МЕНЮ

«Серое» строительство в Лавре

Инна ЛИХОВИД, фото Руслана КАНЮКИ, «День»
20 мая, 2019 - 19:40
Почему очевидные нарушения закона не останавливают появление новых объектов на территории памятника ЮНЕСКО?

Новенькое серое здание с зубчатой крышей пытаются вписать в ансамбль Киево-Печерской лавры, в ее архитектурную и законную плоскость одновременно. В целом, это противоречит закону и здравому смыслу, но на практике почему-то все удается. Эксперты утверждают, что новое помещение, построенное практически за год, появилось на территории святыни незаконно, с нарушением ряда градостроительных норм, но сделать ничего не могут. Государственные органы пассивны в борьбе за памятник. Возможно, из-за сильного соперника — Украинской православной церкви (Московского патриархата).

О нарушении памятковеды заявляют не один год, а ситуация остается без изменений. В целом, на территории памятника ЮНЕСКО с 1992 года появились 52 объекта, часть из которых абсолютно новые, часть — перестроенные, в частности памятник национального и местного значения.

«ПЕРВОЕ СЛОВО — ЗА ГАСИ»

«Дважды за прошлый год возникал скандал вокруг незаконного строительства на территории Национального Киево-Печерского историко-культурного заповедника. Дважды строительство останавливали. Но за эти длинные праздничные дни попы таки нагло смогли его завершить, — так археолог Максим ЛЕВАДА описывает в «Фейсбуке» появление серого здания, одного из 16 противозаконных сооружений. — Здесь сразу две проблемы. Первая — когда государство в лице Министерства культуры начнет требовать соблюдения закона? Вторая — понятно, что РПЦ рассчитывает на смену власти как на определенную индульгенцию. А это уже к Службе безопасности Украины. Не знаю, что важнее — бороться против вражеской церкви или спасать памятник, но государство не делает ни того, ни другого».

Дважды в Министерстве культуры готовили предписание к УПЦ (МП) с требованием прекратить незаконное строительство на территории Киево-Печерской лавры. «Уверовав в свою безнаказанность, деятели «УПЦ МП» совсем потеряли адекватность и начали новое строительство на территории Лавры, которая является объектом в списке Всемирного наследия ЮНЕСКО. Это не вписывается ни в какие рамки. Строительство должно быть немедленно остановлено, а сооружение — демонтировано», — говорилось в одном из таких сообщений.

Как прибавил начальник управления охраны культурного наследия Министерства культуры Александр ЕПИФАНОВ, по поводу этого объекта ведомство обращалось в Государственную архитектурно-строительную инспекции. «Однако получили от ГАСИ интересное письмо, что инспекторы не нашли место расположения этого объекта, — продолжает чиновник. — Теперь мы готовим для них более детальное разъяснение, поскольку в соответствии с полномочиями ГАСИ, это единственный орган, который может требовать остановку строительных процессов и приведение территории в предыдущий вид. Также сама ГАСИ может выступать в судах. Поэтому этот процесс дальше зависит от них. Сегодня ситуация складывается так, что только Министерство культуры пытается на это повлиять, хотя по закону о градостроительной деятельности первое слово — за ГАСИ».

ДЛЯ РАСТОРЖЕНИЯ ДОГОВОРА С МОНАСТЫРЕМ «НЕ ХВАТАЕТ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ВОЛИ»

В Киево-Печерском историко-культурном заповеднике убеждают, что борются с перестройкой Лавры как могут, но имеют немного рычагов. В 2013 году по инициативе правительства был заключен договор между заповедником и церковью о передаче 79 объектов монастырю в долгосрочную и бесплатную аренду. Несмотря на то, что условия договора нарушаются, ведь монастырь должен был бы согласовывать любые изменения с заповедником, Министерством культуры и ЮНЕСКО, никто не инициирует расторжение этого соглашения.

Как прибавил главный архитектор Киево-Печерского историко-культурного заповедника Яков ДИХТЯР (на фото), не хватает политической воли. Пан Яков показывает пейзаж с окна своего кабинета — очередная новостройка, упомянутое серое общежитие.

«В позапрошлом году мы остановили работы на 111-м корпусе, это помещение инфекционной больницы. Церковники начинали там реконструкцию, — рассказывает главный архитектор заповедника. — Почему так происходило? Политика заповедника и политика государства все эти годы была беззубая. Когда монастырь возобновил свою деятельность, они начали с того, что снесли ветхие здания, построенные в советское время, в том числе объекты исторические. Потом началась эпоха интенсивной застройки, объекты сносили и строили по-новому. Все преобразования происходили при молчаливом согласии заповедника и власти».

Яков Дихтяр работает в заповеднике с 2016 года. «Наши первые встречи с руководством монастыря вызвали у них шок, ведь 25 лет они строили на свое усмотрение, — отмечает он. — Теперь нужно все это привести в соответствие с законодательством. Я не считаю целесообразным сохранять те объекты, которые полностью построены по-новому, даже если они есть в Государственном реестре недвижимых памятников. Ведь это прямое игнорирование норм закона «Об охране культурного наследия», попытки вывести объект из-под охраны ЮНЕСКО — что его просто включат в перечень объектов, находящихся под угрозой. Есть только один путь — заставить монастырь работать в соответствии с законодательством. Новые объекты они должны сдать в эксплуатацию, а заповедник — принять их на баланс».

Кроме того, в 2017 году заповедник инициировал подготовку землеустроительной документации. Имея на руках проект землеустройства, у монастыря станет меньше аргументов посягать на захват других участков для перестройки.

В ОЖИДАНИИ ВЫВОДОВ МИССИИ ЮНЕСКО

Вместе с тем, церковники считают, что ничего не нарушают. На канале YouTube Kievo-Pecherskaya Lavra размещено видео, где митрополит Павел, наместник Свято-Успенской Киево-Печерской лавры, объясняет позицию церкви относительно сохранения памятника и появления новостроек в частности. Процитируем основные его тезисы: «У нас нет ничего нового на территории Лавры. Мы откапываем фундаменты, делаем расчистку и по литографиям прошлого века отстраиваем на них корпуса. У нас ничего не перестроено, мы даже не разрушаем фундаменты, мы сотрудничаем с ЮНЕСКО, согласительным советом города Киева, с Минкультуры. Сначала мы пишем письмо заповеднику, тот готовит соответствующее обращение к Минкультуры, но за четыре года нам ни один ответ не пришел от министерства. Министерство иностранных дел должно писать письма ЮНЕСКО, но там тоже ничего не делали. Мы сами поехали в ЮНЕСКО и показали план, что должны еще сделать, поэтому нет ни одного дома, который не был согласован с ЮНЕСКО. Все, что сегодня говорят, это ложь».

По словам Александра Епифанова, действительно, восстановление корпусов на территории Лавры ведется по давним планами, на бывших фундаментах. Но скандальный объект появился за пределами Лавры, на территории буферной зоны памятника ЮНЕСКО. И эта земля и новостройка никаких согласований не имеют.

«На этом месте в свое время были определены сблокированные домики-вагончики, которые служили помещениями для проживания рабочих-реставраторов при восстановлении Успенского собора. В церкви их разобрали и на том месте, но в больших габаритах, отстраивают помещение для временного размещения людей, — комментирует Епифанов. — Но это все равно — буферная зона, любые изменения здесь должны соглашаться с Минкультом и ЮНЕСКО, должны быть все документы, а у них даже земля не оформлена, как необходимо для строительства».

Тем временем, в Киев наведалась Консультативная миссия ЮНЕСКО. Ее пригласило Министерство культуры, по поводу другого — из-за строительства пешеходного моста между Владимирской горой и парком «Крещатый». Кроме того, что это объекты природного заповедного фонда, на территории которых строить ничего нельзя, это еще и буферная зона Софии Киевской и Киево-Печерской лавры, внесенных в Список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО под одним номером.

Еще одна цель приезда миссии — консультации по расширению буферной зоны и режиму ее использования. К слову, она должна увеличиться с 357 до 476 гектаров. Сейчас готовится соответствующая документация для согласования с Киевской городской государственной администрацией. Визит экспертов ЮНЕСКО длился с 8 до 12 мая. «День» следит за появлением официальных выводов.