наследии, а о человеческом. Это игра для семей «Родознай», автор которой — Марта Гурин, член «Наследие.UA», участница этно-группы «Жива» и поэтесса. Принцип игры — деревянный конструктор, призванный в игровой форме побуждать детей исследовать свой род. Ведь куда же будут расти наши кроны, если мы не знаем наши корни?

ПРОЕКТ «ТАРТАКІВ & ТАРТАК» ЗАКОНЧИЛСЯ, А ПРОЦЕСС ВОЗРОЖДЕНИЯ ТАРТАКОВСКОГО ДВОРЦА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

А параллельно с этими проектами сейчас изготовляются новые деревянные окна для «Сокола» Бобркского, восстанавливаются мощеные дорожки в парке вокруг Поморянского замка и проходит благотворительный он-лайн аукцион «Художественный Тартак», цель которого — сбор средств на реставрацию аутентичных въездных ворот работы Яна Станкевича на территорию Тартаковского дворца.

Парки — тоже наш фокус. Сейчас при поддержке Департамента экологии ЛОГА разрабатываем проект реконструкции поморянского призамкового парка, который является памятником садово-паркового искусства ХІХ века. И будем пытаться делать проектную документацию на реконструкцию парка вокруг Тартаковского дворца, заложенного в XVIII в.

«ПОМОРЯНСКИЙ ЗАМОК — ЭТО САМЫЙ СЛОЖНЫЙ ОБЪЕКТ ВО ЛЬВОВСКОЙ ОБЛАСТИ»

— Первый ваш проект  — Поморянский замок, что на Золочевщине. Какая с ним история?

— Поморянский замок — это самый сложный объект во Львовской области. Мы шутим, что нужно было начать с наихудшего, чтобы все остальное легче давалось. Три года подряд мы периодически принимали решение, что нужно отказаться от идеи его спасать. Но как только мы капитулировали, всегда появлялась «свежая кровь» — новые небезразличные, и мы продолжали работать ради замка. И сегодня несмотря на все наши старания и поддержку Департамента архитектуры ЛОГА и ЛОР здание в очень сложном состоянии. Поморянский замок — словно спичечная коробка. Хотя еще несколько лет назад здание выглядело довольно целостным, а сегодня — полуразвалина, мы знаем, что часть восточного крыла, которая упала в прошлом году, должна была рано или поздно упасть. И если бы не старания, то сегодня замка бы уже не было. И несмотря ни на что, именно сейчас мы чувствуем, что все эти годы были потрачены не зря, что вот-вот Поморянский замок получит новую жизнь.

— Какая была программа-минимум относительно «Поморян» и что там теперь?

— Когда в самом начале 2016 года были разработаны проект ликвидации аварийного состояния замка, стоимость этих работ составляла всего лишь 7 миллионов гривен. И здесь было важно получить всю сумму на ликвидационные работы сразу и провести их в течение 1-2 лет. Но таких средств в областном бюджете не было, а государственные органы в Киеве нас не слышали, поэтому работы выполнялись в рамках имеющегося финансирования в среднем полмиллиона в год. По состоянию на сегодняшний день общее состояние замка не изменилось (хотя мы осознаем, что иначе замка просто уже бы не было), а в связи с ростом цен и заработной платы нынешняя стоимость ликвидации аварийного состояния уже достигла приблизительно 20 млн грн. И сейчас очень обидно осознавать: если бы мы тогда были настойчивее, если бы не сдавались, если бы продолжали стучать «наверх» и в другие двери, то сегодня ситуация была иная.

«В ТЕЧЕНИЕ ГОДА ДЕЙСТВУЕТ АКЦІЯ «ЗЕЛЕНЫЙ ЗАБОР»: МЫ ОБУСТРАИВАЕМ ЗАБОР ВОКРУГ АВАРИЙНОГО СООРУЖЕНИЯ ПОМОРЯНСКОГО ЗАМКА, ЧТОБЫ ДАТЬ ВОЗМОЖНОСТЬ «ЗАРАБОТАТЬ» ПАРКУ», — РАССКАЗЫВАЕТ АННА ГАВРЫЛИВ

 

Мы понимаем, что одно дело — спасать руину, другая —  изменять сознание.

Сейчас мы понимаем, что все не удастся сделать быстро, поэтому теперь курс не на ликвидацию аварийного состояния, а на консервирование. А параллельно с поиском финансирования на физическое сохранение замка мы начали работать и в других направлениях — исследовательском, туристическом, культурном, просветительском.

Благодаря нашему историку Олегу Стасюку мы открыли для себя новую историю замка, несколько отличающуюся от предыдущих версий, яркую и вдохновляющую, провели ряд экспедиций «В поисках утраченных сокровищ Поморянского замка» и в собраниях Тернопольских музеев нашли произведения искусства из поморянских коллекций. Роксолана Кобилюх, родом из Поморян, основала в маленьком помещении рядом с замком Поморянский краеведческий музей. Сегодня в нашем собрании более 200 экспонатов, и мы уже не вмещаемся в существующем помещении и ищем новое. Весной в Поморянах мы устраивали лекции для локального общества о том, как наследие может быть для них ресурсом. Летом при поддержке Департамента культуры ЛОГА для 49 местных детей устроили 10-дневный летний лагерь «В гостях у Николая Свинки», призванный научить младшее поколение ценить и любить свое наследие.

Также мы разработали туристический продукт «Курс на Поморяны», в т.ч. ряд исторических, ностальгических и эко-экскурсий, «доктрину поморянской кухни» и детскую анимацию (квесты, мастер-классы, викторины).

А еще мы взяли курс на ревитализацию призамкового парка. На протяжении года действует акция «Зеленый забор» с хештегом #стогривеньзаштахету: мы устанавливаем забор вокруг аварийного сооружения замка, чтобы дать возможность «заработать» парку. Просто сейчас благодаря микропроекту ЛОР там проводятся работы по ремонту части дорожково-тропинковой сети. А параллельно на стадии завершения проектная документация на реконструкцию и содержание парка, которая разрабатывается за средства Департамента экологии ЛОГА. Поэтому планируем, что уже весной у нас будет чем заинтересовать туристов в Поморянах.

Возможно ли заработать средства на восстановление наследия, показывая туристам  места, где еще нет порядка? На наследии можно зарабатывать на организации экскурсий и событий, квестах и мастер-классах, сувенирке, прокате исторических костюмов и бричек, гастрономической составляющей. Все эти пункты мы апробировали в Тартакове на волонтерских началах, но в 2020 году планируем сделать их платными. В дальнейшем, когда территория дворца будет ограждена, можем получать доходы от входных билетов. Возможно ли на таких вещах заработать на возрождение наследия? Нет. Но возможно удерживать команду проекта на месте, покрывать мелкие расходы на промоушн мероприятия и благоустройство территории. Зато сам факт активной жизни памятника увеличивает шансы на получение финансирования из других источников, ведь привлекает внимание государственных органов, грантодателей и отдельных меценатов.

«ФИЗИЧЕСКОЕ ПРИОБЩЕНИЕ К СПАСЕНИЮ ДАЕТ НЕВЕРОЯТНЫЙ ТОЛЧОК»

— «Тартаков & Тартак». С 27 июля по 3 августа этого года на территории дворца в Тартакове, что на Сокальщине, проходил волонтерский лагерь. Благодаря ему удалось пробраться сквозь чащи к памятнику архитектуры. Расскажите, как все было?

— Историю возрождения Тартаковского дворца, очевидно, следует начинать еще со знакомства с лидером группы «Тартак» Сашком Положинским в 2018 году. Собственно, тогда мы подружились и увидели общие ценности и виденье в отношении культурного наследия. На то время Тартаковский дворец был мне известен лишь по фотографиям, зато название «Тартаков & Тартак» с тех пор витало где-то в воздухе и ждало своего времени. И вот однажды наш киевский коллега БФ «Софос», имеющий 10-летний опыт в организации волонтерских лагерей на памятниках, подался на Украинский культурный фонд с одноименным проектом, и из многих других поданных нами заявок абсолютно случайно был выигран именно этот грант. Мы все шутим между собой, что Тартаковскому дворцу повезло.

ЗДАНИЕ ОБЩЕСТВА «СОКОЛ» В БИБРКЕ — СЕЙЧАС ДЛЯ НЕГО ИЗГОТАВЛИВАЮТСЯ НОВЫЕ ДЕРЕВЯННЫЕ ОКНА

 

— Волонтерами на тартаковском лагере-резиденции были 50 человек. Знаю, что они были из разных городов.

— На самом деле география лагеря поражает: к нам приехали волонтеры из Винницкой, Тернопольской, Ивано-Франковской, Харьковской, Киевской, Одесской, Львовской, Кировоградской, Волынской и Ривненской областей. Сферы — архитектори, реставраторы, строители, музееведы, историки, культурные менеджеры, ландшафтные дизайнеры, флористы, логисты и многие другие. Проект организовывали совместно БФ «Софос» и БФ «Наследие.UA». Вместе с нами в лагере постоянно жил Сашко Положинский — вдохновение и лицо лагеря. Также в команде проекта были историки, например, Оксана Лобко из Киева, она специализируется на наследии Потоцких,  дизайнер Станислав Клосовский, фотохудожник Макс Ощипко. Реставрационная фирма «Креативная фабрика «Виктория» готовила памятник к лагерю технически, а их представитель постоянно был с нами на объекте. Следует понимать, что дворец имеет статус памятника национального значения, который налагает существенные требования и ограничения, и находится в состоянии развалины, поэтому для безопасности наших резидентов необходимо было провести целый ряд подготовительных работ.

На старте проекта самосев настолько оброс памятник изнутри, снаружи и сверху, что туда невозможно было войти, как и достойно оценить всю красоту дворца. Территория же вокруг поросла травой выше полтора метра, и лишь кое-где виднелись следы колес подводы. Кто бы мог подумать, что во время лагеря мы откроем перед дворцом практически полностью сохраненный аутентичный курдонер с клумбой в центре и мощеную сеть дорожек?

— Знаю, что проект Тартакова интересен и тем, что там удалось привлечь местных жителей.

— Когда памятник приезжают спасать люди со стороны и показывают пример, это очень активизирует локальное общество. В начале лагеря нас было 50, а на третий день — плюс 150, в т.ч. дети. Такое «физическое» приобщение к спасению собственным трудом и сообща дает невероятный толчок: общественность начинает любить этот памятник, становится ее патриотом, начинает осознавать себя хозяином, а следовательно, главой и в дальнейшем вкладывать в него ресурсы и системно работать в направлении его возрождения. Этот толчок влияет на активизацию громад. Они начинают любить этот дворец. И Тартаков — прекрасный образец подобной философии и прецедент. Ведь проект «Тартаков & Тартак» закончился, а процесс возрождения Тартаковского дворца продолжается.

Теперь Сокальская районная рада и Тартаковская сельская рада выделили средства на разработку проекта реставрации дворцовой башни. А еще сельская рада планирует установить на территории дворца парковые ряды. Просто сейчас, после завершения туристического сезона, активно проходит очистка территории дворцового парка от аварийных и сухостойных деревьев. Следующей весной будет значительно красивее и удобнее.

«ПАМЯТНИК ДОЛЖЕН ИМЕТЬ ХОЗЯИНА»

— Почему, по вашему мнению, в Украине, на Львовщине в частности, происходит этот процесс забвения памятников? Почему о них забыла власть на местном уровне, власть выше и даже сами люди?

— Сейчас наступил и критический предел, что после нескольких десятков лет бесхозяйственности и неэксплуатированности культурное наследие Украины начало разрушаться массово и одновременно. На самом деле за последнее время социальная ценность наследия и внимание к нему со стороны общества и органов власти существенно выросли. Но сегодняшний день стоимость его возрождения неподъемная для местных и государственных бюджетов. Важно было вовремя за ним  ухаживать в 1990-х годах, но кто тогда думал о сохранении наследия, как не было что есть и во что одеться?

Второй же причиной считаю то, что при Союзе из нашего сознания было искоренено ощущение хозяина и владельца собственной земли. Все замки и дворцы, которые когда-то были в частных руках, национализированы — не мое и ничье, а также понимание, что ты ни на что не можешь влиять.

И главное — памятник должен иметь хозяина: иметь право управлять и нести ответственность за памятник должен один конкретный хозяин, не зависимо, какой формы собственности — государственной, коммунальной или частной, независимо один человек или целая структура. У нас 90% наследия до сих пор не имеет правоустанавливающих документов, а некоторая часть из них не существуют юридически вообще. Так кто должен быть за ним ответственен и кто имеет к нему ключ, чтобы системно ухаживать за ним? Десятилетним директором и единственным работником Свиржского замка является пан Владимир. За свою мизерную плату он исполняет роли директора, охранника, дворника и экскурсовода. Но этот пан Владимир там находится системно, и именно благодаря этому, в отличие от ряда других замков на Львовщине, у этого замка до сих пор есть окна и крыша.

Для Тартаковского дворца таким хозяином стремимся стать мы — Благотворительный фонд «Наследие.UA» — на началах концессии. Текущий концессионер дал согласие на переуступку прав, локальная громада поддерживает, юридический механизм существует. Конечно, у нас нет средств на реставрацию дворца, но финансы — не единственный ресурс на пути возрождения наследия. Мы видим нашу роль скорее управленцев, культурных менеджеров, сама же концессия не лишает права привлекать государственное финансирование или подаваться на грантовые программы.

Поморянским замком, который находится в государственной собственности, мы занимаемся просто как общественная инициатива — это наш первый «ребенок» и крест. Здача общества «Сокол» в Бобрке является объектом коммунальной собственности, и мы оформили на нее 14 лет некоммерческой аренды с целью устраивания в ее стенах мультифункционального культурного пространства. Уже сейчас там еженедельно проходят разные мероприятия.

— Есть ли еще планы на другие объекты?

— Два года назад, когда мы решили создать фонд, мы поставили себе цель до конца 2020 года взять под опеку 20 объектов культурного наследия на Львовщине. Сейчас мы понимаем, что не спасем мир, потому что для волонтерской инициативы трех памятников пока достаточно. Однако если бы удалось найти средства на содержание команды фонда, я думаю, мы бы смогли двигаться значится быстрее, эффективнее и системнее, и однозначно мы бы были готовы давать и другим архитектурным жемчугам Украины новую жизнь. А также со Львова спасать сложно, и очень важным фактом является качество громады на местах. Я думаю, что через десять лет состояние сохраненности культурного наследия будет прямым показателем эффективности локальных громад.