МЕНЮ

Бунт в Национальном институте рака

Инна ЛИХОВИД, «День»
26 июня, 2014 - 12:15
Почему новое оборудование не эксплуатируется, а лекарства закупаются по завышенным ценам, изучала комиссия Минздрава. Она обнаружила нарушений на десятки миллионов гривен

В медицинской сфере назревает очередной скандал — директора Национального института рака обвиняют в злоупотреблении служебным положением и нерациональном использовании бюджетных средств. Это подтверждает и специальная комиссия Минздрава, которая на прошлой неделе завершила здесь свою проверку. Ее результаты уже даже обсудили на специальном заседании Комитета ВР по вопросам здравоохранения. Однако обнародовать выводы комиссии народные депутаты не планируют. Председателя комиссии, осуществлявшей проверку, участники заседания признали некомпетентным, сам отчет считают несовершенным и нуждающимся в доработке. Что именно обнаружили члены комиссии, «Дню» рассказали в общественной организации «Медицинский контроль». Последние несколько лет ее специалисты проводят собственный мониторинг деятельности института, и через личные связи им удалось получить на руки часть скандального отчета.

В нем говорится, что оборудование, которое закупил НИР в 2011 году за 38 миллионов бюджетных гривен, не используется. «Система рентгеновская передвижная стоимостью 780 тысяч гривен, система маммографическая стоимостью 4 миллиона 478 тысяч гривен, которая введена в эксплуатацию 23 декабря 2013 года, также не используется», — указано в отчете. Есть оборудование, срок эксплуатации которого уже даже закончился, а им так никто и не воспользовался.

ВСЕ ИМУЩЕСТВО ИНСТИТУТА СУД АРЕСТОВАЛ ЗА ДОЛГИ

Нарушения зафиксированы и в документах относительно закупки лекарств за государственные средства. Комиссия выяснила, что списки необходимых препаратов формировались в свободном порядке, без обсуждений и согласований с Минздравом. А с февраля 2014 года все имущество института вообще находится под арестом в соответствии с решением Голосеевского районного суда. Минздрав об этом даже не знал, хотя институт ему непосредственно подчинен. Оказывается, что институт — ответчик в многочисленных судебных делах за несвоевременную оплату поставки оборудования, по одному из исков НИР обязан возместить 750 тысяч гривен.

«По историям болезней видно, что некоторые лекарства списываются. Например, один препарат закупается большей партией, чем нужно, когда же срок действия завершается, его внезапно начинают выписывать пациентам. А несколько недель назад пациентка с диагнозом нейросаркома приобрела за свои деньги препарат «Доцетактин», так как в клинике якобы его не было. Как обнаружила проверка, на тот момент в больничной аптеке такого препарата, приобретенного на государственные средства, было 211 флаконов. Уже после выписки этой пациентке внесли задним числом в историю болезни, что этот препарат ей выписывался, — рассказывает член координационного совета организации «Медицинский контроль» Игорь Щедрин. — Кроме того, руководство института имеет возможности для махинаций при строительстве нового корпуса. Этот корпус планировался еще с конца 1980-х годов, а уже при Януковиче директору института Игорю Щепотину удалось выбить средства на его строительство. Но почему-то деньги пошли на облицовочные материалы по завышенным ценам, кроме первого этажа, сейчас больше ничего нет.

В приемной Игоря Щепотина нам сообщили, что директор сейчас болеет, на уточняющие вопросы отвечать не захотели, быстренько положили трубку. Еще до начала проверки института министр здравоохранения Олег Мусий заявлял, что против директора Щепотина уже открыты уголовные дела за злоупотребление служебным положением. И именно на основе выводов комиссии будет приниматься решение, продолжит ли Минздрав контракт с нынешним директором, или будет искать другого руководителя для Национального института рака. Но даже имея выводы комиссии, Минздрав никаких решений не принимает. Эксперты «Медицинского контроля» говорят, что в Комитете ВР любые действия относительно НИР сейчас блокируются и засекречиваются.

ЗА ШЕСТЬ ЛЕТ — 50 ПРОВЕРОК

Сам же коллектив института разделился на два лагеря. Один поддерживает нынешнего директора и просит Минздрав как раз не вмешиваться в работу заведения. Другая же часть, которая объединилась в инициативную группу, требует отстранить директора от должности и изменить в заведении систему менеджмента. Хирург-онколог Владимир Тихонов рассказывает, что за последние шесть лет в НИР было более 50 проверок: от ГПУ, Счетной палаты, МОН, Минздрава, в основном проверяли финансовую работу заведения и искали факты злоупотреблений служебным положением.

«Директора можно было увольнять еще после первой проверки. Но из-за тесных связей с бывшей властью этого никто не делал. Если сейчас сменят руководство НИР, это будет второй раз, когда Щепотина уволят с должности приказом Минздрава. В 2000 году его устранили с большим скандалом, недаром после этого он часть жизни провел в США, обвинения были весомые. Я работаю в институте с 2006 года. И имею возможность оценить его на должности директора. Такой человек не должен возглавлять НИР. Все это время коллектив живет в атмосфере бесправия, административного и морального давления. А у нас работает более тысячи человек. Врача могут уволить по идеологическим принципам. Все специалисты, преимущественно профессора, доктора наук, которые могли противоречить директору, были вынуждены искать другое место работы», — рассказывает Владимир Тихонов.

Проблемы в кадровой политике института отмечают и члены комиссии Минздрава. Как рассказывают в «Медицинском контроле», о сокращении количества сотрудников им было известно и раньше, а теперь есть официальные доказательства. «За период с 2008-го до 2014 года количество кандидатов наук уменьшилось на треть — это вывод комиссии. Универсальный наукометрический показатель, индекс Хирша, практически на нуле. И это в онкологии, в главной клинике страны, где научные исследования — это неотложная потребность. Деградация научного потенциала института — это лишь симптомы его катастрофического положения. В операционные бригады приходится назначать врачей, которые только вчера освободились от суточного дежурства, так как укомплектованность НИР специалистами составляет 80%. При директоре Щепотине отсюда уволилось 117 врачей высокого уровня, в том числе доктора наук, специалисты с многолетним стажем», — отмечает Игорь Щедрин.

«КАК МОЖНО ВЫЗЫВАТЬ К ДИРЕКТОРУ ВРАЧА ВО ВРЕМЯ ОПЕРАЦИИ?»

Намерения врачей поддерживают и благотворительные фонды, которые уже не один год сотрудничают с институтом и видят ситуацию изнутри. Руководитель фонда помощи онкобольным детям «Краб» Лариса Лавренюк рассказывает, что в 2005 году организацию создали родители деток, которые стали пациентами Национального института рака.

«За эти годы увидели, что тендеры проводятся по непонятным схемам, приобретенных лекарств на детское отделение хватает максимум на полгода. А еще мы не можем понять, как можно вызывать к директору врача во время операции? Такая норма часто практикуется, когда операцию продолжает другой хирург, который вообще к ней не готовился», — рассказывает женщина.

Врачи говорят, что стараются сделать все, чтобы пациенты не почувствовали на себе внутренние конфликты. Но, наверное, не совсем удается. У Владимира Витюка уже семь лет в НИР лечится отец. Мужчина рассказывает, что от медперсонала много слышал негатива о жизни института, когда техническим работникам приходится покупать моющие средства за собственные деньги, врачей отстраняют от работы и ставят только на дежурство, по сути, лишая хирургической практики. Вместе с тем Владимир говорит, что в последние месяцы заметил позитивные сдвиги, — именно после начала врачебных протестов. Сеансы химиотерапии проводят для пациентов бесплатно и даже выписывают в аптеке лекарства, которые раньше приходилось покупать самостоятельно.

«День» будет следить за развитием ситуации.