МЕНЮ

Донецкая «Эйфелева башня» рискует пойти на металлолом

Мария ГРИГОРИШИН, специально для «Дня», фото предоставлены автором
13 ноября, 2019 - 10:32
Пять составляющих, как это предупредить

Угрожающая ситуация сложилась в Часовом Яру Донецкой области с известным инженерно-архитектурным сооружением — водонапорной башней авторства выдающегося инженера Владимира Шухова. Построенная в 1927 году во время строительства в городе огнеупорного завода, она стала одним из более 200 сооружений, построенных по самобытной технологии на территории Украины и России. Однако сейчас в мире осталось в десять раз меньше таких объектов; приблизительно десять из них — в Украине (в частности, хорошо известная читателям «Дня» башня в Николаеве, которая благодаря активности местной громады стала визитной карточкой города).

А вот некоторым другим сооружениям не повезло, и мы, к сожалению, имеем несколько противоположных примеров. Так, в 2002 году по инициативе жителей была разрушена башня в Полтаве (по мнению людей, она была опасной и могла обвалиться). В 2011 году навсегда утрачена башня с двухэтажным резервуаром в Фастове. Обе башни были разобраны на металлолом.

Часовояровская водонапорная башня архитектора Шухова рискует пополнить этот печальный ряд: несмотря на старания местных краеведов и активистов, она до сих пор не внесена в Государственный реестр достопримечательностей Украины, который единственный мог бы ее защитить от любителей порезать на металл.

Забегая наперед — такие желающие в городе есть. Но обо всем по порядку.

КТО ТАКОЙ ИНЖЕНЕР ШУХОВ?

Владимир Шухов (1853—1939) — известный русский ученый и архитектор, который наравне с современниками-французами Эйфелем и Фрезине считается основоположником новаторских металлических конструкций. Кружевной стиль творений изобретателя невозможно ни с чем спутать — они выделяются оригинальностью и смелостью замысла, визуальной легкостью, «воздушностью» — и в то же время надежностью и стойкостью. Словом, восторг вызывает не только высокая технологическое, но и эстетичное совершенство конструкций Шухова.

В начале ХХ века по проектам инженера было построено более 200 стальных сооружений — радиовышек, морских маяков, башен на кораблях военного флота. Среди многочисленных изобретений Шухова, вероятно, самое примечательное место занимают сетчатые конструкции — в первую очередь водонапорные башни — выполненные в форме гиперболоида.

Впервые представленный в 1896 году в Нижнем Новгороде, проект гиперболоидной водонапорной башни вызвал резонанс и лег в основу последующих разработок башен Шухова. Особенностью сооружения стало то, что металлическая конструкция вышла в 12 раз легче конкурентных проектов и весила меньше, чем вода, которую она содержала. Это было абсолютно новое слово в инженерной мысли, задавшее отдельный тренд в архитектуре. Поговаривают, что стальная сетка, которая перекликается с кружевом башни Эйфеля, вдохновила и лорда Фостера на современный лондонский небоскреб «Огурец» (2004).

Как бы там ни было, но сегодня в мире осталось ориентировочно 20 башен архитектора Шухова, восемь из которых — в Украине.

Звучит удивительно, но один из таких объектов сохранился в Часовом Яру Донецкой области (местечко неподалеку от Бахмута). Но самое невероятное то, что о ней забыли вплоть до 2012 года, пока ее случайно ни обнаружили специалисты Донецкой национальной академии архитектуры и строительства, которые исследовали территорию в поисках достопримечательностей. Ученые были в полном шоке: они нашли в местечке самое настоящее сокровище. С тех пор краеведы и активисты забили тревогу — уникальный объект, достойный быть памятником национального значения, — был полностью запущен и находился под угрозой уничтожения.

Что же это за башня?

СИМВОЛ ЭПОХИ

В первую очередь надо сказать, что интенсивное развитие Часового Яра, как и большинства населенных пунктов Донецкой области, связано с индустриализацией конца ХІХ — начала ХХ века. Поскольку населенный пункт стоял (и до сих пор стоит) на ценных огнеупорных глинах, первые заводы и рудники были основаны на этой территории в 1870—1890-х годах. Вокруг них, собственно, и рос городок. В советское время для Часового Яра не стали придумывать ничего нового и продолжали развивать его как монопромышленный город, который специализируется на добыче и обработке огнеупорной глины. Кстати, таким — волей местных «феодальных князьков» — он остается и доныне, что играет не последнюю роль в нашей истории с башней Шухова.

Что касается самого сооружения, то о нем известно не очень много.

Башня была построена в 1927—1928 годах во время строительства огнеупорного завода «имени десятилетия Октября» и стала примером типичного проекта, который строительная контора Шухова предлагала заказчикам в годы индустриализации. Внешне она довольно похожа на башню в Николаеве. В то же время все башни изобретателя отличаются формой, размером, объемом водного резервуара и т.п. В те времена башня обеспечивала водой не только завод «имени 10-летия Октября», но и весь прилегающий район — интересно, что в быту он до сих пор называется жителями «Десятая» (годовщина Октября).

В целом район старого огнеупорного завода и башня Шухова представляют сегодня большой интерес с точки зрения урбанистического переосмысления промышленной зоны и как таковой имеет прекрасный потенциал. Помимо башни Шухова вплоть до недавнего времени там сохранялись здания паровозного депо (датированные концом ХІХ века), которые также имели все основания претендовать на статус исторического памятника. К величайшему сожалению, нынешний заводовладелец (о нем ниже) даже не думал дать промышленным объектам новую жизнь и ревитализировать их (как это, например, сделали в Ивано-Франковске с заводом «Прибор»). Зато он воспользовался тем, что здания депо не были вовремя внесены в Государственный реестр памятников, и бесцеремонно их разрушил.

«Они совершили преступление. Да, юридически их ни в чем нельзя обвинить, однако это преступление моральное», — поделился рассуждениями с автором один из активистов Часового Яра, который попросил его не называть.

В среде краеведов и общественных деятелей Часового Яра господствует мнение, что разрушение этого и других архитектурных памятников является значительно большей культурной трагедией для региона, чем может показаться на первый взгляд. Таким образом Донбасс теряет ту важную часть своей традиции, предшествующей советской эпохе и достигающей конца ХІХ века.

Дело в том, что современный, индустриальный, Донбасс как исторический культурный феномен в значительной мере появлялся «с чистого листа». Он скорее отрицал имеющиеся на этой территории местные традиции — то ли оседлые сельские, то ли кочевые степные — чем вырастал из них. Как отмечает автор монографии «Свобода и террор на Донбассе» Гироаки Куромия, именно с целью порвать с традициями и связями в регион стекались рабочие и шахтеры. Следовательно, сегодня водонапорная башня 1920-х годов является для Часового Яра той традицией, которая укореняет регион хотя бы на 100 лет вглубь.

«В данном контексте речь идет о важном сегменте наследия, а именно индустриальном пейзаже востока (Донбасса), который исчезает огромными темпами, — рассказывает «Дню» общественный деятель в области культурного наследия и музейного дела Леонид МАРУЩАК. — Башня в Часовом Яру — это не только памятник инженерной мысли или индустриализации востока — то есть символ эпохи». Музеевед убежден, что пренебрежение памятниками связано с двумя факторами: низким историческим сознанием украинцев на востоке и высокой ценой на металл.

«На востоке проблема со статусом объектов. Все то, что исчезало и исчезает, не имело статуса и вряд ли успеет приобрести. Особенно речь идет об индустриальных памятниках конца ХІХ — начала ХХ в. Например, Лисичанский содовый завод. Его начали строить в конце ХІХ века бельгийцы. На территории завода также была башня Шухова. От завода не осталось ни камня. (А это уже был 2012 год). Кроме того, очень страдают объекты монументального искусства и модернизма советского периода. Их вообще немногие квалифицируют, маркируют и классифицируют», — с грустью рассказывает Леонид Марущак.

Так в чем проблема?

ЛИБО В РЕЕСТР ПАМЯТНИКОВ, ЛИБО НА МЕТАЛЛОЛОМ

Сегодня вопрос для башни Шухова в Часовом Яру стоит ребром: либо ее как можно быстрее внесут в Государственный реестр памятников, либо ее распилят на металлолом. Последнее может произойти в любой момент: когда автор писал эти строки, он не был уверен, что башня еще будет стоять в тот день, когда этот материал выйдет в свет.

Спасти уникальный архитектурный объект сегодня может только одно: широкая общественная огласка, которая сделает невозможным разрушение и поможет, наконец, внести аамятник в Госреестр. По словам местного краеведа В.Богуненко, крайне необходимо взять на учет согласно законодательству.

Ученые, активисты и краеведы со своей стороны сделали все возможное. Выявив башню и убедившись, что это творение Владимира Шухова, они положили начало ее легализации. Правда, из-за начала российской агрессии она несколько затянулась. Тем не мен в сентябре 2015 года Министерство культуры издало долгожданный приказ, которым утвердило границы и режим использования зоны, где расположены объекты культурного наследия. На основе приказа был составлен «Историко-архитектурный опорный план» города Бахмут (на тот момент Часовой Яр входил в подчинение городской рады Бахмута). Согласно этому плану, водонапорная башня Шухова в Часовом Яру могла претендовать на статус исторического памятника национального значения. Исключительное право инициировать внесение памятника в Реестр недвижимых памятников имеет местная власть. Следовательно, казалось бы, дело сделано.

Почему же с 2012 года, когда башня Шухова была выявлена и исследована, и с 2015 года, когда был создан опорный план, башня так и осталась вне реестра?

Объяснений есть два, считают местные активисты: 1) несознательная позиция владельца территории и 2) нерешительная и безответственная позиция городской власти.

Начнем с власти.

Звучит невероятно, но на протяжении почти четырех лет об упомянутом выше приказе Министерства культуры в Часовом Яру не знали! Как уже отмечено, он был передан в Бахмут, где пролежал все это время. Только в апреле 2019 года громада узнала о документе, который мог защитить от уничтожения башню Шухова и паровозное депо. Депо не сохранил — его разобрали владельцы комбината.

Не менее сложной является ситуация и с местной властью Часового Яра. В последний раз выборы в местную раду проходили в 2010 году. Кроме того, на протяжении лет город не имеет мэра — его функции на временно-постоянной основе выполняет секретарь городской рады Сергей Чаус. В результате этого власть ведет себя нерешительно.

Из комментария секретаря городской рады, который он дал «Дню», следуют три вещи. В первую очередь похоже на то, что власть в Часовом Яру старается уклониться от решения этой проблемы и кивает на областной уровень.

«Для меня этот вопрос тоже интересен, — говорит Сергей Чаус. — Те действия, которые происходят вокруг нашей башни. Моя позиция — эту башню 100% нужно сохранить. Мы пытаемся двигать с места эту тему, но сейчас она немного зависла. Данный вопрос был вынесен на уровень района и на уровень области. Часовой Яр — город районного значения, имеет небольшой бюджет. И нет отдела культуры, поэтому придется работать через район. На данный момент ждем документов, которые будут оформлены в области».

Во-вторых, город не имеет финансовой возможности содержать башню, поэтому ждет, пока найдутся другие источники финансирования. В конце концов, в-третьих, местная власть напрямую признает, что существует фактор владельцев башни Шухова.

«Проблема с владельцем данной башни, — говорит Сергей Чаус. — Он оказывает некоторое сопротивление, не пуская (на территорию. — М.Г.), когда нужно. Владелец не понимает, почему эта башня должна перейти к государству».

О факторе руководства комбината говорят и местные активисты и депутаты. По словам часовояровского депутата Руслана Макаровича, «городская власть саботирует процесс, и это идет в интересах комбината».

Кто же владельцы комбината?

ЛУКЬЯНОВЫ

Наибольшим местным князьком, феодалом, является владелец Часовояровского комбината Валентин Лукьянов, который является отцом бывшего депутата от Партии регионов Владислава Лукьянова. На протяжении лет, даже десятилетий они, в сущности, «держат» город. Состояния Лукьяновых связаны прежде всего с глиняными карьерами и Часовояровским огнеупорным комбинатом. Ради расширения зоны добычи семья готова идти на разрушение исторического наследия, более того — раскапывать карьеры чуть ли не в жилых районах.

В среде краеведов и общественных деятелей Часового Яра господствует мнение, что разрушение этого и других архитектурных памятников является значительно большей культурной трагедией для региона, чем может показаться на первый взгляд. Таким образом Донбасс теряет ту важную часть своей традиции, предшествующей советской эпохе и достигающей конца ХІХ века

Как оказалось, это уже не первый случай уничтожения объектов архитектуры. Несколько лет назад ради расширения «городского» карьера прямо в центре (!) Часового Яра был разобран профилакторий. И рядом, между цехами №3 и №5, разбили карьер. Поспешность владельцев комбината местные связывают с интересом военных к санаторию. Военные хотели занять его и использовать в качестве стационарной военной больницы (Часовой Яр находится в нескольких километрах от линии разграничения, за 35 километров от оккупированной Горловки). Вероятно, понимая, что в случае передачи военным и санаторий, и земля под ним надолго останутся неприкосновенными, владельцы комбината его поспешно разобрали. Примечательно, что на территории города, согласно законодательству, не может быть карьера. Однако в Часовом Яру работают, вероятно, какие-то другие «законы».

По мнению уже упомянутого депутата Руслана Макаровича, так же владельцы комбината хотят снести и башню Шухова, чтобы копать на ее месте глину.

А что же говорят в Комбинате? Несмотря на настойчивые попытки, автору материала не удалось взять комментарии у представителей руководства — якобы из-за нехватки у них времени. Но и так известно, что официальная позиция владельцев основывается на двух аргументах. Во-первых, они настроены сносить все мощности, которые не используются. И во-вторых, считают, что эти «мощности» (и, вероятно, башня) находятся в аварийном состоянии, поэтому составляют угрозу для жителей города.

Руслан Макарович опровергает этот аргумент: «На самом деле с башней все в порядке. Она в прекрасном состоянии».

ВЫВОД

Итак, для позитивного решения и сохранения уникального архитектурного сооружения — башни Шухова в Часовом Яру — нужны несколько составляющих.

В первую очередь — проактивная (а не пассивная) позиция местной власти. Во-вторых, активное участие всех заинтересованных — депутатов местной рады и Верховной Рады, громады, экспертов и ученых. В-третьих, широкая огласка в медиа, которая будет препятствовать планам сноса башни и побуждать к ее внесению в Государственный реестр недвижимых памятников.

Но самое главное, наверное, повышение уровня исторического сознания — как общества в целом, так и владельцев комбината. Культура и идентичность — это то, что создает крепкую базу для стабильного существования. В условиях агрессии и войны, которая направлена, собственно, на принципы идентичности, их нужно укреплять, а не разрушать.

Водонапорная башня по проекту архитектора Шухова может — и должна — стать визитной карточкой Часового Яра, магнитом для того типа туристов, которые интересуются урбанистическими и промышленными регионами. Верим, что внесение ее в Реестр должно положить начало широкому процессу ревитализации города.