МЕНЮ

Спецоперация а la francaise

Роман ГРИВИНСКИЙ, «День»
5 февраля, 2016 - 13:55
Галя Акерман — о том, почему Canal+ решил подражать Russia Today?

1 февраля Canal+, один из самых популярных во Франции кабельных телеканалов, показал фильм, который, очевидно, заставил многих зрителей внимательнее присмотреться к значку в углу экрана: а не включили ли они случайно российский Russia Today? Речь о «специальном расследовании» Поля Морейры «Украина: маски революции», посвященном событиям нескольких последних лет в Украине.

52-минутная лента рассказывает об «ультраправых вооруженных группах», которые диктуют свою волю правительству, о поддержке националистов Вашингтоном, а также о преимущественно русском населении Крыма, которое решило объединиться с Россией. Словом, видим здесь мифы, известные каждому, кто не пожалел своего времени для знакомства с российскими пропагандистскими медиа. Собственно, несмотря на заявленный жанр, фильм трудно назвать расследованием, ведь никаких новых фактов он не раскрывает.

Зато украинский зритель наряду с откровенной пропагандой найдет в нем множество малозаметных фактологических ошибок. Так, например, рассказывая о Небесной сотне, Морейра почему-то показывает зрителям билл-борд с политической рекламой «свободовца» Юрия Сиротюка. Это и не удивительно, ведь тема Украины для автора — новая. Речь идет не о журналистском расследовании, а скорее о концентрированном изложении на французском языке новостей федерального «Первого канала». Последний, кстати, как и ряд других российских СМИ, уделил фильму Морейры немало внимания — в 4-минутном сюжете российские журналисты приписывают ему «эффект разорвавшейся бомбы», приведшей к «краху представлений европейского зрителя».

На самом же деле, на взгляд историка и эссеиста, директора российского бюро журнала Politique Internationale Гали Акерман из Парижа, влияние фильма на настроения французского общества не стоит переоценивать. «Хотя тот факт, что лента вышла именно на Canal+  — это все же очень плохо, — констатирует она в комментарии «Дню». — Фильм Морейры смотрю очень внимательно и с карандашом, ведь собираюсь о нем писать. Следует принять во внимание, что этот человек приехал в Украину впервые. В начале фильма Морейра чистосердечно признается, что за Майданом наблюдал по телевизору. Думаю, что, в отличие от многих других французских журналистов, которые ездили и продолжают ездить в Украину, он просто недостаточно компетентен. Интересно, что в титрах фильма ничего не говорится о местных консультантах, о людях, которые помогали ему в Украине. На мой взгляд, это не случайность. Знаю, что часть перевода сделала журналистка Анна Чесановская-Жаяр, которую точно нельзя заподозрить в предубежденности относительно Украины. Но ее использовали вслепую, ведь на руки она получила лишь отдельные куски интервью. По словам Анны Чесановской-Жаяр, там были полностью нормальные мысли, из которых потом выхватили отдельные фразы. Интересно, что ее имя в титрах оставили — как своеобразное алиби. Люди же, сопровождавшие Морейру в Украине, остались за кадром. Мосийчук и Билецкий говорят в фильме на русском языке, потому что, по словам Морейры, местная переводчица не знала украинского языка! Где он такую нашел?..»

Галя Акерман удивляется, почему фильм об Украине делает человек, который никогда раньше там не был, не знает ни украинского, ни русского языка. «Подозреваю, что Морейру просто использовали — подсунули ему нужных людей, возможно, подсказали общую идею ленты. Как слепой конь он пошел туда, куда его повели, — рассуждает она. — Документалист всегда зависит от своих советников. Творцы фильма создали видимость независимого расследования, но пригласили журналиста, который априори не мог осуществить его самостоятельно. Кажется, Поль Морейра — человек довольно тщеславный, поэтому заставить его заглотнуть такую «наживку» было несложно».

На взгляд Гали Акерман, речь идет о классической спецоперации, проведенной еще по советской традиции руками западных журналистов. «Ведь одно дело, когда такой фильм показывает канал «НТВ» или новостное агентство Sputnik, и совсем другое — когда он появляется на Canal+, — объясняет она. — К сожалению, эта лента вписывается в те настроения, которые в значительной мере распространены сегодня во Франции. И речь идет не об отношении к Украине, а о желании любой ценой возобновить дружбу с Россией и снять санкции. Этого хотят ультраправые и вообще значительная часть «правого» спектра. Аплодировали бы такому решению и многие представители бизнес-сообщества. Поэтому можно сказать, что, немного подлив масла в огонь, этот фильм выполнил свою функцию».

Следует отметить, что на появление ленты оперативно отреагировало Посольство Украины во Франции. Еще до выхода фильма в эфир дипломатическое ведомство обратилось с письмом к главе Наблюдательного совета медиагруппы Canal+ Винсенту Боллоре, в котором просило отказаться от показа. «В погоне за сенсационностью этот «документальный фильм» использует примитивные методы журналистской манипуляции, в том числе — путем манипулирования комментариями респондентов, которые были искажены в переводе, и сфабрикованными изображениями», — говорилось в заявлении. Однако, по словам Гали Акерман, то, что эти усилия окажутся напрасными, было понятно сразу, ведь помешать выходу фильма или книги во Франции, даже если они содержат ложь или клевету, почти невозможно — для этого нужно как минимум судебное решение. Даже сейчас, после довольно негативной реакции на фильм французского медиасообщества, Canal+ не изменил свою позицию и планирует показать ленту еще раз. В то же время, по информации Укринформа, канал согласился в ближайшие дни провести телевизионные дебаты относительно фильма при участии его автора и ведущих французских экспертов.

Кстати, активная позиция французских медийщиков — это, наверное, единственное, что вдохновляет во всей этой истории. Критические статьи о фильме Морейры появились сразу в нескольких влиятельных изданиях. А на сайте журнала L’Obs было опубликовано резкое открытое письмо, подписанное, в частности, корреспондентами, работавшими в Украине. Довольно однозначно высказался относительно ленты журналист Бенуа Виткин в своем материале для Le Monde. Его, в частности, удивило отсутствие каких-либо упоминаний о российской агрессии. «Канал лишь потеряет от появления этого фильма в эфире»,          — резюмирует он в своей статье. «Виткин не раз бывал в Украине, но назвать его «украинским патриотом» трудно, думаю, он просто честный журналист», — объясняет Галя Акерман. Что же касается украинских дипломатов, то их задача, на ее взгляд, сегодня заключается прежде всего в том, чтобы пропагандировать альтернативные точки зрения относительно событий в Украине. К слову, в письме нашего посольства Canal+ было упоминание о других документальных лентах об Украине. Одна из таких, посвященная искусству Майдана, на днях появилась в эфире канала Arte.