МЕНЮ

(Не)признанные добровольцы

Олеся ШУТКЕВИЧ, Винница
7 декабря, 2017 - 10:26
Получить статус участника боевых действий: живым воинам — проблематично, мертвым — нереально

Несмотря на то, что «добробаты» вошли в состав Вооруженных Сил Украины и других военных формирований, на Винничине вопрос присвоения статуса участника боевых действий добровольцам остается актуальным. Из 13 тысяч 669 АТОвцев, которые в настоящее время есть в базе департамента социальной политики Винницкой ОГА, статус участника боевых действий и соответственно социальные выплаты в судебном порядке сумели «выбить» себе всего 7 человек. Среди них и «айдаровец» Роман Джураев. Более года ему пришлось ходить по разным инстанциям, чтобы отсудить свой статус участника боевых действий и получить признание государства. Его пример — неодиночный.

«Труднее всего тем ребятам, которые воевали в 2014 году и пошли на войну сразу с Майдана, — начинает свой рассказ Роман. — На тот момент не было четкой координации, подчинения, батальоны создавались в соответствии с командирами, которые были на Майдане. Мы несколько месяцев воевали с оружием в руках и только летом 2014-го вошли в формирование «Айдар». Обороняли Луганщину — Старобельск, Трехизбенку, Счастье. В 2015 году, когда «Айдар» вошел в состав ВСУ, появилось хоть какое-то обеспечение, зарплата, и я понял, что нужно возвращаться домой, в Винницу, потому что государство уже сможет координировать работу, а я соответственно — работать и содержать семью. Тогда, весной 2015 года, я даже не думал о статусе или каких-то льготах. Был горд тем, что выполнил свой долг перед государством. Но как-то однажды увидел, что удостоверением УБД «козыряют» люди, которые там не были. Стало обидно. Решил (ради принципа, а не льгот) получить УДБ, чтобы поставить таких лицемеров на место».

Роман стучал во все двери, обращался к волонтерам, юристам, народным депутатам. Полгода собирал документы. Потом больше года ходил по судам. Когда получил решение суда, то дело начали рассматривать в межведомственной комиссии, которая действует при Государственной службе по делам ветеранов АТО. Говорит, что только благодаря тому, что юристы-волонтеры собрали для него хороший пакет документов, его дело не вернули и статус предоставили. Так повезло еще нескольким «айдаровцам». Остальные до сих пор бегают по инстанциям, проходя десять кругов ада. Большинство разочаровываются и не доводят дело до конца.

«ПУТЬ К ПОЛУЧЕНИЮ СТАТУСА УБД ОСТАЕТСЯ ДЛИТЕЛЬНЫМ И ТЕРНИСТЫМ»

Официально установить количество добровольцев-винничан не удалось. Такой статистики департамент социальной политики Винницкой ОГА не ведет, а Винницкий городской суд, опираясь на закон «О доступе к публичной информации», сообщил, что не фиксирует дела, связанные только с добровольцами, и отказал в комментарии. Между тем руководитель действующей при Винницком союзе участников боевых действий «Юридической клиники» Жанна Грушко говорит, что количество добровольцев, которые обращаются за бесплатной юридической помощью, уменьшается. Если в 2015 году в «Юридическую клинику» обратилось 60 добровольцев по вопросу присвоения статуса, то с начала текущего года всего двое, но они есть.

«Сегодня единственным законодательным актом, которым государство признает факт участия добровольцев в боевых действиях в Донецкой и Луганской областях, является Закон Украины «О статусе ветеранов войны, гарантии их социальной защиты». Соответствующие изменения, которые зафиксировали права добровольцев, были утверждены парламентом в апреле 2015 года. В них говорится о том, что добровольцы имеют право получать статус участника боевых действий при условии, что подразделение, в котором они служили, вошло в состав одного из силовых ведомств. Но в законе до сих пор не определено понятие «доброволец». Этот термин употребляется неформально, речь идет только о «лицах, которые находятся в составе добровольческих формирований» (хотя определение понятия «добровольческое формирование» в действующем законодательстве также отсутствует), — комментирует Жанна. —  Если придерживаться буквы закона, то фактически боец, который добровольно пошел на фронт в 2014 году, отслужил и вернулся, но при этом не пошел на контрактную службу, не может претендовать на соответствующий статус. Поэтому путь к получению статуса УБД для добровольцев остается долгим и тернистым. Главное — действовать последовательно. Сначала нужно взять два нотариально заверенных заявления от тех лиц, которые уже имеют статус УБД. Добавить любые документы, которые подтверждают пребывание бойца в зоне АТО (документы о командировке, приказах или распоряжениях, о въезде в секторы). С ними доброволец обращается в суд, пишет исковое заявление о признании лица участником боевых действий. Суд открывает производство по делу и на основании собранных доказательств и материалов выносит решение признать участников боевых действий или нет. Как правило, если документы в порядке, суд не отказывает. Но признание судом факта участия добровольца в боевых действиях — это лишь один шаг для того, чтобы предоставить статус участника боевых действий. У многих добровольцев есть решение суда, но как им дальше воспользоваться, они не знают, потому что никто их действия не координирует, а обращаться нужно в Межведомственную комиссию, которая действует при Государственной службе по делам АТО. Она, в сущности, последняя инстанция».

«ИХ БОЙЦЫ ДО СИХ ПОР СЧИТАЮТСЯ ДОБРОВОЛЬЦАМИ-НЕЛЕГАЛАМИ»

Еще один проблемный момент — закон о статусе УБД и гарантии их социальной защиты предусматривает возможность оформить УБД при жизни. То есть добровольцы, которые погибли, защищая свою Родину, остаются без признания. Более того, семьи погибших не имеют оснований для оформления статусов и получения выплат, потому что имена мужей или сыновей, которых провожали в последний путь с военными почестями и посмертными наградами, не были зафиксированы в личном составе соответствующих военных частей, или же они служили в «добробатах». Показательным примером является история самого молодого винничанина, который погиб в АТО, — 19-летнего Евгения Костюка с позывным «Шлецик». Его мать Виктория судится с Министерством обороны Украины из-за того, что якобы нет доказательств участия Евгения в боевых действиях на Донбассе. А все потому, что «Шлецик» служил в «Правом секторе» — «добробате», который не подчиняется ни одной государственной структуре.

«Большинство «добробатов» создавались вне системы силовых органов. И только через год войны их удалось легализовать, ввести в структуры ВСУ, МВД или Нацгвардии. До сих пор вне полномочий государства, но воюющими на украинской стороне, оставляют объединения «Правый сектор», ОУН и другие «самостійницькі» группировки. Все их бойцы до сих пор считаются добровольцами-нелегалами, — комментирует начальник отдела помощи участникам АТО департамента социальной и молодежной политики винницкой ОГА Андрей Грачев. — Большинство тех, кто пошел на войну добровольцем, в том числе и я, потом перешли на контракт. И если посмотреть: доброволец, который добровольно пошел служить в силовую или военную структуру, — это одно, но если это доброволец, который не подконтрольно воюет, — то это совсем другое, потому что никто не может дать гарантии, что завтра он не перейдет на другую сторону.

Значительных проблем с оформлением статуса в области сейчас не возникает. В Украине уже почти 280 тысяч бойцов получили удостоверения УБД, на Винниччине — почти 14 тысяч. Действительно, законодательство прописано так, что умершему человеку нельзя присвоить статус участника боевых действий. Но семья может оформить помощь как семья погибшего героя. У нас в области есть такие примеры. Ситуация со «Шлециком» складывалась таким образом, что семья попала под влияние общественных активистов, которые манипулируют их действиями. Им не надо устанавливать статус УБД (потому что это невозможно), нужно доказать факт его пребывания в зоне проведения АТО и гибель при выполнении боевого задания, на основании чего они получат статус семьи погибшего и смогут претендовать на социальные гарантии. По этому делу главное придерживаться уже отработанного механизма. Обращаться в компетентные органы и центры АТО».

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Когда верстался номер, стало известно, что семья «Шльоцика» получила статус семьи погибшего — уже есть решение суда, а это значит, что государство признало, что Евгений погиб при выполнении боевого задания в зоне АТО.