МЕНЮ

Пенсионная «ловушка»

Инна ЛИХОВИД, «День»; Андрей ВАСИЛЮК, Запорожье; Инна МОЛЧАНОВА, Черкассы
10 апреля, 2015 - 12:08
Из-за законодательных новаций вузы массово покидают профессора и доценты. Как это уже в ближайшее время повлияет на качество образования?

Много шума и переполоха поднялось в обществе после поддержанного Верховной Радой Закона «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно пенсионного обеспечения». В первую очередь это касается работающих пенсионеров.  В соответствии с законом,  те, кто работает, будут получать пенсию в размере 85%, но не меньше, чем прожиточный минимум. Законом ограничены пенсии работающим судьям и государственным служащим. Однако ограничение не распространяется на работающих чернобыльцев, работников металлургической и химической промышленности, государственных органов, органов местного самоуправления и т. п., если лица имеют определенную группу инвалидности, а также на участников боевых действий, в том числе участников АТО, членов семей погибших (умерших) участников боевых действий. Также ограничения относительно выплаты пенсий не применяется на особый период к лицам, которые занимают должности государственных служащих в Минобороны, ВСУ или других военных формированиях и правоохранительных органах.

Выходит, что работающие пенсионеры должны выбирать — получать рабочую ставку или же сухую пенсию. Совмещать и то, и другое, больше не выйдет. Успокаивает некоторых лишь то, что норма будет действовать до 1 января 2016 года. Первыми удар почувствовали преподаватели высших учебных заведений, которые имеют почетные звания и статусы. Чтобы получать научную пенсию, им в настоящее время стоит отказаться от работы, потому что часто многие работают на неполную ставку.

МИНУС 15 ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ЗА ДЕНЬ

За последнюю неделю своеобразная «эпидемия» увольнений прокатилась по ведущим университетам Украины. Из Черкасского национального университета им. Б. Хмельницкого в один день уволились 15 кандидатов и докторов наук. В Национальном университете биоресурсов и природопользования ушли с работы

22 профессора и 37 доцентов. Одесский университет им. Мечникова покинули 40 профессоров и докторов наук. Кировоградский педагогический университет — уже минус 20 преподавателей старшей школы. НТУУ «Киевский политехнический институт» потерял 123 преподавателя. И куда теперь им податься? Для многих работа давно не воспринимается как будничная вещь, это скорее смысл жизни, постоянный поиск, общение, новые открытия и знакомства. Хотя студенты могут воспринять это как приятную новость, потому что со старшим поколением часто сложнее найти общий язык, чем с молодыми преподавателями.

С одной стороны освобождаются места для молодежи. Здесь вспоминаются слова учителя истории в мои школьные годы: Валентина Глущенко уходила на пенсию, но наш 11-й класс пообещала довести до конца. Дети ее любили, коллеги уважали, но работать дальше учитель отказалась. Объяснение было простым — пусть идет молодежь, у них свежий взгляд на историю, новые подходы и новая подача материала.

Вроде бы трагедии большой в этом и нет, но из-за пенсионных новаций вузы теряют старшую школу, со своим опытом, уникальными знаниями, потому что преподаватели старшего поколения работали каждый в своей сфере, были в ней асами, были теми, с кого брала пример та же молодежь. Например, в ЧНУ им. Б. Хмельницкого уже много лет существует музей украинского рушника. Это скорее экспозиционная комната, потому что официального статуса у музея нет. Коллекцию из семисот вышитых рушников из разных уголков Украины, начиная с 1980-х годов, собирала преподаватель факультета украинской филологии Светлана Китова. Этот музей был чем-то святым и одухотворенным для преподавателей и студентов. Светлана Китова уже в почтенном возрасте, поэтому работала на какую-то часть ставки и бывала в университете не каждый день, а ее приход и возможность попасть в музей (потому что ключ от комнаты был только у нее) был чем-то сокровенным. Такими людьми гордился и факультет, и весь университет. Вырвать их из образовательной среды, вероятно, легко, но стоит ли? И где найти тот баланс, чтобы и молодежь шла в науку, и для старших было место?

«ПРОИЗОЙДЕТ САМОРЕГУЛЯЦИЯ»

Пока одни преподаватели поспешно пишут заявления об увольнении, другие, взвесив все «за» и «против», забирают их назад. Это еще не тенденция, но такие истории уже случаются. Об одной из них нам рассказал автор «Дня» и преподаватель Киево-Могилянской академии Владимир Панченко: «Ситуация не такая драматическая, как может показаться на первый взгляд. Вот для примера: трое моих коллег по кафедре, узнав о пенсионных новациях, написали заявления об увольнении, но через несколько дней отозвали их. Почему? Потому, что подумали-подумали — и не захотели «списывать» себя, ведь это психологически нелегко. Кроме того, появились какие-то обнадеживающие разъяснения от власти. Единичный ли это случай? Вряд ли. Будет еще много отозванных заявлений, не сомневаюсь. Произойдет своего рода саморегуляция. Есть и обратная сторона медали: молодежь получит шанс реализовать себя. Опыта наберется достаточно быстро, ведь, как говорил когда-то нам, студентам одесского филфака, один профессор, молодость — это временный недостаток».

Однако в большинстве случаев увольнения преподавателей старой школы в вузах воспринимают как невосполнимую потерю. «Подобные увольнения имеют общую тенденцию, которая сложилась теперь во всех вузах Украины. В нашем университете тенденция охватила преимущественно работников, которые имеют научную пенсию и работали не на полную ставку», — рассказал первый проректор ЧНУ им. Б. Хмельницкого, профессор Василий Мойсиенко.

Из-за этого заведение столкнулось с определенными трудностями. Кадровые изменения произошли как раз в разгар семестра, поэтому пришлось быстро делать перераспределение нагрузки среди работников, чтобы не навредить самому учебному процессу. Вопрос удалось решить за счет внутреннего кадрового резерва, поскольку по многим кафедрам заведения существует недогрузка преподавателей, следовательно были осуществлены равноценные замены, заверяют в ректорате. Неудобства возникали и у студентов, которым пришлось адаптироваться к другим преподавателям.

Причину  увольнений в запорожских вузах «Дню» объяснил Федор Турченко, заведующий кафедрой новейшей истории Украины Запорожского национального университета: «Те из пенсионеров, которые работали на четверть или полставки, им никак не выгодно оставаться, но у нас их мало. Такой была кадровая политика и ранее. В других вузах (в частности, технических — ЗНТУ) много именно таких, в частности и военных пенсионеров-кандидатов или бывших госслужащих. У них высокая пенсия и они покидают университет, где работа была своеобразной подработкой. А вообще, у каждого, кто увольняется, своя история».

ВЫЙТИ ИЗ ЛОВУШКИ

Но если посмотреть в более глубоком разрезе, то проблема работающего старшего поколения затрагивает не только образование: кто работает в наших больницах, кто готовит к работе молодых медиков, какой возраст сотрудников научных институтов, которые входят в Академию наук? Большинство из них — пенсионного или предпенсионного возраста, но к ним и больше доверия как к специалистам своего дела. И пойдут ли на их места молодые ученые, зная заранее, что зарплата — небольшая. Ведь и требования к работе у пенсионеров и молодежи абсолютно разные. Одним нужна стабильность, а другим карьерный рост и высокая зарплата.

Ответ однозначный мы не найдем. Ни среди обычных граждан, ни среди специалистов. Потому что, как подчеркнул эксперт ОО «Центр исследований общества» Егор Стадный, в Украине не проводятся мониторинги качества научных исследований, так же, как нет и мониторинга качества высшего образования, в том числе и тех же профессоров, кандидатов наук, доцентов. То есть не с чем сравнивать.

«Мы сейчас в ловушке. За все годы независимости мы не развили систему качества научных исследований. Просто нужно устанавливать в определенное время такой механизм. А теперь закон привел к тому, что люди выбирают полноценную научную пенсию и увольняются. Здесь начинается история о кадровом обеспечении, на этих профессорах держатся старшие школы. Но как нам действительно узнать, на самом ли деле эти профессора держат все на себе? Нет таких данных. Нельзя было затягивать с этой темой о качестве исследований, это все блокировалось в свое время определенными лоббистами. Поэтому я все-таки чашу весов склонил бы на сторону молодежи, потому что ситуация, когда нельзя определить, действительно ли эти старые кадры полезны, возникла именно благодаря позиции этих старых кадров. Эти люди, в основном представители академии наук, блокировали все инициативы по внедрению конкурсного финансирования научных исследований», — отмечает Егор Стадный.

СЭКОНОМЛЕННЫЕ ПОЛТОРА МИЛЛИАРДА ГРИВЕН БЮДЖЕТ НЕ СПАСУТ

Эксперт не видит сейчас и возможности для внедрения такого мониторинга. А если уже и браться за это дело, то, например, иностранным экспертам, чтобы получить по-настоящему независимую оценку.

Вышла патовая ситуация, когда без предварительного анализа правительство пошло более простым путем: сэкономило средства пенсионного фонда на пенсионерах, уязвимом социальном звене. И действительно ли сэкономило? По словам министра социальной политики Павла Розенко, дефицит пенсионного фонда составляет 80 миллиардов гривен. Однако в Институте демографии и социальных исследований им. М. В. Птухи, называют цифру в четыре раза меньше: до 20 миллиардов гривен. А названная министром цифра — это общее финансирование пенсионной системы из нынешнего бюджета. Собственно же саму экономию сотрудники института тоже не увидели. Потому что ограничение пенсионных выплат сэкономит всего 1,5 миллиарда гривен, то есть большой погоды это не сделает.

«Просто забрали, потому что выбрали такой путь, люди напуганы, готовы потерпеть, особенно старшее поколение... Пользуясь случаем, у тех, кто терпит, и забирают. Пенсионные расходы — это конечно, большая статья расходов, но основная масса обеспечивается за счет собственных страховых средств ПФ. И дело не в том, что нужно экономить, а следует наращивать доходы, чтобы работала экономика. В пенсионной системе особенно экономить не на чем, пенсии второй год подряд заморожены, их покупательная способность из-за инфляции потеряла уже около половины. Забрать же легче, чем продумать другие варианты получения доходов», — прокомментировала ведущий научный сотрудник института Лидия Ткаченко.

«ПОПУЛИЗМ НАШИХ ПОЛИТИКОВ ПОБЕДИТ»

Кстати, два года назад Институт демографии проводил исследование на тему, что мотивирует пенсионеров и дальше ходить на работу. Социологи выяснили, что самый главный мотив — это дополнительный доход для собственных нужд (так ответили 70% людей пенсионного возраста), часть рассматривает это как дополнительный доход для помощи детям-внукам. Более 50% ответили, что работа дает возможность чувствовать себя нужными, около трети отметили, что работа дает возможность не стареть, дает уверенность в себе, приносит удовольствие от жизни.  То есть деньги — не главное, но увольняются именно из-за них.

Что же будет дальше? Эксперты сходятся во мнении, что в ситуацию вмешаются политики. «Популизм наших политиков победит, их засыплют всякими обращениями, что уходят лучшие кадры, без них нельзя будет развивать высшее образование, инициируют снятие этой нормы, правда к тому времени многие люди таки уволятся. Однако в долгосрочной перспективе в некоторых местах это даст возможность молодым ученым работать», — считает Егор Стадный.

И в его словах есть, вероятно, зерно правды. Потому что ситуация с быстрым и резким отливом кадров обеспокоила членов Комитета ВР по вопросам науки и образования. Несколько дней назад его председатель Лилия Гриневич заявила, что на заседаниях парламентских комитетов рассмотрят очередной законопроект, который будет предусматривать сохранение научных пенсий за работающими учеными. Поэтому есть шансы, что ситуацию попробуют прокрутить, как киноленту, назад.