Выступление под открытым небом

Оркестр Львовского театра им. Марии Заньковецкой нашел выход, чтобы даже во время карантина общаться с публикой

Так и хочется сказать: не представлениями единственными! Это я сейчас о выступлениях под открытым небом, которые проводил в летние месяцы оркестр Львовского национального украинского драматического театра им. Марии Заньковецкой. В программе концертов, а их было немало, - популярная классика, песни из спектаклей и кинофильмов и песни в исполнении актеров театра.

Что побудило к этакой активной концертной деятельности во времени карантина, когда театр не проводил хозяйственной деятельности, - далее в разговоре с руководителем оркестра народным артистом Украины Богданом Мочурадом. Также - об импровизированных концертных площадках, реакцию публики, немножко - об истории музыкального Львова, проект «Открылась жизнь» и не только.

— Идея выступлений за пределами театра и под открытым небом возникла в мае, — рассказывает Богдан Мочурад, — когда пошел второй месяц карантина. Мы работали онлайн — я раздал произведения оркестрантам, а они самостоятельно учили, сводили это по группам. И потом мы поняли, что надо куда-то это вынести, чтобы, с одной стороны, — оценил слушатель, с другой — мы тоже соскучились по живому общению со слушателями. Так, в июне сыграли два концерта, но потом заболело несколько сотрудников театра, и мы приостановили работу. А после отпуска, в августе, сыграли целый ряд концертов.

— Наверное, была какая-то генеральная линия этих выступлений?

— Каждое выступление было посвящено какому-то нашему актеру, и в этом ничего удивительного нет, потому что Театр им. Заньковецкой всегда славился актерами, которые очень хорошо поют, хотя мы драматический театр. У нас мастера с интересными голосами и репертуаром. Пели Валентина Мацялко, Василий Коржук, Дарья Зелизная, Ирина Швайкивская, Мария Шумейко, Людмила Никончук и наш друг Олег Лихач, солист Львовской национальной оперы. Программа каждого выступления подбиралась специально, чтобы это были произведения, которые они чувствуют. Знаете, порой драматические актеры глубже поют песни, потому что глубже вчитываются в текст, передают его...

— А еще ведь были у вас две программы для медработников.

— Мы давали концерты в Восьмой и Первой больницах (поликлиническое отделение). Нас там очень хорошо приняли. Пел Дмитрий Каршневич «Я не сдамся без боя» из репертуара Святослава Вакарчука. Потом я нашел в Интернете сообщение женщины, которая, больная коронавирусом, лежала в то время в Восьмой больнице в тяжелом состоянии. «Была совершенно обессиленна, совершенно депрессивная от этой болезни, а когда вживую услышала «Я не сдамся без боя», то решила, что не сдастся без боя. И с того момента почувствовала жажду жизни и пошла на поправку». И я тогда подумал, что стоит делать концерты даже ради одной женщины, которая почувствовала, что хочет выздороветь!

— Я смотрела в прямой трансляции фрагменты тех концертов. И медики тоже воспринимали ваши выступления очень хорошо. Невооруженным глазом было это видно!

— Они были очень истощены, измучены... Я, конечно, подобрал на те наши концерты очень оптимистичный репертуар, жизнеутверждающий. И после концерта они говорили нам, что получили очень хороший подарок. Очень благодарили! И это также убеждало нас, что такие вещи нужно делать.

— Если можно, подробнее, пан Богдан, расскажите о репертуаре

— В каждый концерт я вкладывал капельку классической музыки — для того, чтобы даже рядовой слушатель, который приходил под балкон нашего театра и который не очень понимает классику, учился ее понимать. Мы играли популярную классику — Оффенбах, Штраус, Кальман... С другой стороны, в каждой программе была украинская песня или украинская музыка — тот же Скорик, памяти которого мы играли несколько произведений, Поклад, народная украинская песня. А еще произведения из спектаклей: «Гуцулка Ксеня», «Шарика», «Сильва», «Сватовство на Гончаровке», «Моя прекрасная леди», «Субботний ужин», «Фиалка Монмартра... Потому музыка ко всем им очень интересная — содержательная, красивая, эмоциональная!

— Но выступления проходили не только на балконе театра?

— Мы открыли для себя Сад собора Святого Юра возле церкви Святого Юра. Играли там очень объемную, из двадцати одной композиции, программу в двух частях — это была музыка из фильмов о любви. Собственно, в этом концерте звучали почти все новые произведения, которые мы подготовили во время карантина. Хотя в тот вечер во Львове был страшный ливень, но люди не разошлись. Когда дождь утих, концерт состоялся. Многие музыканты играли соло. Пели — Марта Кулай и Лидия Остринская. Это был очень хороший романтический вечер.

— А сейчас еще играете вне театра, потому что сезон начался?

— Кончилось лето — кончились наши концерты. Но мы очень довольны, что те наши живые выступления были. Потому что к балкону приходили до трехсот слушателей! Мне кажется, что это — очень много. Сейчас во Львове есть конкуренция за слушателя. А к нам под балкон приходили, слушали, поддерживали, хлопали... Даже танцевали! Поэтому, мне кажется, эта наша идея — удачная!

Мы ищем новые формы общения со слушателями, формы подачи материала. Кстати, еще в 1960-е наши оркестры (и филармонический, и оперный) очень часто играли в Парке культуры им. Богдана Хмельницкого — на Летней эстраде, в Зеленом театре. Даже, говорят, был оркестр, игравший на танцах — напротив университета Франко, в ротонде в Парке Костюшко. Мне кажется, что это стоит возрождать. Надеюсь, что, возможно, на следующий год, может быть в мае, когда уже будет тепло, мы восстановим такие выступления.

— Несколько лет «День» освещал ваш проект «Открылась жизнь» с участием незрячих исполнителей. Наверняка, он сейчас поставлен на паузу?

— Есть на этот год финансирование проекта. Но из-за карантина не можем нигде взять залы. А выступить на улице не хватает денег, потому что это — дополнительное озвучивание. А мы получаем деньги только на транспорт и аренду зала. Поэтому на этот год все отменено. А была на май запланирована поездка в Ривное и Тернополь, и сейчас должны были ехать в Мукачево и Ужгород. Увы... Но этот проект не умер. Надеемся на лучшие времена.

— На последок скажите мне, сколько лет оркестру?

— Если честно, я не знаю. И, наверное, никто не знает. Единственное, что известно - из Тобольска во Львов после войны театр приехал уже с оркестром.

— А сколько времени вы возглавляете коллектив?

— 19 лет.