МЕНЮ

Из операционной – на «скорую»

Олеся ШУТКЕВИЧ, «День», Винничина
9 января, 2019 - 11:10
Проведя год под пулями и спасши десятки жизней, Леонид Ницкевич променял любимую хирургию на экстренную медицинскую помощь

Когда началась война, ему уже исполнилось 50 лет, за плечами имел не только знания, но и солидный хирургический опыт в Ободовской больнице Бершадского района Винничины. Но сидеть в теплом кабинете и оперировать в операционной, где все под руками, он не мог. Поэтому с первых дней российской агрессии пошел в райвоенкомат, но на то время все должности его профессии были заняты специалистами из Винницы. Леонида Ницкевича отправили домой и сказали ждать телефонного звонка. Полгода он провел, как на иголках. Вспоминает, как дрожали руки, когда получил повестку на рабочем месте. На начало 2015 года он был первым мобилизованным врачом из своего района.

«Был ли страх? Возможно. Но желание стать полезным на фронте сразу взяло верх над неизвестностью, — отмечает врач. — Во время учебы в Винницком медицинском институте я проходил военную кафедру, имел звание лейтенанта медицинской службы, определенные навыки, но с боевой травмой никогда не работал. Поэтому был рад тому, что нас сначала отправили на военную выучку — переподготовку при военно-медицинской академии. Занятия длились больше месяца при сопровождении высококвалифицированных специалистов, иностранных инструкторов. В конце сдали «экзамен полем», который был рассчитан на несколько часов непрерывных действий по оказанию фельдшерской помощи в чрезвычайных экстренных условиях. И уже вскоре полученные практические навыки понадобились в условиях реальных боевых действиях на востоке страны».

После обучения Леонид Ницкевич был направлен для прохождения дальнейшей военной службы в медицинскую роту 56-й отдельной мотопехотной бригады, которая выполняла боевые задания в секторе «М» (территория Мариуполя и Приазовья). В военно-полевых условиях прошел две ротации. Выполнял задачи по медицинскому обеспечению, оказанию медицинской помощи, занимался эвакуацией больных с линии разграничения, стабилизировал их состояние для последующей транспортировки, а при необходимости просто на месте вместе с коллегами проводил и хирургические вмешательства.

«Волонтеры у нас были на вес золота. Обеспечивали всем необходимым, — отмечает врач. — Медицинская рота имела немного техники: три перевязочные, девять машин легковых УАЗиков — все мобилизовано из народного хозяйства. Вооруженные силы со своей стороны поставляли горючее. Бригада занимала более 30 километров вдоль линии фронта: подразделение располагалось приблизительно около Сартаны, Талаковки, Гнутового, Павлополя и других населенных пунктов. Знаете, медицинская рота — это как маленький госпиталь на колесах, потому весь этот участок обслуживала наша медицинская служба. На одного медика приходилось в среднем по 100 бойцов, особенно не хватало фельдшеров и медсестер. Четкой иерархии статусов и распределения обязанностей на передовой не было. Нужно обезболить — делал, перевязать — делал, прооперировать — делал, эвакуировать или транспортировать — делал».

Приходилось браться за все, чтобы спасти жизнь нашим защитникам. Медики занимались и боевыми травмами, и «гражданскими» болезнями: лечили гипертонии, язвы, гепатиты, сердечные болезни. Врач признается, что небоевых потерь было больше, причем из-за банальных случаев: начиная от аварий, суицидов и завершая смертью в результате выпитого алкоголя. Много жизней уносил стресс... Сердечные приступы были частыми «гостями», не обходили они и медиков. От перегрузки едва не умер его коллега. Если бы поблизости не было мобильного госпиталя, бригада имела бы потери и среди врачей.

«15 месяцев на службе перевернули мою жизнь с ног на голову. Я получил колоссальный багаж знаний, научился быстро реагировать на вызовы, принимать правильные решения, мобилизовать силы. Поэтому, когда вернулся с фронта, несколько месяцев поработал в хирургии, а затем решил сменить ее на экстренную медицинскую помощь, — резюмирует Леонид Ницкевич. — С апреля 2017-го работаю на должности главного врача Бершадской станции экстренной медицинской помощи, которая обслуживает 120 тысяч населения трех районов. Оказывать первую медицинскую помощь, спасать жизнь и днем, и ночью дает возможность чувствовать свою значимость как медика больше, чем в обычной районной больнице. Поэтому сейчас я чувствую, что на своем месте — в нужном месте, в нужное время».

В конце разговора Леонид Ницкевич признается, что когда вернулся домой, долгое время проходил процесс адаптации к гражданской жизни. Душа болела — за тех ребят, за увиденное. Он согласен, что военная хирургия принесла ему немалый опыт, но и ужасные воспоминания, потому что защищают Украину на войне и погибают под пулями как 60-летние седовласые мужчины, так и 20-летние добровольцы.