«Секрет» – в сопереживании»

Александр Хоменко — о том, что делает снимки неповторимыми

Александр Хоменко, бильд-редактор и фотограф «Громадського», один из фотографов проекта Ukrainer, — обладатель «Золотого Дня» -2017 и Гран-при XX Международного фотоконкурса «День 2018», автор очень многих фотографий человечных и о людях. Он завершает отбор работ на уже 22-й наш Фотоконкурс и рассказывает об особенностях 2020-го фотогода и собственного «почерка» в съемке.

«ШАНС ДЛЯ ОБУЧЕНИЯ»

— В одной из ваших заметок на «Фейсбуке» есть следующие слова: «Ковид принес много проблем, но вместе с ними и много полезных открытий». Можете их назвать?

— Это, собственно, скорее не открытие, а шанс для обучения, мне кажется. Мы учимся жить в условиях, в которых раньше не жили, наблюдаем, как общество реагирует на вирус. Многие начали работать дома — для кого-то это полезно, стало удобнее. В то же время есть такая тенденция, что работы стало больше.

Происходят изменения в обществе, которые еще продолжаются, и неизвестно, какие мы выйдем из этой пандемии. Появились новые темы для работы для журналистики — хватает тем, связанных с коронавирусом. Хотя сам по себе коронавирус всех утомил, я думаю. Потому что хочется чаще встречаться с друзьями, ходить на разные культурные события, не бояться, что вы или кто-то близкий подхватите эту заразу и будете отсиживаться дома или, не дай Бог, окажетесь в больнице. То есть это стрессовый год для многих из нас, но он приносит и свои какие-то положительные стороны.

Среди таких позитивов вы назвали учебный курс от Thomson Reuters по освещению тем, связанных с коронавирусом. Можете поделиться этим опытом? Что он вам дал?

— Это довольно основательный курс, который длился почти три месяца. На этом курсе учились журналисты из Грузии, Армении, Азербайджана, Молдовы, Беларуси и Украины, то есть стран Восточного партнерства. Юольше всего было украинцев. Было много отдельных теоретических лекций на различные темы: обработки информации, экономических аспектов COVID-19, отдельно SMM. Мы научились работать с разными сферами, к которыми так или иначе имеет отношение журналистика.

Мы учились делать питч-истории, подавали свои идеи, менторы их поддерживали или критиковали. Ведь в чем самая большая сложность искать тему? В том, что тема должна быть конкретной. Вы должны конкретно понимать, что вы будете писать или о чем вы будете снимать. Прекрасно, когда через какой-то пост или другие сообщения имеете об этом конкретное представление. А если с этим не очень? Так было у меня. Я понимал, что хочу написать о каком-культурном явлении во Львове в контексте коронавируса, — и выбрал Львовскую оперу. Но я не знал, как и что там устроено, мне пришлось выполнить много подготовительной работы. В такие моменты хорошо учишься собственно препродакшену.

УЧЕНИКИ ВТОРОГО КЛАССА СЛУШАЮТ УЧИТЕЛЬНИЦУ ВО ВРЕМЯ ПЕРВОГО УРОКА В ЛИЦЕЕ «АКАДЕМИЯ», 1 СЕНТЯБРЯ 2020

В завершение нам был предоставлен грант от фонда Thomson Reuters, и мы делали историю. И сейчас те, кто будет учиться на курсе Thomson Reuters, имеют возможность податься на несколько больший грант — для большего проекта, я как раз подал запрос и надеюсь, что он получит поддержку.

Что же касается самого курса, то одно из самых важных занятий абсолютно для всех журналистов было занятие по травматизации и работе с травмами. В своей работе мы часто сталкиваемся с тяжелыми темами, приходится говорить с людьми, пережившими травмы, и самым таким образом переживать определенные психологические травмы. Проблема в том, что часто мы не знаем, что с этим стрессом делать. Это было занятие, которое, убежден, привлекло внимание всех слушателей курса. Его вела преподаватель из Грузии, специалист в этой сфере.

Кроме знаний, у нас остались еще материалы из самых лекций, мы можем всегда посмотреть тему.

Очень интересной была лекция о незащищенных группах населения, пострадавших от COVID-19 — люди, больные раком, наркозависимые ... Меня интересовала также экономика, в которой я плохо ориентируюсь, но даже она оказалась интересной и понятной.

«РЯДОВОЕ СОБЫТИЕ ПРЕВРАТИЛОСЬ В ПРОЯВЛЕНИЕ НАРОДНОГО ДУХА»

— Многие ваши коллеги и так же посетители наших фотовыставок, где представлены ваши работы, восхищаются вашим умением чувствовать героев своих снимков, раскрывать их личности через фотографии. На ваш взгляд, в чем «секрет»?

— Мне хорошо удается раскрывать героя, если я его почувствовал и сопереживаю ему. Если у меня самого есть эмоциональная реакция на него. Это, возможно, не совсем журналистский подход. Потому что говорят, что журналист должен быть непредвзятым, максимально объективным. Это не совсем обо мне. Когда я делаю какую-то важную для себя историю, так или иначе сопереживаю. И это неправда, что журналисты не сопереживают людям, с которыми работают. Собственно, отсюда и стресс. И когда мы сопереживаем, то включаем какие-то личные механизмы, добавляем что-то свое, что делает фото, или текст, или видео неповторимым.

— В этом году какие герои съемок вам больше всего запомнились или больше всего вас «зацепили»?

— Я довольно много снимал разных коронавирусных тем, последняя довольно интересная была об опере. Я вернулся к съемке большой истории о Марине, больной раком (напомним, на фотовыставке «Дня»-2017 была представлена работа «Красавица» — фотография Марины Дихтярь, больной редкой формой рака. Для преодоления болезни Марина и сейчас нуждается в помощи, которую можно перевести на карточку Приватбанка 4149 6293 1544 0941, «Авальбанка» 4149 5010 2113 5661, Сбербанка: 5469 4000 3935 2922, через PayPal: ludmila.vlasova777@gmail.сom/ WesternUnion / MoneyGram: Dikhtiar Maryna. — Авт.), но, наверное, не буду подавать ее в этом году, потому что она еще не готова. Мне до сих пор приходят отзывы на историю «Пробуждение», которую я опубликовал в Reporters в начале года — обо мне, жене и ребенке.

Мое основное изменение по отношению к фотографии в этом году обусловлено ??тем, что я сознательно решил снимать меньше новостных материалов и больше тематических. Но поскольку я сейчас работаю прежде всего как бильд-редактор, то есть с изображениями других людей, то не так часто снимаю. На самом деле это очень истощает. Я сегодня просматривал эти съемки: из новостных понравившаяся мне в этом году — суд над Сергеем Стерненко, который продлился целый день, и там произошла известная драка с «Беркутом», там много всего было... Это история, когда рядовое событие (суд — это обычно скучная и тяжелая история, потому что она долго снимается) превратилось в проявление народного духа. Жаль, что в этом году у меня не было возможности снимать Марш непокоренных 24 августа, потому что не был в Киеве. Я абсолютно убежден, что это одно из самых важных, если не самое важное из новостных событий в столице за весь год. К сожалению, я пропустил также мероприятия, связанные с годовщиной Иловайска.

ИННА ВМЕСТЕ С ТРЕНЕРОМ И ТРЕМЯ ДРУГИМИ ЖЕНЩИНАМИ ТРЕНИРУЕТСЯ ВО ВРЕМЯ КАРАНТИНА, ИСПОЛЬЗУЯ ВИДЕОСВЯЗЬ

Сама ситуация с коронавирусом вносит в привычные темы новые тона. Например, мы ежегодно снимаем 9 мая День Победы, и обычно получаются очень похожие картинки и сюжеты. Но в этом году он был особенным, и по картинке тоже. Там были какие-то внутренние сюжеты, было интересно снимать, и в результате осталось много хороших фотографий. Все проходило не так, как всегда, и это один из плюсов, который вносит нотку новизны. Мы от коронавируса устали, но я стараюсь искать позитив.

Первое сентября было прекрасным, мне повезло со школой. Три фотографа «Громадського» снимали в трех разных школах, и мне повезло, потому что в той школе, где я снимал, все было очень активно и визуально интересно.

«РАКУРС И ВОЗМОЖНОСТЬ ПОДОЙТИ К МЕСТУ СЪЕМКИ С НЕОБЫЧНОГО УГЛА»

— По вашему мнению, что дают новейшие средства съемки, например коптеры, фотографам? Исходя из вашего опыта.

— Коптеры бывают очень полезными: скажем, недавно я снимал здания, которые могут быть разрушены из-за решения горрады о землеотводе (напомним, «День» писал о нем в материале «Скандальное проявление варварства» в сентябре с. г.), и жалел, что у меня при себе нет коптера. То есть архитектуру часто удобнее снимать с помощью них — больше возможностей выбрать лучший ракурс. Или видеограф «Громадського» Максим Левин снимал для отдельного спецпроекта реку Припять в Чернобыльской зоне. Только коптером можно было это сделать, потому что история была о речном пути, и это устройство дает особенную, немного необычную картинку из Чернобыльской зоны. То есть главное, что он дает, — ракурс и возможность подойти к месту съемки с необычного угла. Но много фотографий с помощью коптера все равно не сделаешь. Им хорошо работать, как раз когда много пространства. Коптер — это хорошо, но им тоже надо учиться хорошо снимать, есть свои особенности.

В этом году пройдет уже 22-й Международный фотоконкурс, который организует редакция «Дня». Какие работы планируете подать на него?

— Это все определяется в процессе, как раз сегодня, кстати, я уже несколько отобрал. В основном это будет журналистская съемка — немного тематической, немного новостной, немного коптера.


Важно! Идя навстречу просьбам тех фотолюбителей, кто очень хочет, но пока не успел отобрать и отправить свои лучшие фотографии за 2020-й год, редакция продолжает прием работ для участия в ХХІІ Международном фотоконкурсе «Дня» — до 8 ноября.