Общественно-политический строй, который был построен в СССР

Российско-советский коммуносоциализм глазами украинских эмигрантов

Общественно-экономический строй, созданный в Советском Союзе за два десятилетия между завершением Первой и началом Второй мировых войн, назвали социализмом. Под этим термином ленинско-сталинские пропагандисты понимали первую фазу «светлого будущего» всего человечества — коммунизма с распределением материальных благ по потребностям. В следующих полвека существенных изменений в стране не произошло. Правда, спичрайтеры ее руководителей были вынуждены придумать третью фазу коммунизма продолжительностью в несколько десятилетий под названием «развитой социализм» с распределением по труду, чтобы поставить ее между социализмом и коммунизмом. Однако новация была чисто терминологической и не отразилась на реальной действительности. Возникла она в результате неосторожного обещания Никиты Хрущева обеспечить советским людям распределение материальных благ в основном за потребностями уже в 1980 году.

Через три десятилетия после распада СССР советский строй все еще называют социализмом. Поскольку мыслители времен горбачевской «перестройки» мечтали о «социализме с человеческим лицом», а «перестройка» провалилась, так что этот порядок нередко называют «социализмом с нечеловеческим лицом».

Социализм — понятие многозначное. Чтобы понять, почему победила его ленинско-сталинский разновидность, стоит проанализировать высказывания украинских эмигрантов из национально-демократической и народническо-социалистической сред, посвященные «социалистическому строительству» в СССР. Мыслители из консервативно-гетманской и радикально-националистической сред этой темой не интересовались. Высказывания национал-коммунистов, которые находились под прессом цензуры и партийной дисциплины, нельзя назвать полностью свободными. Государственная граница их защищала.

ЧЕТИРЕ РАЗНОВИДНОСТИ СОЦИАЛИЗМАВ РЕВОЛЮЦИИ 1917 ГОДА

Тот социализм, который пропагандировали и строили вожди большевистской партии, качественно отличался от социализма, который фигурировал в творческом наследии основоположников марксизма. Идеальный общественно-экономический строй с распределением материальных благ по потребностям, который был порождением их фантазии, К. Маркс в «Критике Готской программы» (1875), опубликованной Ф. Энгельсом уже после его смерти — в 1891 году, разделил на две фазы. Для обозначения первой фазы с распределением материальных благ по труду Маркс использовал популярный в его времена термин «социализм», а за второй он оставил первичный термин «коммунизм» с распределением по потребностям. Разницы между фазами по признаку производства материальных благ он не видел. Обе фазы должны были, по его мнению, органично развиться после пролетарской революции, суть которой заключалась в ликвидации частной собственности на средства производства, товарно-денежных отношений и свободного рынка. Лозунг «экспроприации экспроприаторов», который требовал передачи экспроприированных средств производства в распоряжение пролетарских масс, проходил сквозной линией в «Манифесте Коммунистической партии» (1848) К. Маркса и Ф. Энгельса, что вполне устраивало вождей большевистской партии. Однако вожди преследовали другую цель: изъять средства производства в собственности граждан (а не только у крупных собственников — «экспроприаторов») и передать их в собственность построенного ими государства-коммуны, объединенного с их политической партией «нового типа», которая была основана на принципах «демократического централизма», то есть на безоговорочном подчинении низших по иерархии звеньев высшим.

Суть коммунизма в «Манифесте Коммунистической партии» укладывалась в одно предложение: «Коммунисты могут выразить свою теорию одним положением: уничтожение частной собственности». Воплощение в жизнь лозунга «экспроприации экспроприаторов» в форме национализации, т.е. передачи средств производства в руки нации, должно привести, по мнению основоположников марксизма, к появлению общенародной собственности. Правда, в переходе от капитализма к коммунизму средства производства должны были стать собственностью пролетарского государства, которое они назвали государством диктатуры пролетариата. Даже через три десятилетия после появления «Манифеста» Ф. Энгельс в работе «Анти-Дюринг» писал: «Первый акт, в котором государство выступает действительно как представитель всего общества, является одновременно последним самостоятельным актом его как государства. Вмешательство государственной власти в общественные отношения становится тогда в одной области за другой лишним и само по себе засыпает».

Приводила ли передача средств производства в руки нации к появлению общенародной собственности? Была ли возможной диктатура пролетариата, а не пролетарского государства? Нации, общества и классы — это аморфные сообщества, не имеющие «рук». Общественно-экономические преобразования, в том числе коммунистические, могли осуществлять только сообщества, имевшие иерархизированную структурированность, то есть государства и партии. «Экспроприацию экспроприаторов» осуществляло пролетарское государство. Сосредоточивая у себя все средства производства, которые обеспечивали членам общества средства существования, государство становилось всемогущим, а не «засыпало».

Ленин объявил себя сторонником революционного марксизма времен «Манифеста Коммунистической партии» и заклеймил европейских социал-демократов и их российских последователей, которые отказались считать себя коммунистами, потому что стремились к классовому миру, а не войне. Вернувшись из эмиграции в апреле 1917 года, он поставил перед единомышленниками задачу завоевать политическую власть, переименовать партию из социал-демократической в ??коммунистическую, принять коммунистическую партийную программу, создать государство-коммуну и, опираясь на нее, осуществить коммунистические преобразования.

Российские революции 1905 и 1917 гг. происходили с активным участием создаваемых радикально настроенными народными низами самодеятельных органов — советов. Советы находились на позициях классовой войны: рабочие депутаты требовали приватизации своих предприятий трудовыми коллективами, а солдатские — раздела помещичьих земель между крестьянами на уравнительных началах. По определению царского сановника Петра Дурново, народные низы в специфических условиях России были проникнуты экстремистскими настроениями «неосознанного социализма». Эти настроения он рассматривал как грозную опасность для господствующих классов, потому что впервые на историческую авансцену вступали миллионные массы мобилизованных в армию, то есть вооруженных и организованных крестьян.

Утопический социализм К. Маркса и Ф. Энгельса стал реальным, когда за дело взялся Ленин. Ведь вождь большевиков опирался на свою партию «нового типа» и создаваемое им в ходе революции государство-коммуну. Ленин сделал ставку на советы рабочих и солдатских депутатов, понимая, что рано или поздно доктринальные экстремисты, какими были большевики, должны были бы найти отклик в народных низах, охваченных стихийным экстремизмом. Его целью передать советам государственную власть, вытеснить из них конкурирующие социалистические партии, наполнить их большевиками и сочувствующими большевикам беспартийными депутатами и, сохраняя организационную обособленность советов и партии, превратить их в одну политическую силу. Итак, Ленин создал собственный вариант коммуносоциализма, использовав в нем как утопический марксистский коммуносоциализм, так и «неосознанный социализм» советских низов и ограничился лозунгом «рабочего контроля» не выступая прямо против намерений рабочих приватизировать свои предприятия.

Рассмотрим наконец последний, то есть европейский вариант социализма, которого придерживались партии, создавшие Украинскую Народную Республику. Находясь в эмиграции, лидеры этих партий пытались выявить причины поражения освободительной борьбы. Эти попытки помогают нам понять успех российских коммунистов, который в конечном итоге стоил огромных жертв народам бывшей царской империи, и прежде всего — украинскому народу.

Европейские социалисты, в среде которых распространялись марксистские идеи, назвали себя не коммунистами, как надеялись основоположники марксизма в середине XIX в., а социал-демократами, чтобы продемонстрировать свою преданность демократии и социальным реформам. Они подвергли марксизм глубокой ревизии, ориентируясь на классовый мир и поддержку частной собственности на средства производства, так как убеждались в необходимости согласовывать интересы труда и капитала, а не уничтожать капитал, который был равноправным с трудом рабочих агентом производственного процесса. Частное предпринимательство, связанное с использованием и приумножением капитала, рассматривалась ими как важная сфера занятий, которая материально обеспечивала все остальные сферы и давала возможность осуществлять социальные реформы. Правда, в Европе термин «социализм» остался только в названиях некоторых политических партий. Эволюция капиталистического строя породила понятие социального государства.

Начало. Окончание читайте в следующем выпуске страницы «История и Я»