МЕНЮ

Сила примера

Виталий КНЯЖАНСКИЙ, «День»
30 сентября, 2014 - 10:24
Украинские ученые призывают правительство применить европейский опыт послевоенного восстановления экономики

Выступая на Совете внешних отношений в Нью-Йорке, премьер-министр Украины Арсений Яценюк заверил, что в Украине стабильная ситуация, страна имеет все ресурсы для выполнения своих внешних и внутренних обязательств, а потому не объявит дефолт. В то же время он был вынужден объяснять имеющиеся у страны трудности: «Программа с МВФ писалась как мирная программа. Сейчас у нас несколько иные реалии, и возможно, мы пересмотрим ряд положений программы. Но мы уверены, что Украина не объявит дефолт»...

ПОЧЕМУ НЕ БУДЕТ ДЕФОЛТА

В тот же день в Киеве Президент Украины Петр Порошенко представлял стране свою «Стратегию-2020».  Среди озвученных им приоритетных сфер реформирования — борьба с коррупцией, обновление власти и бюрократического аппарата, судебная реформа, реформа правоохранительных органов, децентрализация и реформа государственного управления, налоговая реформа, дерегуляция и развитие предпринимательства, реформа системы безопасности и обороны, а также энергонезависимость нашего государства и дальнейшая популяризация Украины в мире.

Между тем в экспертной среде в эти же часы рассматривалась еще одна тема, открывающая большой простор для модернизации нашей страны и уже на практике доказавшая свою эффективность. Директор Института экономики и прогнозирования НАНУ Валерий Геец, отмечая необходимость оздоровления экономики Украины, на которой сказывается сегодня и экономический кризис, и вооруженная агрессия, обратил внимание на «опыт послевоенного восстановления экономик европейских стран на основе Плана Маршалла».

НУЖЕН ЛИ УКРАИНЕ ЭТОТ ПЛАН?

Академик отмечает, что ответы на этот вопрос его институт разрабатывает уже несколько месяцев и направил соответствующие выводы правительству и Президенту. «План Маршалла, примененный для европейских стран, имел две слагаемые, — говорит Геец. — Прежде всего это восстановление экономики. Но благодаря этому проекту Европе удалось стать  на путь формирования европейского сообщества и в конечном итоге — Европейского Союза. А поскольку и Украина сейчас стала на путь приобщения к ЕС, то для нас этот опыт очень важен, поскольку в нем и восстановление экономики, и успешная евроинтеграция». «Все, что тогда происходило в рамках Плана Маршалла, делалось чрезвычайно прозрачно, — отмечает директор института, — в ходе его реализации проводилось не только обновление отдельных секторов экономики, но и восстанавливалась финансовая стабильность, инфраструктура, формировалась соответствующая система, проводились обучение и переподготовка кадров. Все это сегодня необходимо и Украине».

При этом Геец подчеркивает, что далеко не всегда все решается объемом финансовой помощи. В пример он приводит послевоенную Германию и современную Боснию. В пересчете на нынешний курс первая получила по Плану Маршалла $200 на душу населения, тогда как Босния — в семь раз больше. Но Германия, по словам академика, работала и «мощно» возродила экономику, а Босния стала полностью зависимой от этой помощи и «сама сконсолидироваться не смогла». Ученый считает, что все зависит от того, как страна может организовать работу по реализации соответствующего проекта. Так, в 2013 году Украина сумела, по его данным, использовать лишь около 30% тех кредитных ресурсов, которые были для нее предназначены. Это свидетельствует еще и о том, что чрезвычайно важным является организационное обеспечение, которое предусматривалось Планом Маршалла.

НЕ СИЛА ОРУЖИЯ, А СИЛА ПРИМЕРА

Заместитель директора Национального института стратегических исследований (НИСИ) Александр Власюк посвятил свой доклад политическим аспектам Плана Маршалла. Предлагая этот план послевоенной Европе, США преследовали и свои прагматические цели — получить доступ на этот чрезвычайно емкий рынок, отмечает Власюк. Вместе с тем, по его мнению, США возобновили равновесие в сфере европейской безопасности и сохранили демократические ценности в этом регионе. Для этого использовалась не сила оружия, а сила примера, демонстрировались преимущества общества, которое уверено в своем будущем. Кроме того, экономические рычаги оказались очень эффективными для достижения политических целей.

Реализация Плана Маршалла, по мнению Власюка, никоим образом не ущемила ни независимость, ни национальные интересы стран-участников этого плана. Наоборот, США помогли Западной Европе укрепить свой суверенитет и обеспечить экономический рост. А те страны, которые не приняли План Маршалла, практически законсервировали свои политические и экономические проблемы, констатирует  заместитель директора. Аналогичная ситуация складывается и в Украине. Анализируя сегодняшний оборонный потенциал и ситуацию с военными действиями на востоке нашей страны, Власюк делает вывод, что внеблоковый статус не обеспечивает ей безопасности, тогда как предоставление современного Плана Маршалла открыло бы для Украины политические перспективы и, в частности, возможность перейти к проактивной внешней политике, принимать участие в формировании механизмов европейской безопасности.

ДОЛОЙ КАРТОЧКИ! ДА ЗДРАВСТВУЕТ НЕМЕЦКАЯ МАРКА!

«Хотя мы сегодня говорим о новом Плане Маршалла для Украины, — отмечает руководитель отдела внешней политики НИСИ Александр Шаров, — это не означает, что этот план нам нужно повторить детально, сделать какой-то дубль. План Маршалла — это просто мировой бренд, общепризнанный образец успешной программы международной финансовой помощи в возрождении экономики. США выделили странам-реципиентам $17 миллиардов (по нынешним ценам  приблизительно $160 миллиардов), из них было использовано примерно $13 миллиардов».

Для управления этой программой были созданы специальные учреждения — Администрация экономического сотрудничества, которая действовала под юрисдикцией страны-донора и была подотчетна двум министерствам США — МЗС (Госдепартаменту) и министерству торговли и возглавлялась очень известным бизнесменом, бывшим руководителем корпорации Studebaker Полем Гофманом. Другим специальным учреждением стала Организация европейского экономического сотрудничества — ныне Организация экономического сотрудничества и развития, которую мы получили в наследство от Плана Маршалла. Она, в отличие от Администрации, которая занималась движением материальных ценностей, занималась управлением финансами. Был также создан специальный европейский фонд, чтобы смягчить для европейских компаний негативные последствия роста конкуренции.

Финансовый механизм Плана Маршалла имел два варианта — бюджетный и банковский (в зависимости от специфики стран-реципиентов). Например, во Франции деньги проходили через бюджет, а в Германии и Австрии — через банковскую систему, что обеспечивало более тщательный контроль за их использованием. Причем в Германии для этого был специально создан Банк развития, существующий и сейчас. Шаров утверждает, что банковская модель обеспечила не только контроль за целевым использованием средств, но и позволила создавать так называемые встречные фонды, благодаря чему была  поднята роль национальной валюты в развитии страны. Предприятия, получавшие помощь от этих фондов в немецких марках, не возвращали их в США — они оставались у фондов для повторного кредитования промышленности. В результате 40% инвестиций, сделанных в то время, например, в угольную промышленность Германии, прошли через эти встречные фонды. Кстати, аналогичная схема применялась и во время объединения Западной и Восточной Германии. Используется она и сейчас... «Так что План Маршалла живет и помогает развитию европейской экономики», — утверждает Шаров.

Он подчеркивает, что План Маршалла создавался на основе компромиссной идеологии, а американцы — его создатели и исполнители — не были стопроцентными либералами-рыночниками. В подтверждение приводится коллизия, возникшая между Людвигом Эрхардом и американским генералом Люсиусом Клеем, отвечавшим за экономическое развитие Бизонии — англо-американской оккупационной зоны. На следующее утро после того, как Эрхард отменил в Западной Германии карточки, генерал высказал ему претензию, как это он, мол, посмел ослабить карточную систему в условиях дефицита продуктов?! Эрхард ответил: я ее не ослаблял, я ее ликвидировал — теперь единой карточкой в Германии будет немецкая марка. Так что План Маршалла не насаждал рыночные отношения, отмечает Шаров, но был наиболее эффективно использован именно там, где сами реципиенты помощи глубоко понимали преимущества рыночной системы.

Воспринимаются ли в сегодняшней Украине выгоды и возможности этого плана? Судя по словам экспертов, однозначного ответа на этот вопрос, похоже, пока нет.

КОММЕНТАРИИ

Татьяна ЕФИМЕНКО, президент Академии финансового управления:

— Такие механизмы, как План Маршалла, могут быть использованы для  возрождения экономики Украины после экономических и политических кризисов, с которыми мы столкнулись. Мы сегодня делаем исторический выбор: мы с вами европейцы или продолжаем по инерции быть производной бывшей советской системы. В этом основной вопрос. Но для того, чтобы принять этот план, нужна еще политическая воля. А мы, ученые, анализируем нашу ситуацию, делаем ретроспективный анализ и приходим к выводу, что, учитывая набор угроз и рисков, с которыми мы сейчас столкнулись, ситуация очень похожа. Но на новом витке истории обстоятельства несколько другие. Тем не менее, с точки зрения аналитики, мы действительно впервые за годы независимости столкнулись с таким резким усилением политических рисков. И нам нужно учиться у тех мировых лидеров, которые в свое время «перековали» свои недостатки в преимущества.

Александр ВАЛЬЧИШЕН, руководитель аналитического подразделения группы «Инвестиционный капитал Украина»:

— У людей, которые управляют страной, не смотря на то, есть ли у нее программа сотрудничества с МВФ, есть ли помощь от Мирового банка или других международных финансовых организаций, всегда должна быть еще и своя программа действий, собственная дорожная карта. Ее можно корректировать с учетом пожеланий МВФ и его мировоззренческим видением, но сейчас у нас внутренний план главных украинских чиновников и программа МВФ — это идейно то же самое. Речь идет о стабилизации экономики и возобновлении экономического роста в последующие годы. А план, если он есть, можно называть как угодно. Главное, чтобы он был и имел свою философию, предполагающую полное использование внутренних и внешних ресурсов, позволяющих возобновить экономику и обеспечить благосостояние  граждан.

Андрей НОВАК, глава Комитета экономистов Украины:

— Выступление Президента с программой «Стратегия 2020» я расцениваю в основном как популистское, сделанное в процессе избирательной кампании. Да и наши ученые недалеко от него ушли. Когда не хватает собственных инициатив и идей, нет базы для принятия интеллектуальных решений, то нередко используется метод стрелочника. Проблема переводится на внешние аналогии и образцы. И тогда возрождаются различные известные в прошлом инициативы и планы, которым уже больше чем полстолетия, реализовывавшиеся в несравнимых условиях. За последние 24 года мы это проходили уже не раз. Сегодня у нас совсем не та ситуация, какая была почти 70 лет тому назад в Германии и других европейских странах, когда там реализовывали План Маршалла.