МЕНЮ

Как наука поборола «магию» – в украинском суде

Мария ПРОКОПЕНКО, «День»
16 января, 2019 - 10:37
Абсурдное дело против математика Ирины Егорченко показало, насколько важно ученым объединяться

Новый год начался с радостных для прогрессивных украинских ученых новостей: 9 января Киевский апелляционный суд удовлетворил жалобу старшей научной сотрудницы Института математики НАН Украины Ирины ЕГОРЧЕНКО по делу, где против нее судился декан факультета информационных технологий КНУ имени Тараса Шевченко Юрий ТЕСЛЯ.

Коротко напомним ход дела, о котором год назад писал в своей статье «Обезьяний процесс» автор «Дня» Андрей Плахонин. Итак, 16 ноября 2016 года на парламентских слушаниях «Состояние и проблемы финансирования образования и науки в Украине» Ирина Егорченко, докладывая о функциях украинской науки, обратила внимание на проблему качества специалистов. «К сожалению, у нас даже в киевском университете декан факультета — известный псевдоученый пан Тесля, который учит студентов неизвестно чему», — отметила пани Ирина.

Юрий Тесля обиделся и подал в суд иск против Ирины Егорченко — о защите чести, достоинства и деловой репутации, а также возмещении морального вреда. И 9 октября 2018 года Печерский районный суд города Киева решил частично удовлетворить исковые требования Тесли, а именно — признать недостоверной информацию в выступлении Егорченко относительно декана КНУ. Пани Ирина подала апелляционную жалобу, и через несколько месяцев суд таки подтвердил ее правоту.

ПОЧЕМУ ТЕОРИЯ ТЕСЛИ ЯВЛЯЕТСЯ ПСЕВДОНАУКОЙ

Тесля является автором книги «Теорія несилового світу», где, в сущности, отрицает существование гравитации и инерции. Околонаучные поиски Тесли комментирует Александр ГАБОВИЧ, ведущий научный сотрудник Института физики НАН Украины, который в суде как физик доказывал правильность позиции Ирины Егорченко: «Великий шотландский этнограф Джеймс Джордж Фрейзер дал такую классификацию способов познания реалий, в которых мы живем: научный, религиозный и магический. Пан Тесля является типичным представителем магического подхода — первого, который развивался в человечестве, дорелигиозного и донаучного. То есть если человек хочет иметь успех на охоте, он протыкает изображение животного на стене пещеры. Так же рассуждает пан Тесля, хотя он заворачивает это в современные информационные технологии».

«Собственно, Юрий Тесля выступил против научного подхода, созданного великим английским ученым Айзеком Ньютоном, подхода, который с тех пор используется всеми учеными, — продолжает Александр Габович. — Этот подход заключается в том, что мы делаем предположение, проводим эксперимент, проверяем свое предположение и двигаемся маленькими шагами. Пан Тесля хочет получить все сразу с помощью магических пасов, которые называет информационными технологиями. То, что он предлагает, очень похоже на известный научно-фантастический фильм «Матрица». Пан Тесля лично заявлял до, во время и после процесса, что Ньютон и Эйнштейн устарели, а он предлагает нам новую физику. Эта физика ошибочна хотя бы потому, что противоречит эксперименту, потому что главное в науке — подтвердить на практике то, что вы выражаете теоретически».

Печерский суд фактически принял решение, что взгляды Теслы являются научными — на основе того, что он имеет звание доктора технических наук и является лауреатом государственной премии в области науки и техники. «Решение Печерского суда, в сущности, разрушало бы научные основы дорожно-транспортной и баллистической экспертиз, — утверждает Ирина Егорченко. — Мой оппонент в этом судебном процессе делал заявления, что, например, гравитация не действует, просто тела получают какие-то сигналы и принимают решение, куда двигаться. Герои скандальных автомобильных аварий могут сказать, что они или их машины получили сигнал от остановки и приняли решение в нее врезаться».

Между прочим, «Теория несилового взаимодействия» была среди спецкурсов, которые предлагались на факультете информационных технологий КНУ имени Шевченко. Правда, как выяснили ученые, никто на него не записывался, в настоящий момент его убрали из программы.

ИСК — КАК ДОКАЗАТЕЛЬСТВО НАУЧНОЙ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ

По словам Сергея ГЛОТОВА, адвоката Ирины Егорченко, старшего научного сотрудника НИИ интеллектуальной собственности Национальной академии правовых наук Украины, сложность данного судебного процесса заключалась в том, что нужно было доказать так называемые очевидные вещи. «Это тяжелая задача — например, доказать, что солнце является желтым. В данном случае задача стояла такая: во-первых, доказать, что имела место научная дискуссия, во-вторых, что слова Ирины Егорченко являются оценочным суждением. Мы это доказали», — говорит адвокат.


ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Постановление апелляционного суда может быть обжаловано в Верховном суде в течение 30 дней со дня вынесения полного судебного решения. Сам Юрий Тесля в заметке на своем сайте (teslia.kyiv.ua) отметил, что будет решать, подавать ли кассационную жалобу, когда увидит полный текст решения суда. 

Сергей Глотов считает, что шансы на то, что эту кассационную жалобу примут к рассмотрению, очень малы. «По моему мнению, для этого нет оснований, — добавляет законодатель. — Но если это случится, мы можем пользоваться аргументами, которые уже использовали. В результатах такого рассмотрения не имею сомнений».

Ирина Егорченко давно интересуется проблематикой псевдонауки, является сооснователем общественной организации «Точка роста: образование и наука». Ученый отмечает, что самим фактом такого иска, который подал Юрий Тесля, человек декларирует несостоятельность доказать свои научные взгляды никаким иным образом, что свидетельствует о псевдонаучности этих взглядов.

«Наука является достаточно рискованным, так сказать, видом деятельности, потому что когда человек что-то выражает, его слова могут критиковать — независимо от его должностей и чинов. И люди не считают критику обидой чести и достоинства, — акцентирует Ирина Егорченко. — Еще один признак псевдоученого — то, что человек считает критику своих взглядов критикой лица. Научные результаты и лицо — это разные вещи. Это все равно, что школьники начнут подавать в суд на учительницу за то, что она поставила двойку».

«По моему мнению, главное значение этого иска для научного сообщества — принятие решения, что человек с бумагами, не обязательно украинскими, это может быть кто угодно, хоть нобелевский лауреат, — не является господом богом, его слова не являются беспрекословной истиной, и критика научных взглядов не имеет отношения к чести, достоинству и т.п. Другое решение в известной мере ликвидировало бы украинскую науку», — подытоживает пани Ирина.

БЕСПЕРСПЕКТИВНОСТЬ СУДОВ

Большой плюс процесса «Тесля против Егорченко» в том, что он посодействовал сплочению «умных сил» в украинской науке. Алексей КОЛЕЖУК, заместитель главы Научного комитета Национального совета Украины по вопросам развития науки и технологий, говорит, что еще до иску или во время процесса проявили позицию и выразили поддержку Ирине Егорченко представители физического и радиофизического факультетов КНУ, Научный комитет, отдельные физики, математики, ученые в сфере естественных наук.

Наука является достаточно рискованным, так сказать, видом деятельности, потому что когда человек что-то выражает, его слова могут критиковать — независимо от его должностей и чинов. И люди не считают критику обидой чести и достоинства, — акцентирует Ирина Егорченко. — Еще один признак псевдоученого — то, что человек считает критику своих взглядов критикой лица. Научные результаты и лицо — это разные вещи. Это все равно, что школьники начнут подавать в суд на учительницу за то, что она поставила двойку

«С другой стороны, мне кажется, что этот процесс показал определенную бесперспективность борьбы с псевдонаукой и другими понятиями, которые помечают общей формулировкой «академическая недобропорядочность», с помощью судебных методов. Это нонсенс — доказывать судье, который не должен быть специалистом в сфере, к которой принадлежит предмет спора, научность или ненаучность чьих-то взглядов», — добавляет Алексей Колежук.

В Украине есть примеры, когда состоятельность научных работ доказывали через суд. Светлана АРБУЗОВА, член Научного комитета, глава Комиссии по вопросам борьбы с лженаукой и фальсификацией научных исследований при Президиуме Национальной академии медицинских наук Украины, напоминает о так называемом «деле Ромак»: в 2016 году Одесский окружной административный суд обязал Министерство образования и науки выдать диплом кандидата медицинских наук автору откровенно плагиатной и полностью сфальсифицированной диссертации, что дважды подтверждала Аттестационная коллегия МОН. И несмотря на это Минобразования выполнило решение суда.

«Дело против Ирины Егорченко лишний раз доказало, что основной источник псевдонауки — нехватка знаний, отсутствие моральных качеств и амбиций, — резюмирует Светлана Арбузова. — Здесь очень много значит именно претензия. Степень псевдонаучности определяется двумя вещами: уровнем невежества и претензии. Но важны и правовые аспекты борьбы с теми, кто занимается имитацией научной деятельности».

Сергей Глотов убежден, что борьба с псевдонаукой возможна только на уровне научного сообщества, а не в судах. «Такая практика является порочной — когда, как в Одессе, человек с полностью плагиатной работой, опираясь на якобы существующие недостатки в административной процедуре, смогла получить диплом кандидата наук. Это решение было принято и поддержано Министерством образования. По моему мнению, это и является той проблемой, которая показывает, где зарыта собака. Борьба с псевдонаукой будет безрезультатной без поддержки государства. Именно государство несет ответственность за последствия таких ситуаций», — подчеркивает адвокат.

«ФАБРИКА» ДИССЕРТАЦИЙ

Светлана Арбузова рассказала о еще одном возмутительном случае академической недобропорядочности. «Диссертация под ключ», — такими объявлениями, которые встречаются в буквальном смысле на столбах, к сожалению, немногих удивишь. Но пани Светлана привела пример сайта, где профессор Харьковского национального медицинского университета Алексей Калмыков предлагает «заказать профессиональную помощь по медицинской диссертации и достойно (!) получить ученый статус и ценность». Светлана Арбузова позвонила по номеру телефона на сайте, чтобы узнать детали «схемы», и в конечном итоге откровенно спросила Алексея Калмыкова, не боится ли тот правоохранительных органов. «Не боюсь, нет статьи, по которой меня можно привлечь к ответственности», — цитирует услышанный ответ пани Светлана.

«Тот, кто пишет работу на заказ, действительно не несет никакой ответственности, — комментирует Сергей Глотов. — Но если мы разберем эту ситуацию по всем составляющим, то это  многосторонний процесс, в котором задействовано и определенное количество ответственных сотрудников МОН. Если бы государство поддерживало борьбу с плагиатом, такой процесс можно было бы оценить через так называемые коррупционные действия. Есть все основания, чтобы привлечь к ответственности, в частности уголовной, через грязные деньги, которые «варятся» в этом процессе».

СДЕРЖАТЬ ФРИКОВ МОЖЕТ АВТОРИТЕТ УЧЕНЫХ

Алексей Колежук считает, что проблема псевдонауки должна решаться через финансирование. «Когда основная часть финансирования идет через конкурсные механизмы, то если ты пропагандируешь псевдонаучные взгляды и хочешь получить под это грант, вероятность 99,9%, что тебе это не удастся», — говорит заместитель главы Научного комитета.

Пан Алексей отмечает, что есть много ситуаций, когда псевдонаукой занимается человек, который имеет другую основную область деятельности, где продолжает оставаться профессионалом. «Здесь тонкая грань, что разрешено и этично, — говорит Колежук. — Что, с моей точки зрения, недопустимо, это когда ты используешь для своих хобби непонятного статуса трибуну университета. Мне кажется, за этим должны были бы следить и официальные органы».

«Вообще, псевдонаука и академическая недобропорядочность — это автоматическое проявление массовости научной профессии, — рассуждает заместитель главы Научного комитета. — Мне кажется, это является сигналом нашей науке, обществу в целом, что нужно организовываться. У нас есть научные общества, и они выступали в поддержку Ирины Егорченко, но их авторитет в настоящий момент не так велик. В нормальном обществе фактором, который сдерживает фриков от пропаганды своих теорий, является мнение научного сообщества. Думаю, это единственный путь, как можно менять ситуацию — перестраивать профессиональные общества, поднимать их престиж и так создавать «щит», который будет работать предохранителем в таких ситуациях, как иск против Ирины Егорченко. Нужно подключать все здоровые островки, которые есть в украинской науке».