МЕНЮ

Как оценивать украинские вузы?

Зиновий ПАРТИКО, доктор филологических наук, профессор
11 января, 2019 - 11:53
Шесть предложений для совершенствования этого механизма

В этой статье речь будет идти об аккредитации университетов. Для тех читателей газеты, которые мало сталкиваются с проблемами высшей школы, объясню, что аккредитация — это процедура признания или подтверждения государственными органами (в нашей ситуации — Министерством образования и науки Украины) компетентности университетов выдавать студентам, прошедшим курс обучения, диплом государственного образца (диплом врача, учителя, строителя, пилота самолета, капитана корабля и т.п.). Аккредитацию осуществляют на основе контроля за соблюдением университетами установленных государством критериев. Соблюдение этих критериев ранее и сейчас проверяют на основе самого отчета университета, который он готовит и предоставляет аккредитационной комиссии МОН Украины.

КАК ПРОХОДИТ АККРЕДИТАЦИЯ УНИВЕРСИТЕТОВ

Поскольку действующее законодательство Украины в связи с принятием Верховной Радой новых законов («О высшем образовании», «Об образовании») постоянно совершенствуется, то в интернете не трудно разыскать новые нормативные документы, на основе которых предлагается осуществлять аккредитацию университетов (например: http://education-ua.org/ua/articles/1179-akreditatsiya-program-vishchoji-osviti-novij-pidkhid). Что же предлагают нам новые проекты документов?

По факту новые проекты предлагают приблизительно то же, что было раньше: проконтролировать, сколько для определенной специальности преподает профессоров, доцентов, ассистентов; имеют ли они надлежащее образование, соответствующее аккредитованной специальности; проходили ли они за последние пять лет стажировки; имеют ли за последние пять лет публикации, сколько и в каких изданиях или базах данных (специализированных/неспециализированных, наукометрических/ненаукометрических) и т.д., и т.п.  Помимо преподавателей, необходимо проконтролировать студентов, библиотеку, а также целый ряд характеристик самого университета. Говоря коротко, сотрудники кафедры университета, которые аккредитируют специальность, все эти данные помещают в упомянутый уже сам отчет, объем которого составляет в среднем полторы, а то и две сотни страниц.

Далее МОН приказом создает саму аккредитационную комиссию (например, из двух или трех экспертов), которая выезжает в университет и проверяет указанный отчет на соответствие утвержденным государством критериям. На основе отчета этой комиссии МОН принимает решение о том, позволить университету выдавать студентам дипломы государственного образца или нет. Выдают такое разрешение на пять или десять лет, после чего университеты должны опять проходить аккредитацию.

Обратим внимание на то, что в разработанных проектах аккредитационных документов такого обязательного критерия, как проверка уровня знаний студентов, не предусмотрено. Но это и не удивительно: он не был предусмотрен как обязательный и раньше. Распознать наличие этого критерия в проектах документов можно лишь по словам вроде «другое». Именно поэтому некоторые аккредитационные комиссии такой проверки (ее называют еще «срезом» знаний) по отдельным дисциплинам все же требуют.

Такая технология аккредитования университетов напоминает известную с советских времен юмореску, которую блестяще читал Аркадий Райкин. В этой юмореске речь шла о том, что на одной из советских фабрик, где шили мужские костюмы, один портной шил для пиджака только левый рукав, второй — только правый рукав, третий — только «грудь», четвертый — только «спину», пятый — только подкладку, шестой — только пришивал пуговицы и только энный — сшивал все вместе. Конечный же продукт никто окончательно не контролировал. В итоге такой костюм можно было разве что выставлять как чучело на огороде для отпугивания воробьев.

Возвращаясь к аккредитации, поставлю вопрос: так хорошо то, что во время ее проведения не проверяют уровень знаний, или плохо? А может, это и хорошо, ведь и сейчас вроде бы большинство студентов успешно заканчивают университеты и как-то трудоустраиваются. А перегружать студентов разными проверками также не лучший выход из ситуации.

Отвечу на поставленный вопрос: думаю, что отсутствие проверки знаний во время аккредитования — это плохо. Ведь за последние пять-десять лет сигналы о явных проблемах в сфере нашего высшего образования поступают достаточно интенсивно. Об этом свидетельствует, во-первых, выезд значительной части студентов на учебу за границу, чему способствуют, в частности, и  проблемы с украинским рынком труда. Во-вторых, это — чего греха таить! — снижение уровня знаний студентов (здесь я не говорю об оценках, которые всегда на должном уровне). Ведь у нас часто нарушаются принципы морали (например, студенты списывают); деканаты не отчисляют злостных должников, поскольку это ведет к сокращению финансирования, а следовательно, и к сокращению преподавательского состава. Говоря другими словами, если студенты официально и регулярно платят в кассу за учебу, то через четыре-шесть лет (в зависимости от уровня образования) они гарантированно получат диплом (особенно это касается негосударственных университетов). Следствием является дискредитация высшего образования в Украине и появление специалистов, которые имеют очень приближенное представление о своей профессии.

Конечно, читатели могут и тут возразить: так ведь в университетах студенты сдают государственные экзамены и пишут дипломные работы или готовят дипломные проекты! Однако, зная ситуацию изнутри, могу сказать, что нередко государственные экзаменационные комиссии — хотя их председателями являются внешние, то есть независимые от университета лица — оценивают знания студентов завышенными оценками. И это происходит приблизительно на тех же принципах, на которых до недавнего времени в наших школах учителя принимали экзамены у школьников выпускных классов (сами их учили и сами же проверяли качество своей работы). Хорошо, что мы наконец от этого механизма избавились и заменили его внешним независимым оцениванием. Такое оценивание объективизировало определение уровня знаний школьников (теперь его определяет независимый эксперт — государство в лице МОН), а также на порядок сократило коррупционные схемы при зачислении абитуриентов на учебу в университеты. Таким образом, изменение механизма оценивания одним махом ликвидировало целый ряд острых общественных проблем.

ОРИЕНТИР — УРОВЕНЬ ЗНАНИЙ СТУДЕНТОВ

В основе действующего подхода к аккредитации лежит ошибочная идея о том, что, вроде бы, на основе анализа отдельных компонентов можно выяснить эффективность функционирования всей системы. Но это в корне ошибочно. Дело в том, что в больших системах эффективность их функционирования мало зависит от эффективности функционирования отдельных ее компонентов. Зато большая система порождает такое качество, которого не обеспечивает механическое сочетание всех ее компонентов. Для нашей ситуации это значит, что на кафедре и все преподаватели могут быть докторами и кандидатами наук, и все они могут иметь монографии, статьи, регулярно проходить стажировку и т.п., а вот уровень подготовки студентов (например, из-за отсутствия необходимых стимулов к учебе, отсутствия материальной базы и т.п.) все же может быть низким.

Основным (а может и единственным?) определяющим критерием аккредитования специальностей в университетах должны быть знания и умения студентов. На основе именно этого критерия должно приниматься решение об аккредитации специальностей, закрепленных за кафедрами университетов. Принимая такой подход, возникает вопрос о том, как организовать установление уровня знаний студентов

Так что же контролировать во время аккредитования: отдельные детали (как в упомянутых уже пиджаках) или сшитый из них сам костюм? Говоря другими словами, что лучше контролировать: количественные показатели функционирования кафедр и университетов или полученные студентами знания и умения (компетентности), то есть окончательное качество их подготовки?

По мнению автора, основным (а может и единственным?) определяющим критерием аккредитования специальностей в университетах должны быть знания и умения студентов. На основе именно этого критерия должно приниматься решение об аккредитации специальностей, закрепленных за кафедрами университетов.

Принимая такой подход, возникает вопрос о том, как организовать установление уровня знаний студентов. Позволю себе наметить один из возможных путей решения этого вопроса.

• Первое. Определение уровня знаний студентов целесообразно проводить в форме, аналогичной внешнему независимому оцениванию, причем в конце весны параллельно как для бакалавров (на четвертом), так и для магистров (на шестом году учебы). Тесты должны содержать несколько сотен вопросов, которые непосредственно касаются избранной специальности, а именно тестирование должно происходить на протяжении одного или нескольких дней с помощью компьютерных систем, возможно, с доступом к внешним справочным системам.

Не исключаю, что такая форма проведения аккредитации приведет к утрате необходимости проводить государственные экзамены (защита дипломных работ и проектов при этом останется так же, как это имеет место и в настоящий момент). Такой вариант даст МОН возможность аккредитовать университеты не раз в пять или десять лет, а ежегодно, постоянно отслеживая уровень знаний студентов, а следовательно, и эффективность работы наших университетов. Кроме того, это даст возможность сопоставлять уровни знаний наших студентов и их ровесников, которые учатся как в разных регионах нашего государства, так и за рубежом на тех же специальностях.

• Второе. Тесты для каждой специальности должны готовить соответствующие группы разработчиков, с которыми МОН должно заключать надлежащие соглашения. Тесты должны проходить предварительные испытания для устранения из них ошибок и других недостатков. Для каждой специальности тесты должны быть едиными для всех университетов страны.

• Третье. Понятно, что все специальности, по которым в Украине готовят специалистов, должны иметь утвержденные стандарты образовательных программ. К сожалению, придется констатировать, что таких стандартов для целого ряда специальностей в Украине до сих пор (хотя с момента обретения независимости прошло уже 27 лет!) нет. При этом представители таких специальностей, как на объективную причину отсутствия стандартов часто ссылаются на трудности в их составления (в Украине, мол, учат так, а за рубежом — по-другому; в одном университете так, а в другом — сяк и тому подобное). Уважаемые господа, дело в том, что даже не совсем совершенный стандарт значительно лучше, чем его отсутствие вообще. Поэтому потребность в разработке таких образовательных стандартов не то что назрела, она уже давно перезрела!

• Четвертое. Поскольку образовательные программы университетов в соответствии с законом могут отличаться перечнями учебных дисциплин (это так называемые дисциплины свободного выбора университета, которых может быть не более 20-25%), то для преодоления этого расхождения университеты должны иметь возможность добавлять к упомянутым выше «министерским» тестовым вопросам еще и свои собственные 20-25%. Это устранит указанное расхождение и унифицирует процесс оценивания. При этом должна быть сохранена возможность отдельно оценить лишь нормативные дисциплины.

• Пятое. Критерием, который делает невозможной аккредитацию специальности университета, может быть, например, нижний предел, который устанавливает государство в лице МОН, или средний балл, набранный студентами специальности во время тестирования.

• Шестое. Специальность университета может быть неаккредитована, когда, например, большинство студентов не набрали баллов нижнего предела или средний балл оказался значительно ниже, чем в большинстве других университетов. В таком случае МОН должно иметь возможность отсрочить выдачу дипломов на полгода, пока университет дополнительно не подготовит студентов настолько, чтобы они могли успешно преодолеть установленные государством во время тестирования критерии.

Между прочим, относительно статьи 25 закона «О высшем образовании» позволю себе заметить, что там отсутствует описание процедуры, при которой специальность университета не аккредитована. Итак, что должен делать в таком случае университет? Ведь та «молчаливая» процедура, которая имеет место в настоящий момент, достаточно известна. А потому закон и новое положение об аккредитации требуют дополнения новой статьей!

Предлагаемый подход к проведению аккредитации изменит саму ее суть, а именно: отпадет потребность оценивать то, о чем шла речь в начале статьи, — сколько для определенной специальности преподает профессоров, доцентов, ассистентов; имеют ли они надлежащее образование, которое соответствует аккредитованной специальности; проходили ли они за последние пять лет стажировки; имеют ли они публикации, сколько и в каких изданиях или базах данных (специализированных/неспециализированных, наукометрических/ненаукометрических) и т.д., и т.п. Это изменит отношение и самих преподавателей к исполняемым обязанностям (плохо буду преподавать — специальность не аккредитуют, не буду иметь работы), и студентам (плохо буду изучать учебные дисциплины — специальность не аккредитуют, буду иметь трудности с получением диплома, плохо трудоустроюсь). Да и объем самого отчета университета сократится до десятка страниц, но при этом он обязательно должен содержать, в частности, оценку уровня знаний и умений выпускников работодателями. Ведь в настоящий момент успеваемость студентов, их готовность к участию в производственном процессе — сами по себе, а аккредитование специальностей — само по себе; между ними мало или вообще нет связи (исключение — уже упоминавшийся, необязательный контроль «срезов» знаний по отдельным дисциплинам).

И еще некоторые причастные к этой теме рассуждения. А разве некоторые доценты не преподают лучше некоторых профессоров? А разве некоторые ассистенты не преподают лучше некоторых доцентов? А разве человек без звания кандидата или доктора не может быть замечательным университетским педагогом (лично я таких знаю)? А разве для того, чтобы быть замечательным университетским педагогом, обязательно иметь опубликованные научные монографии или статьи в международных базах данных Web of Science или Scopus? Возможность ответить на эти вопросы предоставляю читателям газеты. Хотя, с другой стороны, утверждаю, что определенная связь между наличием ученых степеней и педагогическим мастерством, конечно, есть.

Уважаемые разработчики нормативных документов для высшей школы! Давайте отойдем наконец от формальных, количественных оценок! Дадим ответ для самих себя, что нам нужно больше: (а) чтобы на кафедре работали один-два доктора (профессора) и три кандидата наук (доценты) или (б), чтобы наши студенты имели надлежащий уровень знаний и умений (компетенций)?

Думаю, что и читатели «Дня» смогут подсказать разработчикам аккредитационных документов ответ на этот вопрос. Убежден, что в конечном результате это сможет, во-первых, уменьшить количество тех студентов, которые выезжают на учебу за границу, а во-вторых, устранит из области предоставление учебных услуг теми университетами, которые дают низкий уровень знаний и умений.

Между прочим, уважаемые наши читатели, в каких университетах учатся ваши дети или внуки? Как, на ваш взгляд, должна проходить аккредитация этих университетов? Тот же вопрос я задаю и разработчикам нормативных аккредитационных документов.